Если друг оказался вдруг... Может ли «Северсталь» оказаться под новыми санкциями США?

Вопрос далеко не праздный, учитывая ту серьёзную обеспокоенность, которую российское бизнес-сообщество проявляет по поводу перспектив новых американский санкций.

Фото: openrussia.org

Предпринимательское сообщество, по свидетельству из разных источников, находится в напряжении — богатейшие люди страны ждут обещанных в Вашингтоне новых санкций, которые должны быть объявлены в феврале следующего года и, как ожидается, коснутся российских «олигархов» — владельцев крупного бизнеса, так или иначе связанных с государственными структурами.

Вот по поводу критериев этой связи пока и нет никакой определённости, что вызывает массу спекуляций и особую нервозность как в Кремле, так и в бизнес-сообществе. Его представители консультируются с юристами, задействуют лоббистов и свои контакты в Вашингтоне.

The Bell, например, полагает, что Минфин США, возможно, будет руководствоваться при составлении нового черного списка фактами получения бизнесменом или его компаниями масштабной господдержки — ее размер может начинаться от $300 млн. Это был бы очень понятный подход, рассуждает он: как правило, обращения за господдержкой были публичными, их легко можно отследить по открытым источникам. Но Владимир Путин реагировал далеко не на все из них, и это тоже может считаться фильтром, добавляет он.

Правда, подтвердить эту информацию официально The Bell, как признаётся сам ресурс, не удалось.

Появление черного списка, о котором идет речь, связано с законом об ужесточении санкций (CAATSA), который Дональд Трамп подписал в августе. В нем говорится, что в течение 180 дней, то есть примерно в феврале 2018 года, американские власти должны подготовить детальный отчет о российских «олигархах», приближенных к российской власти. Попадание в этот отчет может грозить введением персональных санкций. В законе также есть поручение оценить возможный эффект от введения против российских «олигархов» вторичных санкций. Под вторичными санкциями подразумеваются ограничения, которые распространяются за пределы США — на третьи страны (если вы попадете в такой «черный список», вы не сможете, к примеру, найти финансирование не только в американских, но и в европейских банках).

В декабре 2008 года правительство опубликовало список системообразующих предприятий, которые могли рассчитывать на господдержку в различной форме. Список был широким — в него вошли 295 компаний, в том числе «Роснефть», «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель», «Северсталь», UC Rusal. А в 2009 году была утверждена программа антикризисных мер.

Таким образом, компания Алексея Мордашова некоторым образом уже оказывается «под прицелом» американского Минфина. Правда, реальной финансовой господдержки «Северсталь», кажется, не получала.

Включая и выдачу госгарантий по банковским кредитам. На это было выделено 300 млрд рублей. Но за госгарантиями обратилась только часть компаний из списка системообразующих: их получила, например, строительная компания ПИК, автопроизводитель «Соллерс», АвтоВАЗ, Трубная металургическая компания Дмитрия Пумпянского. Из относительно близких региону компаний в этом списке числится разве что «Соллерс», принадлежащий Вадиму Швецову, некогда близкому приятелю Мордашова, акционеру «Северстали» и бывшему руководителю её сбытового сегмента. Еще около 30 млрд рублей правительство в кризис выделило на кредиты крупнейшим авиаперевозчикам, в том числе, «Аэрофлоту» и «Трансаэро».

Впрочем, в «пассиве» у Алексея Мордашова есть скандальная история минувшего лета, связанная с «делом о турбинах Siemens», в центре которой оказался гендиректор принадлежащих Мордашову «Силовых машин» Роман Филиппов.

Впрочем, и в этом деле хозяин «Северстали» повёл себя максимально аккуратно. Флиппов был немедленно уволен и выведен из-под удара. Некоторые источники даже утверждали, чо Мордашов мог пытаться предостеречь своего немецкого партнёра (Siemens) о негативных для него последствиях сделки с «Ростехом», отправившего «подсанкционную» газовую турбину в Крым...

Как готовятся к санкциям?

О том, как российский бизнес ждет санкций и пытается к ним подготовиться, за последнее время было сразу несколько публикаций в СМИ. На этой неделе Reuters писал, что предприниматели ищут способ вернуть деньги в Россию и в качестве варианта предложили Минфину выпустить специальные валютные гособлигации, которые они купят на условиях анонимности. Неделей раньше — о том, что крупные бизнесмены жалуются на то, что связи с государством становятся токсичными. Кремль на это возражал, что США пытаются поссорить его с бизнес-сообществом.

Правительство из явных мер пока приняло только одну — дало госкомпаниям право не раскрывать поставщиков по госзакупкам. Это нужно для того, чтобы скрыть от Минфина США информацию о поставщиках подсанкционных компаний и Минобороны, говорит федеральный чиновник. Более того, все конкурсы по закупкам для Минобороны, ФСБ и СВР до 1 июля 2018 года будут проходить в закрытом режиме. Это постановление тоже вызвано опасениями перед санкциями, говорил «Ведомостям» человек, близкий к Минобороны.

ЦБ оценил риски для финансового рынка от возможного ужесточения санкций еще в сентябре. Одна из опций, указанных в CAATSA, касается ограничений на иностранные инвестиции в ОФЗ. Если это произойдет, резиденты США могут начать избавляться от российских госбумаг. ЦБ проанализировал такой сценарий, но пришел к выводу, что «системного» риска для банковского сектора он не несет (подробности регулятор не раскрыл).

Подготовил Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.