Институт Зелёной химии. НИУИФ — среда «сквозного проектирования»

За три года до своего столетия Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам (НИУИФ) получил целый набор новых компетенций, который, по словам главного инженера Андрея Смирнова, позволяет ему проектировать «всё, что не атомная станция»…

Фото: СамолётЪ

После этих слов Смирнов делает паузу и добавляет: «Только потому, что там особые знания нужны. Хотя, если поучиться, можем и её построить. Шутка, конечно». Пожалуй, здесь тот самый случай, когда «в каждой шутке есть доля шутки».

А если совсем серьёзно, то в мае 2016 года в жизни института произошло знаменательное событие — объединение с проектной организацией ООО «Горно-Химический инжиниринг» под общим брендом АО «НИУИФ». В результате новая структура получила собственную проектную базу, а вместе с ней — возможности для развития.

Сегодня АО «НИУИФ» выполняет комплексные работы: начиная от научных исследований, разработки и модернизации технологий, проведения исследований и опытно-промышленных испытаний и заканчивая выполнением проектной и рабочей документации в области производства минеральных удобрений, кормовых и технических солей, серной и экстракционной фосфорной кислот, добычи и обогащения сырья. Кроме того, институт собственными силами может производить инженерные изыскания и обследования строительных конструкций. В России и за рубежом действуют более 40 технологических установок по производству минеральных удобрений и их компонентов, разработанных и спроектированных в НИУИФ.

О том, как всё это происходит в реальности, то есть как достижения прикладной науки становятся осязаемой практикой, приносящей заказчику удовлетворение вместе с приростом производительности и EBITDA*, СамолётЪ попросил рассказать Андрея Смирнова.

Кстати, любопытна сама история появления главного инженера в Череповце, в городе, с которым Смирнов пытался связать свою жизнь дважды. Первый раз это было тридцать лет назад, когда юный выпускник десятого класса приехал в город на Шексне поступать в военное училище радиоэлектроники. Однако жизнь сложилась так, что пришлось вернуться домой и закончить Ярославский государственный технический университет по специальности инженер-механик.

Воспоминая о Череповце вернулись много лет спустя, когда в конце 2016 года матёрому «зубру» проектирования в сфере нефтепереработки, почти 20 лет отработавшему в системе Газпромнефти, позвонили из кадровой службы ФосАгро...

— Поначалу ехать сюда я не хотел, но уж очень уговаривали, — рассказывает Андрей Смирнов. — Потом всё-таки съездил, посмотрел: коллектив работоспособный, грамотный.. Познакомился с гендиректором, тогда им был Сергей Валерьевич Иванычев (ныне директор по технической политике АО «Апатит»), с главным инженером Олегом Михайловичем Большаковым. И в начале ноября уже вышел на работу. Главное, что понравилось — коллектив, способный решать серьёзные задачи. Но у людей не было опыта больших проектов. За редким исключением — это рутина ремонтов: всё уже сто раз апробировано, не требует интеллектуального напряжения. А задачи, которые ставятся институту, совсем другие по уровню. Это жутко интересно, но требует умения мыслить масштабно. Чего, к сожалению, порой и не хватает. Для молодых специалистов без опыта — это оправданно и понятно. У опытных людей такой недостаток можно списать на зашоренность из-за долгого времени, проведенного в проектно-конструкторском отделе.

— Это преодолимые вещи?

— Да. Наверное, нечто подобное переживает любая организация, пережившая процесс слияния, когда из двух самостоятельных структур она становится единым целым. У меня в своё время был опыт руководства коллективом, который постепенно вырос в сорок раз: я начинал работать с четырьмя подчинёнными, а оставил пост, когда их было уже 180 человек.

— А сейчас сколько людей у вас под началом?

— Около 100 человек на этой площадке. Основная проектная часть, как и научная, сосредоточена здесь, в Череповце. Но есть ещё филиалы, в том числе проектного подразделения, в Кировске, в Санкт-Петербурге. Там люди в основном занимаются разработками добычи руды для удобрений, как мы называем «горой». Есть филиал института при заводе в Балаково.

— На каких больших проектах ваши подчинённые набирают тот самый необходимый им и институту опыт?

— Закончено проектирование «с нуля» установки серной кислоты на фосфорном комплексе мощностью 1 миллион 100 тысяч тонн в год. Крупный объект, первый в своём роде. До этого был знаковый проект — глобальная реконструкция СК-600/3, тоже производство серной кислоты, с заменой большей части оборудования. Работа сложная тем, что подготовка шла в условиях действующего производства. И размещение оборудования необходимо было сделать на площадке действующей установки. Заранее нужно было подготовить и установить новое оборудование, сделать замены, врезки, трубопроводы проложить. И вторая сложность — требовались технические решения, позволяющие эту остановку сделать минимально возможной. Это был самый первый проект. Я его вёл как главный инженер проекта.

— Эти проекты изменили людей?

— Да. Хотя после СК-600/3, может быть, каких-то глобальных изменений не произошло, это был такой притирочный проект. Но в работе была ещё сложность — применили импортное оборудование, аналогов которому на площадках ФосАгро не было вообще, а на площадках конкурентов опыта его эксплуатации либо не было, либо он был очень недолгим. Тем не менее, установка успешно работает, с декабря прошлого года вышла на плановый режим. А установка СК-3300 стала тем большим проектом, который дал возможность поработать площадкам совместно. На проекте мы применили программную среду «сквозного проектирования», когда специалисты разных площадок работают с одной объемной моделью, и все вносимые изменения в реальном времени отражаются на конфигурации установки — строительные, технологические решения...

