«Гвоздь» Поленова. В Москве почти одновременно открылись две художественные выставки

Но лишь одной из них, уверен Сергей Михайлов, суждено стать очередным «гвоздём» сезона на Крымском валу, повторяющим небывалый успех экспозиций Серова и Репина.

Фото: vedomosti.ru

Хотя, казалось бы, современного столичного зрителя должно привлечь имя подруги Джона Леннона — накануне в Московском музее современного искусства на Петровке в рамках фестиваля «Территория» открылась выставка «Йоко Оно. Небо всегда ясное». Это в числе прочего — дань заслугам Йоко-художницы, стоящей сегодня в одном ряду с классиками концептуализма, феминизма, перформанса и «искусства взаимодействия».

Выставка заняла весь третий этаж музея: в белых, залитых светом залах, много воздуха и свободного пространства — всё, кажется, сделано для того, чтобы зритель погрузился в созерцание и постиг самую-главную-в-мире-истину. Отдаться во власть медитации мешают разные инструкции, подстерегающие посетителя выставки на каждом шагу. В том числе, серия картин-текстов Йоко Оно, которая так и называется: «Инструкции», предписывающие действия, обязательные для посетителей, желающих что-то понять или почувствовать. «Прикасайтесь друг к другу», «Смотрите на закат, почувствуйте, как движется Земля», «Прислушивайтесь к пульсу друг друга, приложив ухо к животу», «Смотрите на Солнце, пока оно не станет квадратным», ну и наконец, просто «Летай».

Всё это Йоко придумала почти шестьдесят лет назад, когда молодые художники андерграунда бунтовали против буржуазного искусства, создавая свои произведения из всякого хлама. И, кстати, благодаря своему творчеству, Оно встретила своего Джона — в 1966 году он пришёл в галерею, где художница готовилась к открытию своей персональной выставки. И с ходу включился в придуманную Йоко игру с её «произведениями», предполагающими непосредственное участие зрителя: взобрался на лестницу, ведущую под потолок, увидел через лупу слово «да», забил гвоздь в картину, в которую и нужно было забить гвоздь...

Посетители московской выставки могут повторить всё тоже самое, оценив демократизм, открытость и современность Йоко Оно, во многом опередившей своё время. Здесь зрителям позволено много чего: дорисовать картину, склеить собственный арт-объект из осколков посуды, унести с собой кусочек мирного неба из инсталляции...

Но почему-то кажется, что совсем не эта экспозиция с её «небом навынос» и возможностью для каждого забить свой гвоздь станет настоящим «гвоздём» столичного художественного сезона.

Скорее претендовать на очереди способна новая большая выставка Василия Поленова, открывшаяся в Третьяковке. Чтобы понять это нужно прийти на Крымский вал и после всех забавных, затейливых и по большому счёту чужих объектов малопонятной нам активистки-феминистки, поглядеть на хрестоматийно-знаменитый «Московский дворик». Нескольких минут рядом с небольшим полотном, написанным художником, только что вернувшимся с турецкой войны, с флигеля усадьбы Н. Л. Баумгартена на углу Трубниковского и Дурновского переулков, будет достаточно, чтобы зрителю передалось то ощущение ленивого летнего ничегонеделания и разлитого в воздухе покоя, о котором можно только мечтать.

Конечно же, Василий Дмитриевич Поленов (1844–1927) — академик Императорской академии искусств и народный художник РСФСР, ученик Павла Чистякова и учитель Серова и Левитана. Сын дипломата, который был одновременно археологом, и художницы, состоявшей в родственных связях с Державиным и Карамзиным. Автор многочисленных и весьма значительных живописных работ, театральных эскизов. Наконец, — главного полотна художника — «Христос и грешница». К созданию которого Поленов шёл много лет, ездил ради него на Ближний Восток, 20 лет писал эскизы и подготовительные работы, которые сами составили целую выставку. Теперь картину впервые за последние 130 лет привезли в Москву.

Но, продолжу, настаивать, что многим посетителям будет достаточно упомянутого «Московского дворика» и тех чувств, которые он вызывает. И дефицит которых в окружающей действительности так остро ощущают сегодня в России.

Именно этим, кажется, объясняется тот ажиотаж, который в последнее время сопровождается едва ли не каждая большая выставка наших классиков — Серова, Айвазовского, Репина, Левитана... Точно так же, хочется надеяться, люди будут идти за уверенным спокойствием и негой и красотой в каждом штрихе, которые до сих пор дарит нам всем тихий гений Василий Поленов.

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.