«Не хватает шедевров». Спрос на произведения искусства устойчивый, а предложений не хватает

Коллекционеры не хотят продавать работы, рассчитывая, что со временем они только подорожают.

Фото: torg94.ru

Прошлый, 2018 год, сложился удачно, сообщает dp.ru со ссылкой на UBS Group. Общий объем выручки составил $67,4 млрд (+6%). За первые шесть месяцев 2019 года, согласно промежуточному отчету Artprice, объем торгов на аукционах в деньгах сократился на 17,4%. При том, что цены на лоты выросли примерно на 5%. Только одна картина была продана дороже $100 млн — «Стога» Клода Моне (год назад — сразу два: «Девушка с корзиной цветов» Пикассо и «Лежащая обнаженная» Модильяни). В диапазоне от $10 млн до $100 млн продано всего 63 лота (год назад 106).

По мнению экспертов Artprice, предложение сокращается, поскольку коллекционеры придерживают работы, надеясь, что в будущем они станут стоить дороже.

Что покупают?

Вкусы, похоже, не изменились. В тренде — современное и послевоенное искусство (50% аукционных продаж). По мнению UBS, самым раскрученным из современных (живых) художников по праву может считаться Бэнкси. В начале октября его картина «Деградация парламента» была продана на аукционе Sotheby’s за $12 млн. Сюжет — в британской Палате общин вместо людей сидят обезьяны.

Второе место осталось за модернистами ( 29% от доли рынка). Продажи старых мастеров с каждым годом снижаются, за прошлый год их доля составила лишь 6%. По словам Светланы Честных, главного эксперта Российского аукционного дома, все основные тенденции сохраняются: цены на старых мастеров стабильны (стагнируют), импрессионисты дают от 10 до 20% прироста, а «голубые фишки» — такие как Пикассо, Шагал, Матисс, Мане — всегда найдут покупателя.

Вячеслав Абрамов, директор офиса продаж «БКС Брокер» считает новым трендом высокую популярность женщин-художниц — Викто Нгаи, Читра Ганеш, Аурель Шмидт и Наниба Чакон.

Кто покупает?

Вот здесь ситуация меняется. Высокую активность демонтстрируюи азиаты, прежде всего китайцы (20 до 30% рынка).

И главное, на рынок выходят миллениалы — поколение «игрек», «некст», «сетевое» поколение, люди, родившиеся после 1981 и до 1996 года, встретившие новое тысячелетие в юном возрасте, характеризующееся прежде всего глубокой вовлечённостью в цифровые технологии. Они практически навязывают новые стандарты потребления.

Вячеслав Абрамов рассказывает: «Это поколение пережило много существенных быстрых изменений и кризисов. Они стали меньше тратить на недвижимость и дорогостоящие автомобили, сейчас это проще арендовать. И предпочитают инвестировать в искусство».

По мнению специалистов, их интерес к искусству, скорее всего, акция самоутверждения в рядах элиты, мол, мы заработали свои деньги малопонятными, с точки зрения старшего поколения, соцсетями, интернет-сервисами, но мы не хуже вас — можем себе позволить купить дорогую вещь, потому что она нам нравится. И они скупают подряд все, что привлечёт их внимание.

Их активность и вкусы ломает и форматы торговли искусством: они даже за Венецианской биеннале сейчас следят по хештегам в Instagram. В прошлом году на онлайн-продажи пришлось 9% мирового рынка ($6 млрд). 93% миллениалов признались, что делали покупки искусства через онлайн-платформы, тогда как большинство людей старшего поколения не поступают так никогда.

Только бы не выпить

В лидеры инвестиционной привлекательности уверенно выходит алкоголь. Старинные раритетные сорта виски за год стали стоить на 40% дороже. В 2012 году стартовая цена бутылки виски Glenmorangie Private Edition была около 60 фунтов. Сейчас ее продают за 300–400 фунтов -перепродается как подарок. Самой ценной в прошлом году стала бутылка виски Macallan урожая 1926 года, вручную расписанная ирландским художником Майклом Диллоном. Она ушла на аукционе Christie’s за $1,6 млн.

По словам Абрамова, понятно, что в 2019 году спросом пользуется алкоголь 1969 года, потому что его дарят тем, у кого юбилей, в следующем году будут популярны бутылки 1970 года. Интерес инвесторов вызывают лимитированные издания, которые выпускаются тиражом 10 тыс. экземпляров. Чем старше алкоголь, тем выше будет цена. Но чтобы винная коллекция подорожала, ждать придется долго. «За это время даже самый состоятельный инвестор может столкнуться с годом настолько черным, что актив будет открыт и выпит» — добавляет Абрамов.

Кризис пройдёт, а искусство вечно

Не стоит надеяться, что искусство поможет вам во время кризиса. Когда наступает общий упадок, в цене растет золото, а не картины, считает Вячеслав Абрамов:

«В прошлый кризис, когда валюты обесценивались, а индекс S&P500 провалился на 50%, точно так же падало в цене и искусство, шедевры подешевели примерно на 20–30%. Если у вас на руках уже есть предметы искусства, паниковать не стоит, нужно просто переждать неблагоприятный момент. Или даже докупить подешевевшие картины...»

Светлана Честных отвечает на вопрос по-своему: можно ли переждать кризис в предметах искусства? Да, искусство вечно, оно будет в цене и через десятки лет. Правда, есть опасность стать пленником шедевра. По статистике UBS, 86% коллекционеров в США оставляют предметы у себя навсегда. Расстаться с шедевром их может заставить только личное банкротство.

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.