Обещанного три года ждут? Вологодский губернатор готов реализовать свой главный инфраструктурный проект в 2022 году

СамолётЪ разбирался в том, насколько реально последнее предвыборное обещание Олега Кувшинникова.

Фото: youtube.com

Губернатор

На самом деле это был сильный ход — под камеры на берегу реки, на фоне уже реально заколоченных в дно технических свай будущего моста пообещать избирателям, что долгожданный и многократнообещанный второй мост в Череповце будет построен. И не просто построен, а на три года раньше срока, и не просто раньше, а вместе с Южным обходом Череповца длиной 8 км и шириной в шесть полос движения.

Наверное, уже все региональные СМИ рассказали об этом специально организованном в Череповце «совещании» с участием губернатора. Но не все сумели удержаться от некоторой доли скепсиса — уж очень давно и долго обещает землякам новый мост Олег Кувшинников — сначала мэр города, а теперь — губернатор Вологодской области, желающий оставить это пост за собой.

Но всё время что-то мешало: то кризис, то отсутствие денег в бюджете, то несговорчивое федеральное правительство, постоянно откладывающее серьёзный разговор о выделении региону денег на мост. Кстати, это вопрос не решён до сих пор — накануне Кувшинников вынужден был ещё раз оговориться, что, мол, правительство области продолжит работу по привлечению федеральных средств на этот объект, но готово обеспечить финансирование из областного бюджета.

В самом этот заявлении есть определённая доля недоговорённости и неопределённости, роняющая тень сомнения на эффектный губернаторский жест. Очевидно, что это именно жест, — все знают, что губернатор любит подобные вещи. Но, с другой стороны, все понимают: за «базар» придётся отвечать — ведь мало кто сомневается, что именно Кувшинников через месяц с небольшим будет губернатором Вологодской области.

Можно предположить, что своё заявление в последний день июля действующий глава региона сделал не только для избирателей, но, пожалуй, и для своих кураторов в Кремле. Очевидно, перед тем как «выразить уверенность», Кувшинников либо получил какие-то гарантии под свой инфраструктурный проект, который назвал «одним из главных в карьере».

Строители

Вместе с губернатором о реализации проекта говорили представители строителей. И говорили уверенно. В какой-то степени выбор подрядных организаций — это тоже своеобразная гарантия выполнения губернаторского обещания.

В стране после всех свалившихся на неё бед в виде Олимпиады, бесконечного строительства космодромов и санкций за Крым и Донбасс осталось очень мало строителей, способных довести до конца масштабные проекты.

Очень многие компании, бравшиеся за госконтракты, просто разорились, многие — не хотят связываться с государством, чтобы не пополнить ряды банкротов.

Не случайно на Петербургском форуме в июне так расстраивался вице-премьер Антон Силуанов: государство собирается в ближайшие шесть лет потратить 26 трлн рублей на национальные проекты — единственную надежду хоть как-то подстегнуть стагнирующую экономику — а бизнес в массовом порядке не хочет участвовать в этой затее. Предприниматели объясняют: участие в госпроектах для любого инвестора убыточно. Руководителей больших компаний либо сажают в результате строительства, либо они банкротятся.

Видимо история с череповецким мостом — тот самый редкий случай, когда губернатору удалось предложить строителям такие сметы и условия, которые показались им реальными. С оговоркой: «При соблюдении графика финансирования работ», — как несколько раз повторил первый заместитель генерального директора АО «ВАД» Виктор Перевалов.

Кстати говоря, глухие слухи о якобы имевших место нарушениях при выборе подрядчиков, скорее всего просто слухи. Если нарушения (выразившиеся, в основном, в отсутствии конкурентов) и были, то не потому, что не было отбоя от желающих участвовать в строительстве — наоборот, желающих практически не было. И все желающие — уже в Череповце.

Это две попавшие под санкции за строительство инфраструктуры в Крыму строительные компании — дорожная ВАД и специализирующаяся на мостах компания спарринг-партнёра Владимира Путина по дзюдо Аркадия Ротенберга — Мостотрест.

О ВАДе, ещё в 2017 году сменившем питерскую бизнес-«прописку» на вологодскую, СамолётЪ уже писал. В том числе, о любви её хозяев Валерия Абрамова и Виктора Перевалова к крупным контрактам: только в 2017 году компания заключила 37 контрактов общей стоимостью 190 млрд рублей, из которых 137 млрд рублей ВАДу причиталось за работы по строительству и реконструкции крымской трассы «Таврида».

Кроме того, успехи ВАД, количество контрактов которого растёт едва ли не в геометрической прогрессии, а выручка с 2009 выросла более чем в 3,3 раза, во многом связаны с проблемами конкурентов, просто не способных обеспечить быстрое и качественное исполнение заказов.

Примерно такая же ситуация и Мостотрестом, успеху которого способствует пустота рынка, а не только дружба Ротенберга с Путиным.

Последним объектом, на котором ВАД работал вместе с Мостотрестом, был мост в Крым через Керченский пролив.

Бюджет

Начальная цена, на которую согласились строители, официально составляет 16,598 млрд рублей. Скорее всего, придётся заплатить больше — строительные сметы на таких сложных объектах, да ещё и при государственном заказчике имеют свойство вырастать по ходу работ. Иногда, как это было со стадионом к ЧМ в Санкт-Петербурге, вырастать запредельно.

Авторитет же подрядчиков говорит за то, что своего они не упустят.

Тем не менее, пока мы можем говорить лишь о сумме в 16,6 млрд. Для региона со средним годовым бюджетом по доходам в 65 млрд — это много. Для сравнения — это примерно столько же, сколько бюджет Вологодской области получил в 2018 году в виде налоговых поступлений от ведущих отраслей экономики региона — металлургического и химического производств (18 млрд). Или чуть меньше половины от так называемого бюджета развития области, сосчитанного на те же три года, что будет строиться мост, в размере 44,8 млрд. Или больше половины средств, выделяемых до 2022 года на дорожную деятельность — 33,4 млрд рублей.

То есть для регионального бюджета, который пока свёрстан на этот год с дефицитом в 1,3 млрд, на следующий с профицитом в 0,5 млрд, а на 2021 год с профицитом в 3,6 млрд рублей, найти деньги на мост будет нетривиальной задачей.

Скорее всего, будут задействованы все рычаги: и собственные лоббистские возможности, и возможности строителей, и давление на «ведущие отрасли». Но не только — финансирование строительства моста в отсутствие федеральной поддержки заставит забыть о любых вариантах ослабления налогового бремени на малый и средний бизнес — давление налоговиков, удивляющих Запад своей осведомлённостью о российских предпринимателях, только возрастёт.

Но мост будет. Насколько его появление станет адекватным возвратом собранных с бизнеса и населения средств, покажет время. Но это точно будет не подарок с губернаторского плеча.

По проекту новый мост будет первым в России, на котором стальные тросы будут соединять пилоны с дорожным полотном параллельно друг другу, напоминая конструкцию музыкальной арфы. Конструктивная особенность моста позволит обеспечить беспрепятственное одновременное движение судов в обоих направлениях. В Вологодской области это будет самый длинный мост, его протяженность составит 1131 метр (на 353 метра больше Октябрьского моста).

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.