Иуда тоже любит троицу? «Театральный роман» Зураба Нанобашвили с Вологдой завершён

Скандал, разразившийся в Вологде вокруг фигуры главного режиссёра областного драматического театра, завершился расторжением трудового договора с Зурабом Нанобашвили.

Фото: vsluh.ru

Я и представить себе не мог такого финала карьеры художника, когда в середине мая делал интервью с Нанобашвили. И мы говорили с ним о сугубо творческих вещах, о необходимости возвращения современного театра от формализма и машинерии — к истокам: к человеку-актёру как главному субъекту и материалу театра. Эта, не самая оригинальная, но очень верная мысль, была им любима. Он любил своих актёров, некоторые из которых, как окажется потом, оказались способны через эту любовь переступить... Но не будем забегать вперёд.

Если что и могло насторожить в том, майском разговоре, так это две вещи. Первая — заочная полемика Зураба с куратором областной культуры — заместителем губернатора Олегом Васильевым по поводу предстоящего театрального фестиваля «Голоса истории».

В сетованиях Нанобашвили не было ничего личного: он пенял Васильеву за то, что тот, замкнув на себя всю организацию фестиваля, как казалось режиссёру, превращает его в некий «мультимедийный» проект, из которого уходит нерв высоких и сильных человеческих эмоций, который, по убеждению художника, обязательно должен присутствовать и в современном театре, и в «Голосах».

Ну, и, безусловно, проглядывала в словах Зураба некоторая обида на то, что его вместе со специально подготовленной к фестивалю постановкой «высылают» из Вологды в Кириллов, подальше от постоянного зрителя.

Вторая — прозвучавшее в словах Нанобашвили глухое раздражение по поводу зависти и обид, которые, по его мнению, лежат в основе разобщённости людей театра...

А неделю назад вдруг случилось невероятное — то, что и представить себе было невозможно: главный режиссёр областного театра стал фигурантом уголовной истории с совращением малолетних девиц.

Две семнадцатилетние ученицы вологодского колледжа, где сам Нанобашвили открыл театральный класс, пожаловались на него в прокуратуру, обвинив в том, что он якобы совершал в отношении них «развратные действия». Не будем вдаваться здесь в грязные детали — они в достаточных подробностях описаны в ряде медиа, причем, не провластного, а, что самое любопытное, — либерального толка. И это очень важное обстоятельство.

Просто потому, что после скандала с депутатом Госдумы Леонидом Слуцким, которого либеральные дамы-журналистки парламентского пула обвинили в тех же грязных домогательствах (в том же сейчас обвиняют вологодского режиссёра), а руководство Госдумы, вместо того, чтобы разобраться, послало дамочек подальше, — для всех либеральных СМИ эта тема харассмента стала настоящей красной тряпкой.

Невольно возникает предположение, что, если бы чиновникам вдруг пришла в голову мысль обезопасить себя от обвинений в том, что власть притесняет независимого художника, с помощью обвинений самого художника в половой агрессивности, то это был бы удачный ход. В её основе — доведённая до банальности пушкинская идея о несовместимости «гения» и «злодейства». Стоит снять с художника ореол «гениальности», стащить с пьедестала, на который сами же и подняли, сказать, что он также «мал и низок, как мы» — и всё: делай с ним, что хочешь.

Думается, сейчас те, кто организовал «дело» режиссёра Кирилла Себеренникова, глядя на вологодский «секс-скандал», пожалуй, кусают себе локти — вот в чём надо было обвинять московского режиссёра — автора фестивального «Лета», а не в банальной краже денег.

Тогда у него не было бы никакой поддержки со стороны либеральной тусовки, а зрители Каннского фестиваля не аплодировали бы стоя, глядя, как съёмочная группа из России выносит на красную дорожку табличку с именем режиссёра, сидящего в Москве под домашним арестом.

Возможно, Зураб Нанобашвили что-то недоговорил в том майском интервью. Трудно сказать, что там было у них внутри театра между ним и его любимыми актёрами, какой конфликт...

