Сильная женщина. Татьяна Войтова: «Сама всё сумею и сделаю!»

Этот жизненный девиз начальника цеха ДСП Череповецкого фанерно-мебельного комбината помогает ей быть эффективным руководителем производства и при этом оставаться настоящей женщиной.

Фото: СамолётЪ

Накануне «женского» дня в общественном пространстве традиционно обостряются дискуссии о равенстве полов, опрометчивое деление профессий на «мужские» и «женские». На деле же получается, что равенство зачастую не выходит за рамки информационного поля и до реальной жизни со всеми ее пролонгированными взаимодействиями попросту не доходит.

Ну вот, например, согласно последним исследованиям, во всем мире (конечно, не без исключений) в точных науках и на инженерных специальностях практически нет женщин.

Получается, что наша героиня — в каком-то смысле то самое исключение.

Как так вышло? Татьяна Войтова вспоминает, что в Череповецкий лесомеханический техникум, традиционную «кузницу» кадров для ЧФМК, попала что называется «за компанию» — друзья уговорили.

— Мне кажется, большинство молодых идут учиться, потому что их либо родители заставляют, или, как я, туда, где знакомые учатся. И лишь единицы — те, у кого есть мечта. У меня в техникуме много знакомых было, да и большой альтернативы на самом деле я не видела. Специальность — древесные плиты и пластики. Отучилась и по распределению попала сюда.

Возможно, дело не в женщинах

Когда по распределению Войтова пришла в заводскую лабораторию, в голове, как у многих советских выпускников, была мысль: «вот отработаю положенное и уйду». Но так и не ушла. Работала по сменам. Заочно поступила в Лесотехническую академию, да так увлеклась, что не только с отличием закончила основное обучение, но ещё и аспирантуру. Правда, кандидатскую диссертацию защищать не стала, хотя она есть, готова — лежит в шкафу — «Выпуск низкотоксичных древесностружечных плит». Зато диссертация стала основой патента на изобретение, принадлежащего Войтовой, на основе которого, кстати, работает цех, которым руководит Татьяна.

— Хотя мне за это и не платят, — улыбается Войтова. — А я и не настаиваю, у меня спортивный интерес.

Потом в трудовой биографии Татьяны были должности технолога производства плит, заместителя начальника цеха ДСП — главного технолога. А когда начальник стал главным инженером комбината, Войтова сама стала начальником — цеха.

Под её руководством больше двухсот человек, преимущественно мужчины. Согласитесь, для наших реалий и типичных представлений это не совсем обычно. Учитывая прежний бэкграунд начальника цеха, сомнений в её технологической подкованности нет. А вот как удаётся управляться с мужиками?

— Мне кажется, что женщине руководить женщинами вообще невозможно, — отвечает Татьяна. — Конечно, это моё субъективное мнение. Но у нас коллектив — и женщины, и мужчины — все хорошие. Конечно, все с особенностями, разные, поэтому и жить интересно. Адреналин, драйв. Кто-то придёт пожаловаться, кто-то — с предложением, а кто-то и поплакать. Но с одними женщинами, мне кажется, было бы сложнее. Знаете, я совсем не завидую коллеге из цеха по производству фанеры — у него под началом почти 80% женщин. Хотя... Вот у нас всё автоматизировано, доля ручного труда минимальная. А если ты всю смену врукопашную кидаешь фанерный шпон, который ещё надо уметь правильно взять, чтобы он не сломался, то, думаю, наверняка какая-то усталость наступает, тяжесть. Там, где много ручного труда, всегда сложнее. Так что, возможно, дело и не в женщинах.

О чём у начальника цеха болит голова?

Естественно, я задал Татьяне Войтовой и этот вопрос. Она ненадолго задумалась, словно прикидывая, как проще объяснить свои заботы непривычному человеку.

— У нас очень широкий ассортимент. Недавно коллеги из другой компании приезжали — сочувствовали. Но в наше время широкий ассортимент — необходимость. Крупные мировые производители, выпускающие по 500-600 тысяч, а то и по миллиону кубометров плиты в год, могут себе позволить работать сменами на одном каком-то формате, затем размещать на складах и предлагать покупателям большие партии. А мы делаем до 300 тысяч кубометров и с их объёмами конкурировать не можем. Наша фишка — в другом, в том, что мы можем выпускать небольшие партии, которые срочно нужны потребителю. Если у крупного производителя за нужной плитой надо вставать в очередь и смириться с тем, что меньше вагона не возьмёшь, то мы отгружаем сразу и машинными нормами. Поэтому у нас и ассортимент такой широкий. И как любой широкий ассортимент, он неизбежно ведёт к снижению производительности. А задание по производству нам никто снижать не собирается. С другой стороны, все люди ходят на работу за деньги, есть план, расценки, все должны деньги зарабатывать. Кроме того, мы занимаем на рынке нишу дорогих плит. Не идем на то, чтобы повышать количество за счет качества. Строго за этим смотрим. Поэтому наша задача — чтобы было и количество, и качество. Следим за охраной труда — наше производство пожаро- и взрывоопасное. Поэтому людей надо в тонусе держать, они ведь со временем имеют свойство расслабляться...

