Телеграм-канал Самолёта — подписывайтесь!

Андрей Травников вышел из тени — мэр Вологды назначен врио губернатора Новосибирской области

На самом деле это на первый взгляд «сенсационное» назначение не было неожиданным. Ещё накануне назначения Травникова на пост мэра Вологды СамолётЪ писал, что это временно, что это — лишь этап в карьере, которая обещает быть долгой и успешной...

Фото: КоммерсантЪ/пресс-служба администрации Вологды

Как сообщает РБК, президент России Владимир Путин принял отставку губернатора Новосибирской области Владимира Городецкого, который покинул свой пост по собственному желанию.

Временно исполняющим обязанности руководителя Новосибирской области назначен мэр Вологды Андрей Травников. О своем решении Путин объявил на состоявшейся в пятницу в Ново-Огарёво личной встрече с Травниковым.

Мэр областной столицы рассказал РБК Вологодская область о том, почему он не стал мэром Череповца, насколько тяжело было расставаться с «северной столицей» и что думает о будущем агломерации двух главных городов региона.

В последнее время региональные СМИ (СамолётЪ — не исключение) в свете массовой кадровой чистки в рядах губернаторов больше внимания уделяли фигуре вологодского губернатора Олега Кувшинникова, пытаясь ответить на вопрос: чем ему может грозить эта кадровая чехарда?

Между тем она стала тем самым шансом, которого ждал и к которому шёл Андрей Травников. Часто окольными путями — просидев несколько лет в «штабе» у «северо-западного» полпреда. И едва вырвавшись на «оперативный простор» реальной, а не кабинетной политики, пусть и в заштатную Вологду, Травников был, как мы и предсказывали, немедленно замечен и востребован. Хотя, в общем, больших подвигов на посту мэра и не успел совершить, но многие вологжане будут провожать Травникова с тёплым чувством.

Хочется надеяться, что в Новосибирске у Андрея Александровича всё сложится, он сумеет проявить там свои лучшие качества. На протяжении всей своей карьеры управленца он зарекомендовал себя как умный технократ, отличительной чертой которого является умение выслушивать все точки зрения на проблему прежде, чем принимать окончательное решение и подбирать людей в команду на основании их деловых качеств, а не партийной принадлежности.

И последнее. Сегодня многие СМИ ссылаются на моё интервью с Андреем Травниковым, которое я сделал для РБК Вологодская область в этом августе. Сегодня я предлагаю его текст и читателям Самолёта:

«На „Северстали“ я отработал маловато»

— Вы уже давно в муниципальном и государственном управлении. Помните, как и когда Вам впервыебыло сделано предложение занять административную должность? Насколько вы были к этому готовы, сложно ли было менять свою судьбу?

— Было неожиданно. Хотя изменений хотелось, но не так быстро. Я считаю, что на «Северстали» я отработал маловато, хотелось еще поработать гендиректором «Электроремонта». Но поступило предложение от мэра Череповца Олега Кувшинникова занять позицию его первого заместителя. У меня была встреча с гендиректором ЧерМК Анатолием Кручининым, он меня поддержал, и я принял решение кардинально сменить профиль деятельности. Само решение принималось не очень сложно.

— Как напутствовал Кручинин?

— Сказал, что всегда поддержим. Понятно, что отношения между комбинатом и администрацией города ещё с советских времен сложились партнерские, никогда комбинат в стороне от проблем города не оставался. Сложнее было входить в работу. Я не ожидал, что это настолько другая работа, что у руководителей муниципальных и государственных служб столько ограничений по сравнению с работой на производстве и в бизнесе.

— Что вы имеете в виду?

— Ограничения законодательные, политические, общественные. Свои ограничения есть, конечно, и в крупном производственном холдинге, там решения тоже приходится согласовывать на нескольких уровнях управления. Но, если в компании по крайней мере знаешь, где и у кого их можно согласовать, то в муниципальном управлении все оказалось намного сложнее. Казалось бы, решение на поверхности и проблема требует немедленного решения, но недостатки законодательства, сложные процедуры, необходимость учитывать интересы различных групп населения сковывают по рукам, и быстрого решения не получается. Приходится его готовить более тщательно и долго. Насколько я знаю, психологическую перестройку пришлось проходить всем моим коллегам, которые ушли с производства...