— Что это за программное обеспечение?

— Зарубежное. Британской компании AVEVA. У нас был опыт работы в таких разных проектных продуктах. Они вызывают затруднения и у исполнителя, и у заказчика, потому что у всех разные требования. А в случае с AVEVA, поскольку мы являемся дочерним предприятием ФосАгро, компания оказала материальную поддержку, помогла приобрести качественный программный продукт, очень полезный для тиражирования будущих проектов. Для единичных проектов эта среда, наверное, сложна. Хотя... Когда люди ею овладевают в совершенстве, то говорят, что в ней всё получается быстрее: собрать модель, нарезать чертежи для непосредственных исполнителей, чем делать плоскости, отдельные чертежи... Но среда AVEVA особенно хороша для сквозного проектирования, позволяет конструкторам взаимодействовать удаленно. Основная часть выполнялась здесь, в Череповце, немало поучаствовал Балаковский филиал, и не возникало особых затруднений.

— Что дальше?

— Сейчас, мы разрабатываем аналогичную установку (СК-800) по технологии НИУИФ для «Метахима» на площадке в Волхове — работа на базе разработанных решений с дополнительной творческой доработкой в части оборудования и коммуникаций шла намного быстрее. Естественно, это позволяет экономить время. Что очень важно в условиях действующего производства. Буквально на прошлой неделе, мы были в Индии, куда нас пригласили участвовать в тендере на создание двух подобных установок на одном из государственных заводов этой страны. Ждём решения, надеюсь, у нас хорошие перспективы, потому что нашими сильными сторонами являются отработанная технология, лицензированное оборудование и заинтересованность сторон в сотрудничестве. Нам тоже интересно выйти на настоящий международный рынок, до этого мы плотно работали на территории бывшего СНГ и консультационно — в разных странах мира. А тут фактически полный комплекс строительства завода.

— То есть вы можете спроектировать и построить целый завод?

— Конечно! — и здесь Андрей Смирнов произнёс ту самую шутку про атомную станцию, с которой я и начал свой рассказ. А тогда я переспросил главного инженера:

— А серьезно? Не только химические производства можете создавать?

— Общая химия — это наша специализация. Производство неорганических кислот, солей и т.д. Конечным продуктом всё равно является удобрение.

— Хотел спросить о том, как вы взаимодействуете с научной частью НИУИФ, с учёными института?

— Завершение их работы — это начало нашей. На их плечах лежат такие важнейшие вещи, как разработка технологии, подбор оборудования, выдача технологии, описания материальных балансов и пр. Оборудование мы подбираем совместно — они задают какие-то определённые критерии, основную геометрию, аналоги, если они есть, описательные исходные требования для его разработки. Мы, если можем, разрабатываем сами, если нет, — привлекаем специалистов. Так было, например, на серной кислоте, где нужны были башни из нержавейки. Специалистов у нас таких не было, зато сейчас, уже разобравшись, мы можем вносить свои корректировки и аналогичное оборудование разрабатывать и применять. А производить его будет подрядчик, которого заказчик выберет на тендерной основе. У нас есть определенные компании-партнеры, по котловому оборудованию мы много лет работаем с Белгородским заводом, менять партнера смысла нет, оборудование на наших площадках работает надёжно. Кстати, у нас есть свои патенты на оборудование. Мы внесли в разработки настолько существенные улучшения и доработки, что патентное ведомство признало его самостоятельным, отличным от конкурентов.

— Вы продаёте патенты?

— Мы используем их в своих проектах. Есть патентные сертификаты, в частности, на контактные аппараты для установок серной кислоты. Я тоже участвовал как соавтор в этой работе. Хотя, естественно, это труд целого коллектива. Так что, отвечая на ваш вопрос, скажу: там, где кончается наука, там начинается техника, проектирование. Естественно, к науке, так или иначе, приходится возвращаться в течение создания проекта. Вот такое взаимодействие.

— А как оно выстраивается — через вас или существуют горизонтальные связи между отдельными подразделениями?

— И горизонтально, и вертикально, и по диагонали — по-всякому сотрудничаем. Условности, конечно, соблюдаются, как в любой работе. Но могу сказать, что это процесс не заформализованный. Есть у нас и специальные кроссфункциональные группы — они постоянно создаются под определённые проекты, объединяя людей разных специализаций, учёных и проектировщиков...

Андрей Смирнов посмотрел на часы — моё время кончилось. А в его кабинете главного инженера собралась как раз та самая кроссфункциональная группа, обсуждающая очередной проект. Мой собеседник вынырнул на полчаса из этого бурлящего и кипящего котла мыслей и мнений, чтобы ответить на мои вопросы, и сейчас должен вернуться обратно: там его ждут, там его место.


* EBITDA (аббр. англ. Earnings before interest, taxes, depreciation and amortization) — аналитический показатель, равный объёму прибыли до вычета расходов по выплате процентов, налогов, износа и начисленной амортизации.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.