Инициатива приветствуется

Спрашиваю у начальника цеха: «Вот, говорите, люди хотят заработать. Они что-то делают со своей стороны для этого?»

— Инициативы, конечно, маловато, — вздыхает Войтова. — Я как-то объявила конкурс в цехе. Предложила подавать предложения в простом письменном виде: вы опишите, мы сами всё посчитаем. И, знаете, мне принесли всего два предложения. Не хотят дюди придумывать, хотя были объявлены премии. Предложения не пошли. Я на собрании спросила: почему не подаете? Отвечают: мало платите. Ну, как? 2 тысячи премии за первое место, за второе — 1,5 тысяч, за третье — 1 тысяча. Это только за то, что на бумаге записал свои соображения. Конечно, людей надо шевелить. Молодежная организация у нас есть, может, ей в этом поучаствовать? Я помню, у нас была комсомольская организация. Дом культуры Северный был наш, комбинат его строил, уже позже его городу передали. Так мы в свободное от работы время ходили бесплатно и отмывали его после ремонта. Это к примеру. У нас были слёты, другая общественная работа. А теперь молодые едут на турслёт — им смену ставят. Последний День молодежи решили отпраздновать за городом, и опять разговор: «вы мне смену поставьте». Чтобы кто-то свой выходной на это потратил — боже упаси! Раньше был дух соревновательности, азарт. Вот и сегодняшним молодым хочется сказать: не надо бы быть слишком меркантильными...

«Я сама!»

Татьяна Войтова отвлекается на телефонный звонок — рассказывает кому-то, кто и как в цехе будет работать в Международный женский день.

— К празднику готовитесь? — спрашиваю у Татьяны.

— Нас управление продаж попросило отработать в праздники — спрос большой. Люди согласны, двойная оплата и все такое. Люди у нас хорошие. Текучки нет.

— Как сами отмечаете 8 марта?

— Я считаю, что у нас в стране настоящий праздник один — 9 мая. Всё остальное — выходные дни. У нас, к примеру, 23 февраля — мужской праздник, и я всё думала, как поздравить мужчин? Набрала в интернете, оказывается есть даже такой праздник: Всемирный день мужчин, который отмечается в октябре, его, по-моему, мужчины и придумали откуда-то из Африки, чтобы подчеркнуть, что они тоже участвуют в процессе деторождения. Понимаете, какая разница? А у нас День защитника Отечества. Ребята моего поколения считали, что если мальчик в армии не служил, то девочка с ним и гулять не пойдет. Считалось, что он или больной, или еще что-то у него не в порядке. А сейчас от армии откосить считается геройством. Это ведь неправильно. Мужчина должен уметь защитить себя и семью. Я вот почему-то со студенческих лет могу разобрать и собрать автомат Калашникова, нас в техникуме научили, а почему он не умеет?

— С мужем не возникает споров, кто в семье главней?

— В семье у нас всё нормально. В семье мужчина всегда главнее. Мы с мужем работаем вместе. Он тоже по распределению сюда приехал, я уже работала, здесь и познакомились. Я вот всегда думаю, что дурам жить проще.

— Наверное...

— Это ведь тоже талант — притворилась дурочкой: «я не знаю, я не умею...» И обязательно найдется кто-то, кто сумеет и сделает всё за тебя. Я так не могу. Я всё умею, и сама всё сделаю. Мы с мужем не давим друг на друга.

Я слушаю Татьяну и вспоминаю ту гендерную статистику, засевшую в голове перед тем, как я отправился в цех к Войтовой. Слушаю и думаю: вот девочек в развитых странах с детства учат: вам открыты все двери и доступны все дороги. Поэтому в условные математики или инженеры, или технологи идут лишь те девушки, которые действительно этого хотят, — по крайней мере, в этом вопросе им уже ничего не нужно доказывать. Вот и начальнику цеха Татьяне Войтовой, наверное, уже не нужно никому ничего доказывать. Тем более, что и ЧФМК, кажется, относится к тому подавляющему большинству нормальных компаний, которым не важен пол: всем просто нужен нормальный, квалифицированный работник. Поэтому здесь и в должностях дискриминации нет...

Пока я размышляю о высоком, Татьяна говорит:

— Я, кстати, в своё время хотела написать справочник технолога — простой и понятный, потому что сейчас почти нет нормальных учебников, а если есть, то такие, что пока дочитаешь до конца абзаца, забудешь, о чём речь идет...

— Да, жаль, что не написали.

— А может ещё напишу, — смеется Войтова. — У меня еще есть время.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.