«Вечный Греф». Главе Сбербанка рекомендовали остаться на четвёртый президентский срок

Греф второй человек в России, который может быть президентом четыре срока подряд. Проблема в том, что судьбы крупнейшего банка России, как, впрочем, и самой России, зависят не от институтов, а от конкретных людей, пусть и доказавших свою компетентность.

Фото: postnews.ru

Во вторник «Ведомости» сообщили, что наблюдательный совет Сбербанка рекомендует акционерам переизбрать на годовом общем собрании Германа Грефа на должность президента крупнейшего финансово-кредитного учреждения страны. Впрочем, усилиями Грефа-президента Сбербанк с 2007 года успел стать не вполне банком.

Практически все эксперты и наблюдатели единодушны в беспрецедентности роли личности Грефа во всех изменениях, произошедших в Сбербанке за три президентских срока.

Сопредседатель «Деловой России», председатель комитета по взаимодействию с миноритариями Сбербанка Антон Данилов-Данильян, которого цитирует издание, вспоминает, что у пришедшего в банк Грефа не было ничего, кроме административного ресурса и встроенности во власть. Но для отечественных реалий этого поначалу было достаточно.

Акционеры встретили нового президента Сбербанка, бывшего министра экономического развития Германа Грефа, мягко говоря, холодно. «Вы своим курсом разрушили страну (Грефа считают главным после Егора Гайдара и Анатолия Чубайса реформатором постсоветской России. — „Ведомости“), теперь собираетесь сделать то же самое и со Сбербанком?» — таким был первый вопрос одного из акционеров, которым представили нового президента, писал «Коммерсантъ».

Усмешка судьбы в том, что ради работы в госбанке Грефу пришлось из либерального экономиста превратиться в авторитарного правителя: ритм перемен ему пришлось задавать собственным примером. «Когда вам нужно что-то реформировать эффективно и в короткий срок, демократия вам не нужна. Возможно, вам нужен диктатор», — говорит один из знакомых Грефа.

Сейчас же у президента есть опыт и квалификация, умение общаться с инвесторами и решать поставленные задачи.

Стиль управления Грефа далек от всех этих принципов agile и бирюзовых корпораций (царит полная свобода, нет четких должностных инструкций и жестких KPI. — СамолётЪ), которыми он так увлекается, — скорее это вертикальная структура, замкнутая на личности самого Грефа, демократии нет, его подчиненные боятся лишний раз высказать ему какие-то замечания, знает один из федеральных чиновников. На нижних уровнях ему, несомненно, удалось построить корпоративную культуру, работающие механизмы, он внедрил проектный подход — в этом смысле Сбербанк далеко впереди других банков, спорит другой чиновник.

«Греф очень уверен в своих идеях, фанатично их отстаивает, но потом может сам же признать, что был не прав, и разувериться в них насовсем», — рассказывает чиновник, давно знакомый с Грефом. Когда он пришел в Сбербанк, его добивали эти очереди бабушек, такое неуважение к людям, и он говорил с самого начала, как бы хотел это изменить, вспоминает он.

«Инвесторы — частные, иностранные — видят трансформацию, которая произошла со Сбербанком под руководством Грефа и оценивают его работу очень высоко. Инвесторы и акционеры считают, что Греф — оптимальная кандидатура, и боятся, что по каким-то политическим соображениям он уйдет с должности президента Сбербанка», — говорит Данилов-Данильян. Вряд ли его кто-то сможет сейчас заменить, признает он.

Вторая усмешка судьбы заключается в том, что такое ощущение безальтернативности фигуры управленца сближает президента Сбербанка с действующим президентом России, который тоже начал отсчёт своего четвёртого срока правления. С одной стороны, это признание заслуг. С другой, — проблема, которая заключается в том, что судьбы крупнейшего банка страны и государства во многом зависят не от выстроенной, надёжной системы, а от личностей конкретных людей, пусть те и доказали свою компетентность. И в этом смысле и инвесторы Сбербанка, и граждане России оказались заложниками — соответственно, Грефа и Путина. Если уйдёт первый, капитализация банка неизбежно упадёт. Если уйдёт второй — проблемы возникнут у российского государства...

Чем придётся заниматься Грефу во время своего четвёртого «сбербанковского» срока? Дальнейшим превращением Сбербанка из чисто финансовой, банковской структуры в мощнейшую IT-компанию мирового уровня, уверен Данилов-Данильян. Греф давно ставит такую цель. Если бы Сбербанк был IT-компанией, он стоил бы втрое дороже, говорил он в декабре. Как экосистема он даже может отказаться от использования слова «банк» в названии и объединить свои продукты под брендом «Сбер».

Пока, несмотря на всю свою продвинутость едва ли не ежедневные успехи в IT-сфере, Сбербанк всё-таки остаётся большой, прозрачной, но неповоротливой структурой, в которой, возможно, безопасно хранить депозиты, но с которой сложно делать бизнес.

У предпринимателей в ходу анекдот, спонтанно родившийся в качестве реакции на последнюю рекламу, призывающую малый бизнес открывать счета в Сбербанк: «Откройте счёт в банке и получите право на бесплатное обслуживание... А потом придёт искусственный интеллект и ваш бизнес накроется медным тазом по закону 115-ФЗ*».

* Федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» от 07.08.2001 № 115-ФЗ. Его ещё называют «законом о блокировках», который даёт банкам право практически лишить бизнеса: на основании всего лишь подозрения банк может не только блокировать счёт предпринимателя, но и отказать в открытии счёта, в проведении операции, в дальнейшем обслуживании.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.