«Третий Рим» и «второй Ватикан». Высокохудожественный плагиат как системообразующая черта российского православия

Обращённая к Путину просьба одобрить концепцию строительства в Сергиевом Посаде «православного Ватикана» — очередное тому подтверждение.

Фото: rvsspb.ru/old.stsl.ru

В четверг «Ведомости» сообщили, что в Сергиевом Посаде может появиться настоящий православный Ватикан. КБ «Стрелка» по заказу входящей в ВЭБ компании «Дом.РФ» разработала план преобразования города стоимостью как минимум 140 млрд рублей. Это почти втрое больше, чем государство потратило на всю программу благоустройства российских городов за два года.

В РПЦ надеются, что «идею воссоздания и развития исторической части Сергиева Посада как духовного, культурного и туристического центра», которая впервые начала обсуждаться в конце 2017 года, понравится Владимиру Путину.

На это намекают любопытные и масштабные подробности проекта. Он предполагает перестройку центра города и деление его на духовную и административную части, но без противопоставления одной части другой (в пример в концепции приводятся Ватикан, Иерусалим и Мекка). Преобразования, по словам нынешнего мэра Михаила Токарева, коснутся центра города площадью примерно 400 га (весь город занимает около 1200 га).

Все 23 госучреждения города переселят в новый административно-деловой центр. На месте их старых зданий, вокруг Троице-Сергиевой лавры, будет построен культурно-представительский центр с музеем православного искусства, молодежным православным культурным центром, богословской библиотекой, конгресс-центром и патриаршим домом приемов, гостиницей, высшим церковным судом и другими церковными административными зданиями.

В планы входит строительство в городе 800 000 кв. м нового жилья, 31 районный и локальный центр с потребительской и социальной инфраструктурой, строительство нового объезда через город и транспортно-пересадочного узла, а также нового аэропорта на месте старого аэродрома Вихрево, который сможет принимать бизнес-джеты.

Стоимость реализации проекта мэр Сергиева Посада Михаил Токарев оценивает в 120–140 млрд рублей, 90% денег, по его словам, придет из федерального бюджета, 10% — из подмосковного. Экспертам проект нравится, хотя они говорят его перспективах с осторожностью.

Но занимателен сам факт, что для обоснования идеи необходимости собственной «столицы» РПЦ выбирает католический пример. Представляется, в этом нет ничего ни особенного, ни случайного. При всём внешнем подчёркивании своей особенности и исключительности, а также сложном отношении к вопросу экуменизма российское православие на протяжении всей своей истории активно заимствовало идеи и образцы различных христианских (и не только) вероучений, чтобы, творчески преобразовав их, сделать своими. Достаточно вспомнить идею «Третьего Рима», родившуюся на Балканах в XIV веке и присвоенную игуменом Филофеем для Великого князя Василия Ивановича.

Другое неожиданное для публики доказательство «творческого плагиата», свойственного нашей церкви, недавно представила Третьяковская галерея, выставившая одно из первых изданий «Библии Пискатора» — своеобразный религиозный «комикс» XVII века.

В те времена в протестантской Европе чрезвычайной популярностью пользовались так называемые увражи — многостраничные фолианты, состоящие сплошь из картинок и небольших текстовых комментариев в одну-две строчки. Именно таким увражем, созданным амстердамским издателем Класом Янсзоном Висхером (он сам перевёл свою фамилию на латынь как Piscator/Рыбак), которого в России прозвали Иоанном Рыболовцем является «Библейское зрелище», представленное в Третьяковской галерее. Для него Висхер собрал почти 500 гравюр на сюжеты Нового и Ветхого Заветов, скупив медные доски у 20 популярных амстердамских художников-гравёров.

Получившийся альбом выдержал несколько изданий, с помощью голландских купцов оказался в Москве (в Третьяковке — одно из самых старых и редких изданий 1643 года), где стал настольной книгой иконописцев Оружейной палаты.

Искусствоведы отмечают художественную авангардность «Библии Пискатора» для своего времени — золотого века голландской живописи. Специалисты видят в помещённых в издании гравюрах сильное влияние «позднего извода» итальянского Ренессанса.

Но в Московском царстве изографы полюбили «Библию Пискатора» не за авангардность, а за декоративную нарядность изображения библейских сюжетов. С подачи Пискатора резные иконостасы и фресковые росписи наводнили жестикулирующие старцы, бурные драпировки мадонн, узоры на чулках архангелов, балдахины и римские колонны в качестве архитектурного стаффажа. Голландские типажи, кажется, перекочевали даже на серебряные тарелки, крышки резных ларцов и фаянсовые печные плитки: кураторы Третьяковки собрали из различных музеев 150 зримых свидетельств художественного влияния голландских мастеров на работу мастеров российских.

До последнего времени искусствоведы, описывавшие «осень русского Средневековья» (XVII век), подчеркивали креативность наших иконописцев и занижали значение западных образцов.

«Бесспорно, — отмечает обозреватель „Коммерсанта“, для того, чтобы перенести на доски и на штукатурку черно-белую печатную графику, требовалось живописное мастерство — но „Библия Пискатора“ от этого не перестает быть удивительным памятником европейской составляющей в православной культуре, возникшей задолго до того, как Петр начал рубить свое знаменитое окно».

И о таких фактах всехристианского взаимного влияния знать и помнить чрезвычайно важно. Особенно сегодня, когда целые народы и государства, потенциально родственные и добрососедские, по самым ничтожным с точки зрения вечности поводам заводятся в тупик вражды и противостояния.

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.