Толика мастерства. Очень короткий и молодой метр

Ученики Павла Лунгина снимают неподалеку от Ферапонтова монастыря короткометражный фильм о любви

Фото: Александра Антушевич

Чердак

Грозовые тучи со всех сторон. Сверкает и гремит. В воздухе молочная дымка и аромат луговых трав. Туристы в дождевиках и ветровках на фоне монастырских стен — они то входят в ворота, то выходят. Люди чуть растеряны, лениво переговариваются — слышатся русские и немецкие слова — и фотографируются на фоне одного и того же открыточного пейзажа. Дремлют старые дома. В отдалении работают художники, их акварели напитаны влагой до безобразия. Художники и не подозревают, что совсем рядом тоже творится искусство.

Если не знать, можно проехать мимо. Богатая стройка, а рядом — старенькая дача.

Чердачные окна заклеены чем-то черным. Там снимается кино. На заднем крыльце обеденный стол, стопка мытых тарелок, кетчуп, пластиковый стаканчик из-под йогурта, стыдливо накрытый фольгой, стулья, расставленные в художественным беспорядке. У забора останавливается серая иномарка.

Бородатый мужчина в рабочем комбинезоне ведет на веревке козу.

— Как ее зовут?

— Артистка.

— Это так совпало?

— Да.

Поднимаемся в чердачную духоту. Пространство декорировано под фотомастерскую. Все здесь в красном тумане: рельефное лицо актера, букет в его руках, зеркало, фотографии, руки и ноги операторов-режиссеров, в этой тесноте больше напоминающих какое-то копошащееся животное. На хлопушке — тоже красноватой — она лежит чуть в стороне — название кино — «Сердечные войны Толика». Толик с букетом раз за разом выходит из кадра — так положено по сценарию. Дымовая пушка распространяет пахучесть.

— Вот этот хороший...

— Было?

— Было.

Первая тарелка

Они разбивают тарелку, расписанную их фамилиями о штатив. Первый съемочный день первого в карьере фильма. Улыбаются на три камеры, две из которых — телевизионные и, кажется, даже смущаются. Все они из разных городов, все мечтают заниматься тем, что действительно близко. На работу есть всего несколько дней. Историю любви рассказывают без слов. Фантасмагория и гротеск с фольклорными мотивами. Жанр — эксцентрическая комедия в духе Гайдая. Молодые кинематографисты трансформируют нечто новое.

Автор картины Яна Колс еще только учится — на Высших курсах сценаристов и режиссеров в мастерской Павла Лунгина. Этот фильм станет ее курсовой работой. Яна — актриса по первому образованию — любит работать с артистами и, как она сама говорит, «вытаскивать» эмоции, которые запрятаны глубоко.

— Мы пробуем сделать даже свой какой-то жанр, — рассказывает режиссер. — Это сказочная история, персонажи гиперболизированы, но при этом по глубине и по содержанию они очень человечные, они реалистичные, по актерской игре мы закладываем эксцентрику, по форме есть некие театральные намеки.

Я всегда хотела к Павлу Семеновичу поступить, потому что фильмы его мне близки и по духу, и по тому, как он воплощает свое художественное видение. Вступительные экзамены были сложные. Мы заполняли анкеты, рассказывали о своих философских и художественных предпочтениях по части живописи, композиции, киноискусству. Беседа долгая была. Потом начались занятия. Первые несколько месяцев Павел Семенович хотел, чтобы мы набили руку при написании сценариев, чтобы мы сами могли создавать персонажей, выстраивать конфликт и противодействие между героями. Мы глубоко в это внедрились. Исходя из того, что мы получили на первых занятиях, начали приступать к большим работам. Мы не снимаем минутных роликов, а полноценные, но маленькие по формату и хронометражу фильмы. Павел Семенович — такой мощный мужчина. У него огромная энергия. Когда сидишь на занятиях, пропитываешься атмосферой, его глубиной, его огромным багажом знаний. Он индивидуально подходит к каждому. Он чувствует и будто видит нас насквозь, хочет, чтобы мы раскрывались. Ему важно, чтобы во время учебы мы нашли свой стиль, чтобы каждый режиссер нашел себя и был индивидуален.

Ксения Невара — начинающая актриса и модель из Котласа. Она замужем, недавно вышла из декрета. Работает в торговле. При этом у нее уже есть первый маленький опыт в рекламе. Мир кино — ее мечта. Актерство называет призванием. С детства Ксюша занимается музыкой. Поет в фольклорном коллективе. На съемки фильма попала благодаря удачной фотосессии в стиле русской старины. Первая роль, и сразу в центре повествования. Уникальный образ помогла создать причёска. Ксения отращивает волосы уже девятнадцать лет.

— Была с детства цель — дорастить, как у прабабушек, до пят. Почти удалось, но подравняла, потому что наступаю — неудобно, — застенчиво смеется. — У нас здесь такая дружеская, близкая атмосфера. Мы друг друга поддерживаем, заряжаем энергией. Это то, ради чего стоит идти в кино.

Молодой петербургский артист Ян Решетников диплом получил буквально вчера. Скоро он отправится в Москву, чтобы ходить на кастинги.

— Буду в кино стараться пройти, — говорит.

Уже есть несколько эпизодов. А еще Ян играет в детских новогодних спектаклях.

Собственно, у него, как и у большинства других его сотоварищей, старт одинаковый. Юноша с уникальной внешностью: долговязый, худощавый, крупные неправильные черты — историческое лицо, нездешнее. Роль робкого влюбленного — гротескная, яркая и немая — это вызов.

— Здесь все закладывается во внутреннем проживании. Телодвижения, жесты и мимика, главное — не переиграть.

Магия места

При работе над сценарием журналист Петр Скопин вдохновлялся природой Русского Севера. Отсюда сказочные напевы, образы русалок и деревенская эстетика.

— Я начал это писать, у меня в голове картинка Ферапонтово возникла. Я здесь с детства, провожу каждое лето с 1995-го. У меня родители сюда приехали. Они почувствовали, что Ферапонтов монастырь — это сильное энергетическое место. Потом сформировалось сообщество художников, архитекторов, которые стали здесь жить и создавать, — Петр говорит, и его голос сливается с шелестом дождя. — Это место притягивает творческих людей. Я думал, как за 600 километров повезти людей, технику. Долго думал, потом перестал, и все сложилось, само собой. До этого сценария у меня не было никакой эстетики, и она вырабатывалась на этом сценарии.

Для меня было шоком, когда люди начали смеяться. Комедия получается у меня лучше всего.

Мы стоим с Петром на крыльце его дома, где и проходят съемки. Петр одет в толстовку с ярким рисунком в стиле американских комиксов. От дождя вместе с нами прячутся оператор, звукорежиссер, девочка в нарядной юбке, бородатый мужчина и коза по кличке Артистка. Папа Петра не прячется.

Автор кинотекста еще только учится на Высших курсах сценаристов и режиссеров. Костюмы, декорации, реквизит — участники группы все делают сами.

Местные жители тоже помогают. Они предоставили для съемок мотоциклы и животных. Кроме козы, это еще и лошадь.

Короткий метр редко добирается до широкого проката. И непонятно еще, что из этого всего получится. Авторы планируют отправить свой дебютный фильм сразу на несколько фестивалей. Пожелаем им хорошего старта.

Саша Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.