Но шестого числа шестого месяца (Нанобашвили, рассказывая об этом, почему-то подчеркнул это, отдающее дьвольщиной сочетание цифр) 12 молодых актёров его театра отнесли в департамент культуры заявление, в котором «выразили недоверие» своему художественному руководителю.

«Знаете, — сказал мне сегодня Зураб Анзорович, — у меня главный герой спектакля („Земля крови“ по мотивам пьесы Леси Украинки) — Иуда. И я уже назначаю третьего актёра на эту роль. Каждый, кто за неё берётся, меня предаёт. Мистика какая-то!».

А вот цитата режиссёра из известной вологодской газеты: «Список тех, кто решил со мной бороться, удивителен даже для меня, хотя, казалось бы, я-то знаю этих ребят лучше всех. Коля Акулов и Дима Бычков, которые играют в большинстве моих спектаклей, Виталий Полозов... Я когда-то привёл или принял их в театр, делал для них всё, что мог, был

уверен в надежности этого костяка труппы. И с их легкой руки началась травля. Они с удовольствием дают интервью журналисту рейтингового телешоу, тормозят работу театра перед фестивалем, думаю, не остановятся ещё долго, пока не удовлетворят амбиции».

До последнего Нанобашвили храбрился, полагая что под неким внешним давлением рухнула только часть репертуара, а не весь театр, который он выстраивал 17 лет. Но это произошло.

Сразу после того, как региональное следственное управление СК, по результатам доследственной проверки, отказалось возбуждать уголовное дело по жалобе студенток колледжа.

В 16 часов сегодняшнего дня все СМИ Вологодской области (а, возможно, не только) получили краткое сообщение на бланке департамента культуры Вологодской области со ссылкой на слова даже не начальника департамента, а и.о. начальника Дмитрия Климанова. В сообщении говорилось, что «с Зурабом Анзоровичем Нанобашвили, департаментом как Учредителем 8 июня 2018 года принято решение о расторжении трудового договора по пункту 2 статьи 278 Трудового кодекса».

Сегодня же назначен исполняющий обязанности художественного руководителя театра, говорится в официальном заявлении. И последняя фраза: «Учреждение работает в штатном режиме».

Очевидно, это особенно важно для любого чиновника: чтобы учреждение работало «штатно». Но за этой фразой невольно прочитывается: когда из театра вынимают душу, он на самом деле становится просто «учреждением». Кого это сегодня особенно волнует?

Справедливости ради надо сказать, что сам Нанобашвили не исключал такого развития ситуации. Сегодня в утреннем разговоре режиссёр упоминал о том, что имеет несколько приглашений на работу: «Уехать из Вологды я всегда успею, но хотелось бы довести до конца начатое. Здесь созданный мной коллектив, перед которым у меня есть обязательства».

Теперь его от всех обязательств освободили официально.

Будем надеяться, что в осиротевшее «учреждение» со временем опять появится добрый «гений», которому удастся сделать новый театр...

Но, оставят ли в покое Нанобашвили? Насколько известно, пикантной историей режиссёра и его студенток заинтересовалась съёмочная группа ток-шоу одного из двух «главных телеканалов страны»...

Увы, но, похоже, на российских просторах появился новый «вирус», новое оружие, которое может быть использовано против кого-угодно. Обвинений в домогательствах и (или) совращении малолетних теперь должны бояться мужчины и женщины, занимающие руководящие посты в коллективах, где работают лица противоположного пола.

Так уже происходит в США. Там обвинения в харассменте уже стали настоящим «оружием массового поражения» в руках ошалевших представителей демократического истеблишмента. У нас же, не имеющих опыта и традиций воинствующей политкорректности, в государстве с общей чрезвычайно подвижной, «ситуативной» этикой и порой циничной властью, и оружие, можно предположить, неизбежно будет использоваться «точечно» — по необходимости и по ситуации.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.