— И губернатору?

— Не знаю, он человек уникальный.

— Почему вы все-таки не стали мэром Череповца, хотя после ухода Кувшинникова в руководство областью все были уверены, что его заменит Андрей Травников?

— Потому что я получил предложение от и. о. губернатора Кувшинникова стать его первым замом.

— Других вариантов не было?

— Были. Я мог в конце концов выдвинуть свою кандидатуру на выборы мэра города, но мне стало интереснее быть первым замом губернатора.

— Не пожалели?

— Нет. Конечно, это совсем другой уровень. Если помните, мы тогда столкнулись с очень серьезными проблемами — бюджетными, проблемами организаций, за которые правительство Вологодской области несло ответственность, и опыт решения этих проблем был бесценный.

— Я помню, вы представляли тогда договор мэрии Череповца с теплоэнергетиками «Газпрома», который сегодня руководство города хочет расторгнуть...

— Мне сложно комментировать ситуацию в Череповце, я не знаю всех подробностей. Но думаю, что все муниципалитеты и регионы и тогда, и сегодня заинтересованы в привлечении инвесторов в такие проблемные отрасли как коммунальное энергетическое хозяйство. Сложно представить и тогда, да и сегодня более мощного российского инвестора в теплоэнергетику, чем «Газпром» — действительно очень крупная, надежная и компетентная компания. Для нас этот проект не был уникальным, во многих регионах к тому моменту подобные проекты были уже реализованы, поэтому и было принято решение заключить такое соглашение. Оно готовилось не только для Череповца, а для развития всего теплоэнергетического комплекса Вологодской области. Что произошло потом и почему в Череповце этот проект не получился, я, к сожалению, комментировать не могу.

— Два с половиной года вы отработали в команде вологодского губернатора, а потом, опять-таки неожиданно для всех, оказались в аппарате полпреда президента по Северо-Западному округу. Для вас такая перемена тоже была неожиданностью?

— Да. До этого момента я полпреда Владимира Ивановича Булавина практически не знал, разве что пару-тройку раз бывал на совещаниях с его участием. Но его предложение было интересным, потому что география, структура, круг вопросов — совершенно другие.

— Советовались с губернатором?

— Конечно. Среди руководителей считается правильным тоном, прежде чем какого-то кандидата переманивать, согласовать это с его руководителем. Полпред предварительно говорил с губернатором, тот потом — со мной: сказал, что готов отпустить.

— Почему именно вас выбрал полпред?

— Это его решение...

«Жить надо там, где интересно работать»

— О вашей работе в полпредстве известно не так много. Чем приходилось заниматься в то время? Насколько Вам это было интересно?

— Действительно, полпредство и администрация президента вообще — не самые публичные структуры, и я, наверное, не добавлю много дополнительной информации. Скажу, что отвечал за контрольную деятельность (организация и осуществление контроля за исполнением поручений и указов президента). Поручения выдаются на разные темы в адрес разных исполнителей, нашей задачей было организовать работу и объективно оценить полноту и своевременность их исполнения. Мы проводили различные контрольные мероприятия и докладывали в администрацию. Также я отвечал за мониторинг социально-экономического положения регионов Северо-Запада, выявление наиболее острых проблем, помощь регионам в формировании какой-то общей позиции, донесение ее до федерального центра, организацию и проведение различных окружных совещаний. Для этого требовалось привлечение экспертного сообщества. Штат полпреда небольшой, но есть возможность привлекать широкий круг экспертов, которые помогали формировать отношение к той или иной проблеме. Часть моей работы была близка к контрольной деятельности, с другой стороны, это была и аналитическая работа. С большим количеством командировок.

— А потом вам опять позвонил губернатор... Как произошло ваше возвращение в Вологду?

— Здесь опять всё совпало. С одной стороны, я уже понял, что, несмотря на то, что моя работа интересна с точки зрения расширения кругозора и географии, всё-таки я руководитель скорее прикладного характера — мне хочется видеть результат своей деятельности сразу. И именно в этот момент поступило предложение от Олега Кувшинникова вернуться и стать мэром Вологды.

— Не было проблем личного, семейного плана, связанных с некоторым элементом дауншифтинга — всё-таки это был переезд из столицы (пусть и второй) в провинциальный (пусть и губернский) город?

