«Стилистические разногласия». Откуда берётся новый российский вандализм, бессмысленный и беспощадный?

Поводом в очередной раз задуматься об этом стало очередное нападение на памятник, произошедшее в ночь с 21 на 22 июня на центральной улице Череповца.

Фото: cherinfo.ru/moiarussia.ru

Купец без книги

В результате атаки неизвестных была разломана новая, с иголочки, скульптурная композиция «Памятник благотворительности». Фигуру купца из стеклопластика, замаскированного под бронзу, стоящего перед раскрытой книгой, установили 11 июня, в канун Дня города, как подарок всем жителям от череповецких предпринимателей-меценатов. Арт-объект «прожил» всего 10 дней.

Утром, в День скорби и памяти, дворники, обслуживающие исторический проспект, обнаружили, что купеческую книгу, прочно прикрученную болтами, оторвали от подставки и тут же бросили за ненадобностью. Неожиданно скульптура приобрела иной смысл: из самодовольного, кичащегося своими доходными записями купчины, персонаж превратился в застенчивого нищего с перевёрнутой «миской» для подаяний.

Признаюсь, мне не очень симпатичен этот простодушный символ нового русского чванства, подаренный городу. И, возможно, я был бы готов понять протест тех, кто совершил на него покушение. Если бы ими на самом деле двигали те самые «стилистические» разногласия, которые были с советской властью у того же Андрея Синявского или легендарного Остапа Бендера, не желавшего строить социализм.

Но ведь, увы, за этим покушением, уверен, нет никакой идеи. И не только за этим. Вот скорбная хроника действий городских вандалов только за последнее время.

18 мая (сообщает городской проект «Стоп Вандал Череповец») вандалы разрушили детскую площадку во дворе дома по улице Первомайской. Жители дома обнаружили, что неустановленные лица отломили и унесли кольцо карусели, превратив её в объект повышенной опасности для детей. На публичное обращение жильцов дома вернуть деталь, так никто и не отозвался.

19 июня на Зареченском пляже неизвестные перевернули скамейки и туалеты, сломали кабинки для переодевания и предупреждающие знаки, вырвали из земли «грибок» — навес от солнца. Заведено уголовное дело.

В прошлом году была разгромлена новая спортплощадка в парке 200-летия, а калитку на воротах срезали болгаркой и увезли в неизвестном направлении.

И это, не считая «мелких» пакостей, вроде надписей на стенах и заборах, сломанных скамеек и разбитых автобусных остановок.

Судя даже по этим фактам, вандализму «все возрасты покорны». Это не только друзья пойманного прошлым летом в Череповце 15-летнего «вандала Мурки», наносившего граффити на городское имущество. Колесо у карусели и железные футбольные ворота по линии сварки разламывали явно не подростки, а физически сильные и здоровые парни. Ну, а калитку из парка срезали и увезли для своих нужд, пожалуй, и вовсе взрослые мужики.

Скрипач без смычка

По городу передвигаются люди, не согласные с общим строем жизни, психика которых не выносит красоты и порядка. При виде чистого пола им хочется на него плюнуть, на только что оштукатуренной стене — написать похабное слово, бросить камень в новый автобус, провести ржавым гвоздём по боку припаркованного внедорожника, вытоптать цветы на клумбе, разломать лавочки в парке, вылить в фонтан средство для мытья посуды... Эти люди среди нас. Что завтра может прийти им в голову, что или кто им не понравится?

И так — по всей стране. Мальчик на фото к статье — это бронзовая скульптура «Юный скрипач» в Нижнем Новгороде. Скульптура «Юный скрипач» входит в серию скульптур, изображающих жителей Нижнего Новгорода конца XIX века. Скульптура была установлена в 2006 году. Изначально у мальчика-скрипача, как и положено, был смычок, но именно его вандалы воруют чаще всего. В связи с этим, было принято решение, смычков больше к скрипке «не приделывать»...

Россия — одна из числа стран, больше всего пострадавших от актов вандализма. Она же наглядно показывает, что вандализм не зарождается сам по себе, ему предшествуют «стихийные толчки», массовые протесты, революции, путчи, конфликты, войны. Сто лет назад на волне революции 1917 года тотально уничтожалось, взрывалось и осквернялось всё, что ассоциировалось с царской Россией. В годы Великой Отечественной — первое, что делали немцы, входившие в города — уничтожали памятники, архитектуру, грабили музеи, вывозили предметы искусства. Впрочем, тоже самое иногда делали и воины-освободители в своём походе в обратную сторону — на Берлин.

СССР потребовалось 70 лет, чтобы обуздать свой вандализм, и то не до конца. А развал Союза вызвал новый всплеск нелюбви к общественному добру. Тем более, что людям доходчиво рассказали, что «народное» — это «ничьё», а у всего на свете обязательно должен быть хозяин. И народ потащил к себе домой всё, что плохо лежит. Только условия были разные. Кто-то сумел с товарищами утащить целый комбинат, а кто-то общественный куст из Комсомольского парка.

Знаете, я даже был знаком с одной маленькой девочкой, которая начинала горько плакать, когда ей говорили, что вот это — «общее». И такая нелюбовь ко всему общему живёт в наших людях до сих пор. Но одним всё-таки удаётся скрывать свою нелюбовь, вести себя по возможности цивилизованно. А другим делать это не позволяют чрезмерные эмоции и дурное воспитание.

Она (нелюбовь) подогревается догадкой, что на самом деле у этого общего есть хозяин — начальство, только об этом как-то не принято говорить. Только хозяин этот не самый рачительный. У него не очень получается сделать город чистым. Дело даже не в деньгах, просто те муниципальные предприятия (в Череповце, во всяком случае), которые должны это делать, с задачей не справляются. Тогда в голову начальству приходит, к примеру, счастливая мысль устроить всесезонный городской субботник — и по особым разнарядкам муниципальные работники начинают отправляться на городские территории: убирать мусор, полоть, косить...

И всё-таки получается не очень: там, где не должно бы быть травы, она стоит — по пояс. А там, где должны расти цветы, они почему-то не растут, хотя под этот рост выделены миллионы рублей. Зато в частных садах-огородах и на тех городских территориях, где есть настоящие хозяева, всё почему-то растёт прекрасно.

Найти вандала при сегодняшнем уровне развития техники и криминалистики, уверен, не является большой проблемой. Почему так мало вандалов, привлечённых к ответственности в Череповце, Нижнем Новгороде (далее — везде) — это всё вопросы к правоохранительным органам. Гораздо важней вопрос: как победить вандализм? Вопрос в предотвращении.

Мне кажется, что положительный ответ на него всё-таки будет получен. Мы не приговорены фатально к тому, чтобы быть побеждёнными вандалами так же, как были побеждены римляне начала новой эры.

Победа будет за нормальными людьми, которые наконец перестанут прятать глаза и затыкать уши, когда рядом ломают ворота и отпиливают калитки, и осознают, что всё вокруг принадлежит им, а они за это всё в ответе.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.