Русский характер. Что заставляет наших людей отправляться в путешествия во время эпидемии

За тем, что большинство из нас может назвать безрассудством, стоит гремучая смесь какого-то почти детского своеволия с такой же инфантильной безответственностью.

Фото: REUTERS

Несколько лет назад я впервые столкнулся с этой особенностью российских туристов на примере своих знакомых. У них неожиданно захворал глава семьи. Врачи не установили ничего определённого, но, видимо, какая-то инфекция в организме жила, потому что мужчина чувствовал себя неважно и температурил.

Неделю спустя они сообщили, что не собираются отменять запланированный ещё в конце прошлого года зарубежный отдых и всё-таки отправляются в Тайланд. Ну и что, что муж болеет — на море поправится, а главное не пропадать же путёвкам, купленным к тому же с большой скидкой, сейчас за них деньги уже никто не вернёт...

Тот же аргумент сегодня повторяется многократно, усиленный массовым психозом из-за эпидемии коронавируса. Зарубежные страны — места традиционного отдыха россиян — одна за другой закрываются от туристов и очень неохотно выпускают тех, кто уже попал в эту ловушку. На конец минувшей недели в таком положении оказались тысячи российских туристов (по оценке Ростуризма, речь может идти о порядка 100 тыс. организованных туристов), застрявших за рубежом из-за мер по борьбе с распространением коронавируса: одних вынуждают выселиться из отелей, других не берут на борт, у третьих вообще отменили обратные рейсы.

В числе пострадавших — семья Скворцовых из Череповца, тоже не сумевшая отказаться от выгодной поездки на Филиппины, которая была запланирована осенью 2019 года. В путешествие череповчане отправились 8 марта, но очень скоро попали в объявленный в этой стране карантин из-за коронавируса.

«Я, моя жена и трехлетний ребенок — заложники, — поделился своей бедой глава семьи Владимир Скворцов с череповецким изданием. — Некоторые туристы в панике. Потеряли большие деньги. Сейчас снимаем отель на Себу за свой счет, в сутки 2 500 филиппинских песо. Собираемся в аэропорту, устраиваем пикеты, записываем видео, чтобы привлечь общественность. Было обращение нашего МИДа, нам пояснили, что сотрудничают с властями Филиппин, нас попросили быть сдержанными. Это первая информация за два дня. Что касается ситуации с коронавирусом, здесь огромная вспышка, есть умершие. Едим в ресторанах, кафе, воду покупаем в магазинах, масок тут просто не купить, многие ходят так. Как себя защитить — непонятно, надеемся на бога, верим в судьбу, больше ничего не остается».

История четы Скворцовых, попавших в западню на Филиппинах, вполне типичная. Их в ловушку толкнуло нежелание отказываться от отдыха и терять деньги.

Кто-то из пассажиров в Шереметьево рассказывал, что вообще-то они должны были улетать на отдых 22 марта, но «позвонили из авиакомпании „Победа“ и сказали, что можем улететь уже 20 марта. И даже прислали билет». Ну как от такого отказаться?!

Кто-то наоборот — до последнего оттягивает возможность улететь домой на чартере из той же Черногории, пытаясь полностью использовать дни оплаченного отпуска, и ничего не желает слушать: «Что вы меня расстраивать собираетесь, что ли? Наоборот, есть шанс еще пару дней отдохнуть! Лучше мы его используем!»

«Сделайте, пожалуйста, все от вас возможное, чтобы границы России с Таиландом закрыли! Чтобы людям нормально и честно вернули деньги из-за ситуации с коронавирусом! Мы не хотим лететь! Потом, когда ситуация стабилизируется, мы все равно прилетим в Таиланд! А сейчас это выглядит так, будто Таиланд пытается зарабатывать на нашем здоровье!..» — это уже из сообщений, которые в эти дни в массовом порядке приходят в российский МИД. То есть люди фактически просят государство защитить их от самих себя — похоже, для многих именно борьба с собой — главный вызов сегодня. Логика, похоже, тут очень простая: «Проблема в том, что деньги не возвращают, так как границы не закрыты! И получаются все деньги на ветер... Мы, наверное, полетим...».

Люди возмущаются, почему не закрывается граница с Турцией: там столько заболевших, но рейсы не отменяют?! И тут же делают вывод для себя: «Если не отменён рейс и у нас невозвратные билеты, мы ничего не получим ни от авиакомпании, ни от отеля, так как Турция не закрыта!» То есть они всё-таки полетят...

А ещё у русских обязательно проявляется собственная гордость, причём, в самый неподходящий момент: они отказываются писать заявление, на основании которого посольство могло бы оплатить номер в отеле до прилёта чартера из России. Почему, если денег и так в обрез? Человек не хочет «ходить с протянутой рукой». Пусть помогают, но «просто так», без заявлений. Хотя уже давно нигде просто так ничего не бывает...

Сто тысяч человек, сорвавшихся с насиженных мест в едином порыве в то время, как другие люди по всей стране покупают гречку и тушёнку и уходят в самоизоляцию. Это как? «А вы не думали о том, что для нас это тоже самоизоляция?» — сказала в Шереметьево девушка, пытающаяся улететь в это своё «сказочноебали».

И я бы, наверное, не стал высокомерно относиться ко всем этим людям, обзывая их идиотами. Потому что частичка тех страстей, что терзают их, есть и во всех нас. Нам тоже крайне неприятно, когда за тебя принимают решения. Хоть бактерии, хоть люди. Но и нам тоже крайне трудно самим принять правильное решение в ситуации, когда любое решение будет неприятным. Уж лучше бы его кто-то всё-таки принял за нас.

Это противоречие — часть нашего общего характера. «Русского», неколебимого и неизбывного... «Русские на сдаются», — так, кажется.

А тот приятель, что когда-то больным слетал в Тайланд и всё-таки остался жив, и нынче до последнего пытался устроить себе зарубежный отдых. И сдался только после того, как закрылась последняя европейская граница — латышская. Теперь он вместе с семьёй будет точно отдыхать на даче — в соседнем районе.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.