— Мое решение, наверное, могут понять руководители и бизнесмены. Хорошо, что у вашего ресурса аудитория соответствующая. У меня много знакомых, которые в таком режиме работают — в движении между городами и даже странами. Есть люди, которые буквально живут в самолете. И сегодня руководитель зачастую выбирает не место, где интересно жить, а где интересно работать. Вот и я свое решение принимал по такому же принципу. Тем более, что при сегодняшнем развитии транспорта, коммуникаций грань между городами стирается. На неделе мы все погружены в работу, свободного времени не остается, а в выходные или в отпуск можно съездить и в Питер, в Москву — куда угодно.

Это — к слову про реальную проблему оттока молодежи в столичные города. Да, следует признать, что с точки зрения комфорта там лучше. Но я бы не переоценивал этот разрыв. Думаю, его искусственно поддерживают в том числе и те, кто уехал. Да, в этих городах больше возможностей для организации своего досуга, но все ли этим пользуются? Мне кажется, что и мнение о более качественном образовании, здравоохранении в Санкт-Петербурге несколько преувеличено. Безусловно, там есть выдающиеся учебные заведения, но, если говорить в целом, к примеру, о школьном образовании, то в Вологде и Череповце оно, думаю, даже более качественное. Что касается возможности для карьерной самореализации... В абсолютных цифрах, да, в Питере и Москве количество успешных людей больше. Но ведь и города больше — там больше абсолютное количество потребителей твоих талантов, услуг и товаров больше. А если говорить по соотношению к численности населения, то возможностей для успеха в столичных городах не больше, чем в провинциальных. Не зря ведь многие предприниматели покупают жилье в Питере, а бизнес продолжают вести в Вологде. Нужно понимать, что в крупных городах и конкуренция выше. Возможности есть везде. Другое дело, если ты не достиг, чего хотел, то в столичном городе тебе затеряться проще. А мы с вами знаем массу прекрасных профессионалов, которые живут и работают в регионах.

«Новая структура управления городом снижает риск увлечься популизмом»

— Вы стали мэром Вологды по новой системе местного самоуправления, когда мэра города больше не выбирают всенародно, а назначают кулуарным решением некой комиссии. Хочу спросить: вас не напрягает такой результат реформы местного самоуправления?

— Я позволю себе немного вас поправить, так как все процедуры по назначению сити-менеджера носят открытый, публичный характер. Мэр в Вологде назначается не кулуарно, решение принимается депутатами Городской Думы. Плюс для мэра города, руководителя основного исполнительного органа — это значительная экономия времени. Нет необходимости участвовать в электоральных процессах, мэр с момента подписания контракта сразу приступает к исполнению своих обязанностей. Второй плюс — отсутствие необходимости искать поддержки избирателей, оглядываться на них, что влияет на принятие решений. Хочешь-не хочешь, но это зачастую подталкивает к популистским решениям. В сегодняшней структуре управления Вологды такие риски снижаются. Это конечно не избавляет меня от потребности обеспечить поддержку со стороны населения тех или иных решений, но увлекаться популистскими решениями необходимости нет. Снижен уровень конфликтности между муниципальным и региональным уровнем, чреватый тем, что город может недополучить ресурсов. Минусы — продолжение плюсов: теперь руководитель муниципалитета не выбирается населением, а это — некий дефицит легитимности. Это так. Но, с другой стороны, процедура выбора достаточно открытая, прозрачная, конкурсная. И мэр в большей степени подотчетен городской Думе, чем выборный глава. Я считаю, что плюсов больше.

— С проблемами Вологды были знакомы? Насколько сложной показалась ситуация в городе?

— Я и в полпредстве сильно не упускал ситуацию. А когда поступило предложение, я более глубоко начал ее изучать. Могу сказать, что проблемы Вологды не уникальны. Они есть и в других городах, и в Череповце в том числе. Но, может быть, их острота чуть повыше, чем в других городах. Но в принципе, если говорить об износе коммунальной инфраструктуры, то мы сейчас больше слышим об этом по Череповцу. Если говорить о положении МУПов, то сейчас мы спасаем ситуацию на муниципальном перевозчике. Я знаю, что в Череповце в этом году также пришлось принимать решение, в том числе бюджетное, чтобы помочь автоколонне 1456...

