Как жить в кайф? Россиянка, переехавшая жить в США, рассказала о секрете счастья

Женщина откровенно рассказала, почему за океаном не принято работать, за что могут отобрать ребёнка и как банальное мытьё окон и умение шить на швейной машинке могут шокировать местных жителей.

Фото: ntv.ru

Татьяна Рикмар от рождения и до 43-х лет жила в Нижнем Новгороде, вышла замуж, родила двух детей, развелась, а потом круто изменила свою жизнь и переехала в Америку.

«Америка стала для меня не путешествием, а завершением одного этапа жизни и началом другого, — рассказывает Татьяна. — Я попала „на дно“ и поняла: что-то нужно менять. Я читала книги, посещала семинары и решила, что нужно научиться исполнять свои мечты».

Татьяна написала план и стала ему следовать. Для начала научилась тому, что всегда боялась делать: плавать и нырять, стала ходить на лекции, спектакли, концерты, записалась на курсы по изучению английского языка.

«Со временем я поняла, что общаться по-английски мне не с кем, — рассказывает Татьяна. — В интернете случайно наткнулась на сервис по общению с англоговорящими людьми. В августе я на этот сайт зашла, через две недели познакомилась с будущим мужем, а уже в октябре была в Америке».

Кризис парикмахеров

В юности Татьяна окончила техникум железнодорожного транспорта, потом вышла замуж, родила ребёнка, после чего поняла, что работать на железной дороге — не её призвание. Тогда женщина окончила школу парикмахеров, открыла свой салон. Потом у Татьяны появился ещё один ребёнок, и она освоила бухгалтерию, чтобы помогать мужу с бизнесом.

Из всех её профессий в США самым востребованным оказался талант парикмахера.

«Интересно, что здесь, в Штатах, бизнес красоты страдает, — замечает Татьяна. — Сейчас я сижу с ребёнком, но, если придётся работать, то большей популярностью будут пользоваться именно эти услуги. А я хороший парикмахер, таких здесь мало».

Климат в штате Миссури, где сейчас живет Татьяна с семьей, — с мужем Клиффом, с ребенком, который у неё родился в Америке, и детьми мужа, можно назвать комфортным.

«Я могу в феврале надеть кроссовки, лёгкую ветровку и пойти гулять, а в марте могу увидеть сугробы снега. Летом очень жарко, но дышится легко: нет заводов, я здесь не болею, простуды вообще не бывает».

Первое, что впечатлило Татьяну в Америке, — горы и пустыни. Вторым открытием стали люди.

«Я долго не могла привыкнуть, что незнакомые люди на улице здороваются, открывают двери. Доброжелательность людей поразительна: здесь живут, как в последний день! И мужчины здесь совсем другие — они не считают, что готовить и убирать — женское дело».

Татьяна была удивлена, когда узнала, что в США государство поддерживает женщин, которые рожают и воспитывают детей одни, без мужей. Им даётся жильё, все коммунальные услуги тоже оплачивает государство, за жильё такие женщины платят один доллар в месяц. Кроме того, 850 долларов даётся на одного ребёнка.

«И некоторые мужчины пользуются этим — живут в таких семьях, не узаконивая свои отношения,» — рассказывает Татьяна. Она отмечает, что в Америке женщину защищает закон, и при разводе муж должен будет отдать ей 90% нажитого имущества.

Может быть, поэтому в Америке нет детских приютов.

«За детьми люди становятся в очередь! — рассказывает Татьяна. — Государство платит около трёх тысяч за каждого принятого в семью ребёнка. Поэтому здесь немало многодетных семей, которые живут фактически за счёт получаемых на детей сумм. Кроме того, Татьяну поразило, что в Штатах не кладут беременных женщин «на сохранение» и не делают абортов.

«Если не хочешь ребёнка, можешь просто родить и отдать в другую семью. Косых взглядов не будет», — говорит она.

