Что нас не убивает — делает сильнее? Россиян предупредили о новом финансовом кризисе

Рост имущественного расслоения и распространение дешевых кредитов угрожают финансовой стабильности России и могут привести к финансовому кризису.

Фото: autoassa.ru

К такому выводу пришли экономисты из Центра финансовой стабильности и развития китайского Университета Хэнаня.

Их гипотеза опирается на исследования профессора Чикагского университета Рагурама Раджана, который выявил закономерность в нескольких экономиках мира. Рост доходного неравенства побуждал власти стран стимулировать дешевые кредиты для домохозяйств. Так случился бурный рост цен на недвижимость и финансовый кризис 2008-2009 годов в США.

Связь между имущественным неравенством и кредитованием выявлена во многих странах. Среди них Великобритания, Австралия, Канада, Литва. В России же посла распада СССР начался резкий рост расслоения доходов населения. Также Роспотребнадзор и Всемирный банк констатировали, что 60 % российских семей с кредитами имеют проблемы с их выплатами, почти треть берет потребительский займ для повседневных нужд, сообщает «Коммерсантъ».

«Высокая степень финансовой уязвимости России видится результатом популистской макроэкономической политики, низкого качества управления, сильной зависимости от экспорта топлива и структурных проблем экономики», — пишут авторы исследования.

Парадоксально, но кризис, утверждают ученые, способен оздоровить не только финансовую систему, но и население. Социологи обнаружили, что периоды спада в мировой экономике сопровождаются падением смертности и улучшением медицинской статистики и, напротив, когда экономика шла в гору, смертность увеличивалась.

Впервые это наблюдение было сделано еще в начале 1920-х гг, а затем, на материале «Великой депрессии», эпидемиолог Эдгар Сайденстрикер подтвердил вывод.

Обнаруженная закономерность столь же надежно обоснована статистически, как и тот факт, что курение вредит здоровью.

Снижение смертности наблюдалось даже в Испании, где уровень безработицы во время кризиса нулевых достигал 20%. Разумеется, статистические данные не означают, что эти 20% испанцев, потеряв работу, стали чувствовать себя лучше (распространение психических заболеваний и рост самоубийств во время экономических спадов — тоже твердо установленный статистический факт). И, тем не менее, парадоксальная зависимость смертности от роста экономики остается фактом, нуждающимся в объяснении.

Экономисты и социологи предложили целый ряд возможных причин.

Во время экономических спадов сокращается число несчастных случаев на рабочих местах. Наиболее опытные и квалифицированные работники с большой вероятностью сохранят работу во время спада. С другой стороны, в периоды экономического бума оказываются востребованными услуги молодых и плохо обученных работников, которые дают вклад в статистику.

Экономический спад означает, что люди меньше перемещаются на своих автомобилях на работу или по деловым надобностям, что означает сокращение дорожного травматизма.

С другой стороны, сокращение дорожного трафика, как и падение производства, приводит к снижению загрязнения воздуха в мегаполисах. Именно улучшение качества воздуха может быть причиной снижения сердечно-сосудистых заболеваний и болезней дыхательной системы.

Для большинства семей экономический спад означает меньше работы и меньше денег. Первый фактор означает освобождение времени для сна и физической активности, а также снижение рабочего стресса. Второй фактор влечет за собой уменьшение расходов на табак и алкоголь.

Существуют и неожиданные взаимосвязи между потреблением алкоголя, курением и макроэкономическими показателями. Социологи из Гарварда установили, что замужние женщины употребляют больше алкоголя и табака, если их мужья имеют постоянную работу (эта корреляция не зависит от того, работают ли сами женщины). Калифорнийские психологи показали, что в период кризиса падает употребление алкоголя даже среди работающих, поскольку работник больше дорожит своей репутацией и не хочет ставить под удар собственную работоспособность.

Психологи отмечают, что, несмотря на вышеперечисленные факторы, в периоды рецессий наблюдается рост запойного пьянства, наркомании и самоубийств. Суммарное влияние экономики на продолжительность жизни определяется балансом этих и многих других факторов.

Кристофер Рум указывает, что проанализированная совокупность данных относится главным образом к экономически развитым странам.

Зависимость между состоянием здоровья людей и макроэкономикой — не просто забавный парадокс, заинтересовавший экономистов. Наступление нового глобального экономического спада заставляет ученых задуматься о том, как уменьшить его негативное воздействие на человечество. Естественный путь рассуждений подсказывает, что это удастся, если понять, как кризисы могут быть полезными. Это поможет человечеству пройти через этот сложный период своей истории с наименьшими потерями.

Словом, все мы будем жить долго и счастливо, если, конечно, не помрем.

Геннадий Васильев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.