— А имеет ли смысл спасать МУП вообще?

— Я полностью поддерживаю утверждение, что государство и муниципалитет должно присутствовать в только в тех предприятиях, где это необходимо для обеспечения безопасности оказания услуг населению. Причем во многих сферах 100% присутствие не обязательно. Это сферы перевозок и содержания территорий города. Оба рынка достаточно конкурентны, на нем должны быть и частные предприятия — они более активны, гибки, быстрее принимают решения. Но, чтобы задавать общий тон качества услуги, ценовой политики и обеспечивать безопасность, чтобы не оказаться в какой-то момент, к примеру, без перевозок, все-таки муниципалитет должен присутствовать на этом рынке. Мое мнение — достаточно 50-30% присутствия.

— Но присутствие собственника-муниципалитета в предприятии предполагает и ответственность, в том числе, финансовую...

— На самом деле обязанность руководителя любого предприятия вести дела так, чтобы обеспечивать его обновление и развитие. Неправильно говорить о том, что собственник обязан регулярно вкладывать инвестиции. Он должен вложиться на начальном этапе или в случае серьезного изменения профиля деятельности. А так предприятие должно само зарабатывать. Ответственность муниципалитета как собственника — не допускать принятия решений, которые могли бы повлечь ухудшение положения предприятия сегодня или в перспективе. К сожалению, мы видим массу примеров по всей РФ, когда принимаются социально значимые решения, но за счет ресурсов муниципальных или госпредприятий. Понятно, что руководитель предприятия несет ответственность за финансовое положение, но с другой стороны, он зависим от руководства города и зачастую соглашается с такими решениями, берет на предприятие не коммерческие, а социальные обязательства. Если это происходит раз за разом, то приводит к подрыву финансовой устойчивости предприятия и может закончиться плачевно. Это — одна из причин, почему государство должно уходить из состава учредителей МУПов или обществ и присутствовать только там, где это просто необходимо.

«У экономики Вологды есть перспективы во всех отраслях»

— Если говорить про экономику Вологды, то она более...

— Многопрофильная. Есть исторические отрасли, они известны — машиностроение, пищевая переработка, легкая промышленность. Исторически для Вологды всегда была важна лесопереработка. Есть новые отрасли, я считаю, именно отрасли, а не сфера услуг: туризм, IT-технологии. Экономика Вологды более разнообразна, чем в Череповце.

— Это должно придавать ей устойчивость?

— С одной стороны, это сокращает риски. Мы помним историю кризиса 2008 года, когда и Череповец, и весь регион остро почувствовал спад на рынках металла. С другой стороны, я бы не переоценивал риск монозависимости, потому что многие города позавидовали бы такой монозависимости, как в Череповце или Новодвинске или в других городах, которые присутствуют в федеральном списке моногородов, но именно благодаря своим основным предприятиям прекрасно себя чувствуют и развиваются. Другое дело, что нужно думать на перспективу и понимать, что сегодняшнее благоприятное положение — не залог благополучия в будущем, монозависимость нужно снижать. И в этом смысле экономика Вологды содержит меньше рисков. Но сегодня у экономики Вологды нет этого выигрыша. Сегодня задачи двух городов — и моно-, и многопрофильного — одни и те же: развивать различные отрасли экономики, чтобы обеспечить развитие социальной инфраструктуры. У Вологды есть перспективы и в традиционных отраслях, и в новых.

— Как вы оцениваете перспективы традиционного для Вологды машиностроения?

— Я оцениваю их как хорошие. У Вологды хорошая история машиностроения и его потенциал: кадровый, инженерный — он сохранился. Да, за последние 25 лет город потерял часть машиностроительных предприятий. Это проблема всей страны. Мы видим, что в последние годы неплохо развивались сырьевые отрасли, переработка первых переделов, а технологичные отрасли, такие, как машиностроение, не всегда находили достойные места на рынке. Некоторым помогла программа госперевооружения, гособоронзаказ. Но определённый потенциал в Вологде сохранился. И я бы не стал списывать в утиль девиз — «Вологда — машиностроительная столица Севера». Конечно, с поправкой на то, что есть ещё столичный Питер. Но, тем не менее. Очень хорошо, что крупные предприятия области включились в реализацию регионального проекта «синергия роста». Это действительно реальное развитие внутрирегиональной кооперации. Причем, удалось соблюсти баланс — с одной стороны, нет ограничения конкуренции — крупные холдинги допускают любого поставщика продукции или услуг, но при равных условиях предпочтение будет всё же отдаваться вологодским предприятиям.

