Кругом наши. «Это Россия, детка!» День и ночь Анастасии Цветаевой

Жизнь двух сестёр — Анастасии и Марины — была трагична. А их творчество — гениально. Возможно, в Вологодских архивах до сих пор лежит часть их рукописей, которые считаются утерянными…

Фото: vologda.bezformata.com Дом Цветаевых в Соколе

День

Сначала был день. Марина (в семье ее звали Муся) и Анастасия (Ася) Цветаевы родились с разницей в два года (в 1890 и 1892 годах) в Москве, в семье профессора Цветаева. Их отец — Иван Владимирович был российским учёным-историком, археологом, филологом и искусствоведом, членом-корреспондентом Петербургской Академии наук, профессором Московского университета, тайным советником, создателем и первым директором Музея изящных искусств имени императора Александра III при Московском императорском университете, известном сегодня под именем Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина. Естественно, что девочки получили прекрасное домашнее начальное образование, а затем учились в частной женской гимназии и пансионах в Германии и Швейцарии. После ранней (от туберкулёза) смерти матери в 1906 году они вернулись в Москву. Отец умер в 1913.

Творчеством и Марина, и младшая Анастасия начали заниматься рано. Марина писала стихи, Ася — прозу. Произведения обеих издавались и были замечены литературным миром.

Марина Цветаева. Фото: nsknews.info

В конце 1910 года, в Москве состоялось знакомство Марины Цветаевой с поэтом и литературным критиком Максимилианом Волошиным, а затем с его «Домом поэтов» в Коктебеле, где она познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном. Через год, весной 1912, они обвенчались. В этом же году, очень рано, в 18 лет, и Ася Цветаева вышла замуж за девятнадцатилетнего Бориса Трухачёва.

Последующие годы сестры с семьями неоднократно проводили лето в Крыму, в Коктебеле, в Феодосии. Впоследствии Марина Цветаева вспоминала, что это было самым счастливым временем её жизни: «Коктебель 1911 г. — счастливейший год моей жизни, никаким российским заревам не затмить того сияния», «Коктебель да чешские деревни — вот места моей души».

Ася Цветаева. Фото: leafclover.club

В Феодосию сестры Цветаевы приезжали неоднократно, на короткое время, начиная с 1911 года. Остались яркие и эмоциональные воспоминания и отзыв в одной из Феодосийских газет на выступление Марины и Анастасии: «Снова выступали очаровательные сестры Цветаевы... Еще раз обвеяли нас солнечной лаской... Еще раз согрели одинокие одичавшие души!».

Марина и Сергей Эфрон с дочерью Ариадной сняли квартиру на даче Редлихов по ул. Анненской (ныне ул. Шмидта, 14), Анастасия с мужем Борисом Трухачевым и сыном Андреем поселилась на ул. Бульварной (ныне ул. В. Коробкова, 13). Дом, в котором Анастасия снимала две комнаты, хорошо сохранился и поныне. Еще живы лепнина на потолке, голландские печи, мраморная лестница в парадном подъезде. С 2003 года несколько комнат с отдельным крылечком стали долгожданным домом для музея Марины и Анастасии Цветаевых.

Дом Цветаевых в Феодосии. Фото: wikiway.com

Мы были в этом музее. В разгар невероятной крымской грозы, вселенского грома и потопа, мокрые насквозь буквально ввалились в несколько маленьких аккуратных комнаток, наполненных фотографиями, письмами, рисунками... Нас поразила тишина и невероятный экскурсовод, особенно и через душу читавшая нам, всего троим, одно из лучших стихотворений Марины Цветаевой:

Над Феодосией угас
Навеки этот день весенний,
И всюду удлиняет тени
Прелестный предвечерний час.
Захлебываясь от тоски,
Иду одна, без всякой мысли,
И опустились и повисли
Две тоненьких моих руки.
Иду вдоль генуэзских стен,
Встречая ветра поцелуи,
И платья шелковые струи
Колеблются вокруг колен.
И скромен ободок кольца,
И трогательно мал и жалок
Букет из нескольких фиалок
Почти у самого лица.
Иду вдоль крепостных валов,
В тоске вечерней и весенней.
И вечер удлиняет тени,
И безнадежность ищет слов.

