«Эта вода будет течь вечно». Тайна «адской скважины» в Белозерске разгадана?

Специалисты опасаются, что весь город в Вологодской области может целиком уйти в карстовый провал, повторив печальную судьбу Березников и Соликамска, — городов в Пермском крае.

Фото: СамолётЪ/Фонтанка

Двор дома на улице Шукшина оказался уникальным местом, под которым скрывался не только водонапорный горизонт под давлением в 10 атмосфер, но и сразу три тектонических трещины и в придачу карст, который трогать вообще нельзя.

Загадка «Белозерского титаника» — вечнотекущей скважины, пробуренной на одном их городских участков, волнует не только региональные СМИ. Большую публикацию по этому поводу подготовила «Фонтанка». Интерес питерского издания не случаен: скважина образовалась на участке, принадлежащем жительнице города на Неве Наталии Огурцовой.

Разбираясь в причинах ЧП, питерские коллеги обнаружили много новых и интересных фактов.

Главное открытие — простое желание бизнес-леди из Питера иметь свой источник воды на даче и непрофессионализм бурильщиков привели к тому, что в Вологодской области целый город (памятник истории и культуры!) может уйти в огромный карстовый провал.

Много из того, о чём пишет «Фонтанка», нашим читателям давно известно. К примеру, предыстория того, что привело к появлению на белозерской улице Шукшина настоящего петергофского фонтана (только без статуи Самсона).

О безуспешных попытках заткнуть этот фонтан СамолётЪ писал довольно много. Но, оказывается, самое интересное открывается только сейчас, когда к разработке проекта восстановления водоупорного горизонта, который был нарушен скважиной, подключилась кандидат технических наук, доцент кафедры бурения скважин Горного университета Елена Цыгельнюк.

Как полагает учёный, двор дома на улице Шукшина оказался уникальным местом, под которым скрывался не только водонапорный горизонт под давлением в 10 атмосфер, но и сразу три тектонических трещины и в придачу карст, который трогать вообще нельзя.

«Этот регион входит в первую категорию карстоопасности, — рассказала Елена Цыгельнюк „Фонтанке“. — Там вообще нельзя бурить скважины. В августе из скважины в Белозерске изливалось 400 кубов воды в час, это очень много. Я подключилась к решению проблемы в октябре, когда произошло обрушение карста и возникла карстовая воронка. Никто в мире такими воронками не занимается: с карстом не борются, его наблюдают. Если карст приходит в движение, огораживают и выселяют целые жилые массивы. Весь город не уйдет под воду, но несколько районов могут».

По словам Елены Цыгельнюк, под участком, на котором стоял дом Огурцовой, находится мощный массив известняков, пропитанных водой. Этой воды так много, что течь из-под земли она может приблизительно вечно.

Скважина, пробитая в таком «удачном» месте, была обречена с самого начала. Если бы первый подрядчик сразу зацементировал обсадную колонну, как положено, карстовой воронки могло и не случиться. Но с октября ситуация стала развиваться по непредсказуемому сценарию. На холоде закачиваемая под землю тампонажная смесь становится вязкой. Из-за бюрократических сложностей с согласованием расходов работы то и дело останавливались. А вода и растущий под землей карст — нет.

Утром 13 февраля на месте «адской скважины» прошло очередное совещание ответственных лиц. Очевидцы рассказали корреспонденту «Фонтанки», что на участке отчетливо видны новые трещины в грунте.

Именно карстовая воронка превратила Березники в «город-провал». «Разница лишь в том, что в Белозерске карст карбонатный, а в Березняках — соляной, он размывается быстрее, — говорит Цыгельнюк. — Карст на водонапорном горизонте — это аномально тяжелая ситуация. Бюджет городской и областной не способен вытянуть такую проблему. Дело в том, что сейчас на участке в Белозерске сделано три инъекционные скважины для закачки в карст тампонажной смеси. Но этого недостаточно. Таких скважин нужно около 200, их надо бурить по сетке с интервалом в метр. Это нужно для спасения города и жителей».

Это очень дорого. По технологии, для заполнения инъекционных скважин нужны полиуретановые смолы. Заливка одной скважины будет стоить около 1 миллиона рублей. Проблему пора заявлять на федеральном уровне, потому что областной бюджет таких расходов не потянет.

В настоящее время Елена Цыгельнюк намерена инициировать общественные слушания, чтобы объяснить жителям Белозерска, что происходит в их городе. «В Белозерск нужно пригласить специалистов из Москвы и Петербурга, геологов-карстовиков, геомехаников, проектировщиков, которые в курсе сметной стоимости такого рода работ, — говорит эксперт. — Все успокоились, как только увидели, что из скважины стало вытекать значительно меньше воды. Но нужно срочно блокировать большой карстовый провал. С проблемой еще можно справиться на данном этапе. Я не хочу никого пугать и давать какие-либо прогнозы, но, если ее запустить, случится беда».

Нашлось у доцента Цыгельнюк объяснение и для запаха сероводорода, который с недавних пор пошёл из «адской скважины» — это косвенный признак того, что где-то в этом районе по геоморфологии должна быть нефть или газ.

«Но не стоит даже фантазировать о том, что на месте карстовой воронки когда-нибудь можно будет поставить нефтяную вышку», — отвечает на шутки местных жителей Елена Цыгельнюк.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.