Русская народная игра: чей депутат богаче президента?

Каждую весну все СМИ — от федеральных до региональных — начинают увлекательную игру с читателем, ловя его на наживку безотказного «хайпа» — публикуя содержание деклараций о доходах депутатов, министров, мэров. То, что эта игра практически совершенно лишена смысла — значения не имеет.

Фото: Mikhail Klimentyev / Presidential Press Service / AP

Первыми раскрыли свои доходы и объёмы имущественных закромов — президент страны, члены правительства и депутаты Госдумы.

Благодаря изучению содержаний их деклараций мы узнали, например, что президент России Владимир Путин заработал 8,65 млн руб. в 2018 году, что по сравнению с позапрошлым годом доходы Путина сократились на 10 млн руб. Тогда он заработал 18,73 млн руб. И пресс-секретарь президента пояснял, что Путин продал земельный участок площадью 1500 м², однако не уточнил кому, и где эта земля расположена. Сейчас же Путин заработал примерно столько же, сколько в 2016 и 2015 годах.

А вот премьер Дмитрий Медведев, как следует из его декларации, опубликованной на сайте правительства, заработал в 2018 почти на полтора миллиона больше, чем президент, — 9,9 млн руб. А его супруга, Светлана Медведева, не имеет никаких доходов вообще. Ну и что?

Ну и что с того, что малоприметный вице-премьер Юрий Трутнев в 2018 году заработал денег в 27 раз больше, чем президент и премьер вместе взятые? И недвижимости у него — полтора гектара. От этого Трутнев в нашей реальности отнюдь не делается богаче Владимира Путина — единственного гаранта сохранности его состояния? Так что не смешите людей.

Иначе, если мы будем так рассуждать, то богаче президента окажется даже известный в Вологде депутат Госдумы Евгений Шулепов, личный доход которого за 2018 год (15 026 299 руб.) почти в 2 раза больше президентского. А по имуществу и вовсе сравнивать страшно. У президента из имущества — всего-то 70-метровая квартирка, гараж 18 квадратных метров, два ретро-автомобиля советского производства, внедорожник «Нива» и прицеп «Скиф».

А у Шулепова! В собственности Евгения Борисовича числится шесть земельных участков для ведения личного подсобного хозяйства. Самый маленький из них — 1808 квадратных метров, самый большой — 3000 квадратных метров. Экс-глава Вологды владеет четырьмя жилыми домами от 72 до 207 квадратов и баней 47 квадратных метров. В его собственности имеются «ЛЕКСУС LX 570», катер «SEA-DOO CHALLENGER 180», снегоход «Буран СБ 640МД» и несколько прицепов. За супругой Евгения Борисовича числится две квартиры (498,80 м² и 160,50 м²), а также несколько легковых машин — «Audi Q5», «LADA KS015L Largus» и «ГАЗ 330232».

У Путина супруги нет...

Ну и что? Вот у депутата Госдумы Алексея Канаева супруга есть, но с ней приходится делиться машиной «Тойота Ленд Крузер 150», двумя земельными участками и домом, переданным ей в безвозмездное пользование. И всё равно ещё остаётся почти 5 млн руб. «на жизнь», заработанных тяжёлым депутатским трудом в 2018 году, есть земельный участок для индивидуального жилого дома площадью 1600 квадратных метров и земельный участок для дачного строительства площадью 2190 квадратных метров, дом в 298 квадратов. Есть наконец моторная лодка «Nissamaran-TR360» с лодочным мотором «Mercury15M», чтобы развеяться в речном путешествии.

О чём нам говорит даже эта небольшая часть властной «бухгалтерии»? О том, что в общем представители властной элиты живут неплохо, а некоторые даже очень хорошо? О том, что скромный (как и положено) наш президентхоть сам живёт ментально, как недавно изящно выразился политолог Глеб Павловский, «словно в длительной зарубежной командировке», но зато даёт жить другим — всем этим депутатам, вице-премьерам, министрам и прочим столоначальникам.

И они как-то сами, потихоньку составляют свои капитальцы, покупают участки, квартиры, машины и лодки с прицепами.

Имеет ли всё это отношение к борьбе с коррупцией, как задумывалось, когда вводилась система декларирования доходов? Пожалуй, никакого, как показывают примеры экс-министров Улюкаева и Абызова, экс-полпреда Ишаева, экс-сенатора Арашукова и его папы из Газпрома. У всех этих персонажей в своё время всё было в порядке с декларациями о доходах и имуществе. А потом вдруг оказалось, что всё настолько нехорошо, что хоть в тюрьму садись.

Поэтому, думаем, никто из нынешних власть имущих не застрахован от того, что и к нему однажды не постучит следователь с ордером на обыск. Только и это не будет, пожалуй, иметь никакого отношения к борьбе с коррупцией. Вернее, «к борьбе», может, и будет, но «к коррупции» — вряд ли. Слишком много личных связей, похожих практик, обычаев, приёмов связывают эту большую когорту «страшно далёких» от простого народа людей, чтобы можно было так просто шевелить в ней грубой антикоррупционной палкой. Не случайно наша власть, согласившаяся на обнародование доходов, так упорно сопротивляется обнародованию своих расходов. Вот это было бы на самом деле интересно сравнить?

А так... Честное слово, меня искренне удивляет эта любовь отечественного обывателя к изучению декларационных списков и доходных рейтингов, вчитыванию в зарплатные ноли и имущественные перечни. Что ему-то, нищему в массе своей как церковная крыса, в сравнении с трутневскими миллионами, от знания, что они, эти миллионы, существуют на свете? Он что, может быть, ведёт где-то собственный тайный и кропотливый подсчёт всего этого добра, чтобы однажды предъявить полный счёт, ещё раз всё «отнять и поделить»?

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.