Ночь

А потом пришла ночь. Через два года, в 1914 году, брак Анастасии и Бориса распался.

Началась война, затем революция. Летом 1917 года в Крыму умер от дизентерии Алёша, годовалый сын Анастасии от второго супруга — инженера-химика М. А. Минца, умершего в мае того же года от перитонита.

В начале 1920-х Анастасия Цветаева возвращается в Москву, живёт случайными заработками, но продолжает писать. Её сестра Марина в 1922 году эмигрирует в Европу. В 1927 году Анастасии Ивановне удаётся съездить за границу. Она гостила в Сорренто у М.Горького, а потом отправилась во Францию, где в последний раз в жизни виделась с сестрой.

В апреле 1933 года Анастасию Цветаеву арестовали в Москве. После хлопот Б. Пастернака, Е. П. Пешковой и М. Горького через 64 дня её освободили.

Через четыре года, в 1937, Анастасию арестовали снова. Цветаева была приговорена к 10 годам лагерей по обвинению в контрреволюционной пропаганде и агитации и участии в контрреволюционной организации. Её отправили в БАМлаг (впоследствии преобразован в Амурлаг), где она работала поломойкой, кубовщицей, рабочей на кирпичном заводе, а потом чертежницей в сметно-проектном бюро. Анастасия нарисовала «на заказ» около 900 портретов женщин-заключенных, писала стихи. Её сын Андрей Трухачев был приговорен к 10 годам за «контрреволюционную агитацию». Отбывал наказание сначала в Карелии, а затем в Каргопольлаге.

Анастасия Ивановна Цветаева. Фото: leafclover.club

После освобождения, в 1947 году, Анастасия приехала в поселок Печаткино, Вологодской области (сегодня это один из районов города Сокол), где к тому времени жил с семьей её сын. Все вместе они жили в скромной квартире в деревянном доме на улице Фрунзе. Здесь родилась внучка Анастасии Ивановны — Рита. Сюда, на Фрунзе, приезжала дочь Марины Цветаевой — Ариадна Сергеевна Эфрон, которая привезла с собой часть архива своей матери (машинописные распечатки произведений). Ариадна надеялась найти хоть какую-то работу в Печаткино, но не смогла и уехала. А Анастасию через два года относительно спокойной жизни вновь арестовало Вологодское НКВД. Бумаги сестер изъяли. Возможно, они до сих пор лежат где-то в вологодских архивах.

Дом в Соколе, в котором жила Анастасия Цветаева, сохранился. Это деревянное двухэтажное строение с когда-то застекленной верандой. По воспоминаниям Геннадия Зеленина (пасынка Андрея Трухачева, приемного внука писательницы), бабушка выходила на эту веранду подышать воздухом, и иногда там работала. Дом долгие годы был забыт и приходил в упадок. Только в 2014 году цветаевед Елена Титова, журналистка Наталья Мелехина и сокольчанка Людмила Кузнецова сумели его отыскать. В честь находки в Соколе провели акцию «Цветаевский костёр на Вологодской земле», которая теперь проводится ежегодно в сентябре.

В 2016 году активисты добились, чтобы дому Анастасии Цветаевой присвоили статус выявленного объекта культурного наследия Вологодской области, но это была только половина успеха. Ветхий расселенный дом все еще мог попасть под снос как аварийный, и пока решалась его судьба, внутрь здания постоянно пытались проникнуть маргиналы.

Только в декабре 2017 года, после того, как к проблеме подключился Общероссийский народный фронт, дом включили в единый государственный реестр объектов культурного наследия. Доступ к зданию ограничили и провели там субботник.

К сожалению, этот уникальный объект не только для Сокола и Вологодской области, но и для всей страны, до сих пор находится на грани гибели.

На краеведческих конференциях обсуждают, что мемориальная квартира Анастасии Цветаевой должна быть. Однако ни один из проектов, касающихся дома, пока не осуществился. «Чтобы на один дом не нашлось денег в огромной стране, где собираются развивать внутренний туризм, ищут новые туристические объекты и маршруты? — возмущается Ольга Кузнецова, писатель и член инициативной группы по спасению дома. Если ничего не изменится, он по примеру других вологодских строений, просто может сгореть!».

Елена Прекрасная
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.