К детям в Штатах тоже особенное отношение, в некоторых случаях, по мнению Татьяны Рикмар, правительство даже перегибает палку:

«Здесь очень легко потерять ребёнка, — поясняет Татьяна. — Его могут забрать только потому, что сосед позвонил в социальную службу и сказал, что ты как-то неправильно его воспитываешь, и смог предоставить хотя бы одну подтверждающую это фотографию. На моих глазах люди пытались добиться справедливости через суд, платили бешеные деньги адвокату, в итоге так ничего и не добились: ребёнка забрали в другую семью, и всё. Детей воспитывают по-особенному. Если родители начнут „качать права“, ругать ребёнка, то его заберут. В школе так же: ребёнок по умолчанию замечательный, никаких нареканий со стороны учителя быть не может».

Поэтому, добавляет русская американка, местные законы ей даются с трудом. И приводит пример:

«Я видела, как в тюрьму попала женщина, которая выгнала из своего дома пьяного бойфренда — индейца по происхождению: здесь очень ратуют за коренных жителей и чёрных. Ты гарантированно проиграешь в суде против чёрного или коренного американца. Правда, в этом случае адвокат добился того, чтобы четыре года тюрьмы для этой женщины сократили до четырёх месяцев».

Большая деревня

Небоскрёбов, по словам Татьяны, в Америке на так уж и много — небольшой квартал офисных зданий в центре города, а всё остальное — маленькие домишки, максимум двухэтажные.

«Америка в основном состоит из деревень (не таких, как в России, конечно). В нашем городке в каждом районе есть свой парк, в нём две волейбольных площадки, одна баскетбольная, теннисный корт, всевозможные игры для детей — всё это бесплатно, а бассейн стоит доллар за человека за один вечер», — рассказывает женщина.

А вот с книгой в руке она на улице никого не видела, хотя в Америке в каждом городе огромное количество библиотек.

«Я спрашивала у местных детей про англоязычных писателей, которых я знаю: никто не в курсе, — удивляется Татьяна, — Странно, что здесь люди не ходят ни в театр, ни на балет, культурно отдыхать негде, — сокрушается россиянка, — Люди, с которыми я общаюсь, даже за границу штата никогда не выезжали, аэропорта не видели! Я смотрю на молодёжь — им вообще ничего не надо, они не то что в музеи не ходят, а даже и в бары. Купят себе пива и сидят дома».

По её словам, в США прекрасные школы, каких «в России не будет никогда», так же она отзывается и о медицине.

«Здесь в госпитале говорят, что у тебя всё будет замечательно, даже если есть какие-то отклонения. Никогда не запугивают. В 45 лет для меня не было никаких проблем, чтобы родить. В отличие от первых родов в России».

Любопытно, продолжает Татьяна, эмигранты в Америке, в отличие от коренных жителей, могут построить хорошую карьеру.

Американцы в основном живут на пособия, наслаждаются жизнью, добавляет она:

«„Секс, наркотики, рок-н-ролл“, — девиз этой страны. Многие люди здесь «не парятся» вообще ни о чём. Мы живём с двумя дочерьми Клиффа. Сказать им что-то поучительное нельзя — это вызывает у них шок. Жизнь принадлежит им, и живут они ради кайфа. Любое вмешательство бессмысленно. А ещё все матерятся, даже дети, даже в кино».

Больше всего женщину поразили знания американцев о русских: огромное количество янки считают, что Сербия, Чехия, Болгария — это всё Россия.

По словам Татьяны, привыкать к чужим правилам жизни в Америке, где всё устроено иначе, чем у нас, ей приходилось долго.

«Однажды я решила помыть окна. Так как это первый этаж, удобнее было мыть с улицы. Забавно, но собралось много людей — они спрашивали: „а зачем ты это делаешь“? Я говорю: „Ну как зачем? Они грязные“. Мне отвечают: ну так будет дождь — они будут чистые. Другой случай: однажды мы купили пасынку джинсы, а они оказались длинны. Я тогда приобрела машинку — решила их укоротить. Это было что-то: люди приходили просто посмотреть, что я делаю с машинкой. А то, как американцы едят мои борщи и котлеты — вообще отдельная история».

Татьяна признаётся, что, уехав в Америку, она поняла, что такое ностальгия. До сих пор она считает, что живёт в России, а в Америке — это временно.

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.