«В этом году набрали инопланетян!» Доцент журфака МГУ удивлён первыми результатами первокурсников

Первокурсники журфака только что написали проверочный диктант по русскому языку. Подтвердили ли они оценки, с которыми поступали?

Фото: yandex.ru

«Рыца» (рыться), «врочи» (врачи), «нез наю» (не знаю), «генирал» (генерал), «поциэнт» (пациент), «через-чюр» (чересчур), «оррестовать» (арестовать) — это лишь немногие ошибки, которые допустили абитуриенты на вводных диктантах в МГУ.

Интересно, что это всё — «перлы» студентов из сильных групп газетного отделения, среди которых есть даже «стобалльники» ЕГЭ. Так сказать, элита будущей журналистики. А между тем, 10% написанных ими в диктанте слов, это скорее наскальные знаки, чем письмо.

«Я 20 лет даю диктанты, но такого никогда не видела. Храню все диктанты как вещдок. По сути дела, в этом году мы набрали инопланетян, — рассказала доцент кафедры стилистики русского языка Анастасия Николаева. — Установочные диктанты для выявления уровня знаний первокурсников мы пишем каждый год. Обычно с ними не справляются 3–4 человека. Но результаты этого года оказались чудовищными».

Из 229 первокурсников на страницу текста сделали 8 и меньше ошибок лишь 18%. Остальные 82%, включая 15 «стобалльников» ЕГЭ, сделали в среднем по 24–25 ошибок. Практически в каждом слове по 3–4 ошибки, искажающие его смысл до неузнаваемости. Понять многие слова просто невозможно. Фактически это и не слова, а их условное воспроизведение.

Формально набор был сильный: средний балл по русскому языку — 83. То есть не просто «пятерка», а «суперпятерка», поскольку отличная оценка по русскому языку в прошлом году начиналась с 65 баллов.

«Это очень скверно, когда ребята завалят первую же сессию, нам скажут: «Вы получили „супертовар“. А сейчас они не могут воспроизвести простеньких русских слов. Как это вам удалось сделать из суперотличников супердвоечников?!» — возмущена Анастасия Николаева.

Кстати, в этом году, благодаря ЕГЭ, победители олимпиад и золотые медалисты не смогли поступить на дневное отделение: все они учатся на вечернем. Мало и москвичей. Впрочем, журфаку еще грех жаловаться. Сколько-то самых безнадежных студентов нам удалось отсечь с помощью творческого конкурса. А вот что получил, скажем, филфак, страшно даже подумать. Это национальная катастрофа, — рассказывают педагоги.

Причина её в «олбанском» интернет-языке. Однако главная беда — ЕГЭ. По словам первокурсников, последние три года в школе они не читали книг и не писали диктантов с сочинениями — все время лишь тренировались вставлять пропущенные буквы и ставить галочки. В итоге они не умеют не только писать, но и читать: просьба прочесть коротенький отрывок из книги ставит их в тупик. Плюс колоссальные пробелы в основополагающих знаниях. Например, полное отсутствие представлений об историческом процессе: говорят, что университет был основан в прошлом, ХХ веке, но при императрице Екатерине.

На заседании факультетского ученого совета, который прошёл по итогам диктанта, в МГУ было решено...принять экстренные меры по ликвидации безграмотности. Но компенсировать пробелы тем труднее, чем старше студент и, наверняка, среди них найдутся необучаемые. Да и времени на эти занятия в университетском учебном плане нет. Педагоги переживают, что каждого пятого первокурсника придётся отчислить, хотя все эти ребята, по сути, жертвы серьезной педагогической запущенности.

ЕГЭ уничтожил наше образование на корню, уверены педагоги московского университета. Это бессовестный обман в национальном масштабе. Суровый, бесчеловечный эксперимент, который провели над нормальными здоровыми детьми, и мы расплатимся за него полной мерой. Ведь люди, которые не могут ни писать, ни говорить, идут на все специальности: медиков, физиков-ядерщиков, учителей, политиков, дипломатов.

И это еще не самое страшное. Дети не понимают смысла написанного друг другом. А это значит, что мы идем к потере адекватной коммуникации, без которой не может существовать общество. Мы столкнулись с чем-то страшным. И это не край бездны: мы уже на дне.

Не станем вновь говорить о том, как «раньше было...». Но вот, например, какие темы для сочинений предлагались гимназистам в начале XX века.

Для учеников младших классов:
«О том, что видела птичка в дальних землях»,
«История постройки дома и разведения при нем сада»,
«Великаны и пигмеи лесного царства».

Для детей 12-13 лет:
«Замирание нашего сада осенью»,
«Река в лунную ночь»,
«Встреча войска, возвратившегося из похода»,
«Лес в лучшую свою пору»,
«Дедушкин садик»...

Для старших гимназистов:
«Слово как источник счастья»,
«Почему жизнь сравнивают с путешествием?»,
«Родина и чужая сторона»,
«О скоротечности жизни»,
«Какие предметы составляют богатство России и почему?»,
«О высоком достоинстве человеческого слова и письма»,
«О проявлении нравственного начала в истории»,
«На чем основывается духовная связь между предками и потомством?»,
«О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве»...

«Вчитываешься и восхищаешься: сколько мудрого, возвышенного, благородного было в воспитании детей», — пишет читательница Самолёта.

Для сравнения — сегодняшние реалии.

Недавно в сети появилась информация о том, что в Министерстве просвещения РФ утвердили темы для итоговых сочинений на 2018-2019 учебный год. В этом году школьникам предлагается подумать о «Разуме и чувстве», «Чести и бесчестии», «Победе и поражении», «Опыте и ошибках» и «Дружбе и вражде». Как и в прошлые годы, школьники с ограниченными возможностями здоровья и дети-инвалиды вправе писать итоговое изложение вместо сочинения.

Так, кого воспитываем? А, самое главное, — для чего?

Настасья Немудрая
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.