— Насколько я знаю, на таких принципах свою крупнейшую программу технического перевооружения строит и череповецкая «Северсталь»...

— Я могу это подтвердить. Но тут нужно понимать, что принцип конкуренции никто не намерен нарушать. Другое дело, что благодаря возможности непосредственного контакта у вологодских предпринимателей есть возможность быстрее и точнее узнать о требованиях потенциального потребителя, чтобы быть более конкурентоспособными. И я бы при этом не ограничивался только «Северсталью» и «ФосАгро». В рамках регионального синергетического проекта развивается кооперация и между другими предприятиями. В частности, ЗАО «Мезон» вместе с Вологодским подшипниковым заводом выпускает мелкими партиями подшипниковые сепараторы, осваивает совместно с «Росподшипником» новые технологии по выпуску шлифовальных колец, сотрудничает с Вологодским оптико-механическим заводом. «Ротор» производит детали и запчасти для «Северстали» и др. крупных предприятий... Внутренняя кооперация развивается.

«Полицентричная агломерация „Вологда — Череповец“ обязательно состоится»

— Мы с вами всё время наталкиваемся на сопоставление Вологды и Череповца. Что вы думаете по поводу перспектив агломерации двух главных городов Вологодской области?

— Сам термин «агломерация» — это населенные пункты, которые объединены устойчивыми связями — промышленными, культурными, миграционными. Есть еще ряд критериев. Сегодня пока рано заявлять о том, что наша агломерация уже сложилась. Хотя первые признаки уже есть. И на ее формирование могут серьёзно повлиять местные власти. Я считаю, что уже появились первые признаки производственной агломерации, думаю, кооперация будет развиваться, дополняться инжинирингом. Хороший потенциал есть по межвузовскому взаимодействию между ЧГУ и Вологодским университетом и молочно-хозяйственной академией. В Вологде есть своя научная школа, недавно было принято решение о создании вологодского научного центра РАНа, — может получиться хорошая связка. Еще толчок — это логистика, развитие транспортной инфраструктуры, большая работа проводится Федеральным дорожным агентством по реконструкции дороги Вологда-Новая Ладога на участке — Вологда-Череповец. По сути эта трасса превращается в трассу первой категории. Протяженные участки этой дороги уже переведены в четырехполосное движение. Создание такой транспортной магистрали между двумя городами будет способствовать развитию связей. Уже сейчас мы знаем, что многие череповчане зимой ездят отдыхать в Стризнево, а Вологжане, возможно, откроют для себя Рыбинское водохранилище. Пока в нашей агломерационной связке не «выстрелила» Шексна. Но, думаю, эта идея все-равно реализуется, и наша полицентричная агломерация через некоторое время состоится. Появится такая, комбинированная агломерация: с осью — Вологда-Череповец, вокруг которой будут группироваться прилегающие населенные пункты. Влияние Ярославля не нужно исключать. Но я не думаю, что Ярославль сильнее притянет Вологду, чем Череповец. Вологда и Ярославль сегодня чаще всего конкурируют...

— А влияние мощных федеральных центров — Москвы или Питера?

— Собственно агломерацию они не будут растаскивать, хотя понятно, что они оттягивают кадры. К сожалению, о проблеме неравномерного развития субъектов в нашем федеративном государстве мы говорим давно и видим попытки федерального центра найти решение по выравниванию. Я понимаю, насколько это сложная задача, потому что, с одной стороны, это болезненно — забрать у богатых и отдать бедным, хотя и такие шаги предпринимаются. Можно вспомнить, корректировки в региональные бюджеты по налогу на прибыль, изменения к распределению федеральных трансфертов, субсидий в адрес регионов и др. С другой стороны, нельзя все свести к уравниловке. Стимул для развития у успешных субъектов тоже должен сохраниться.

Андрей Травников родился в 1971 году в городе Череповец Вологодской области. В 1998 году закончил Череповецкий государственный университет по специальности «Электропривод и автоматика», позднее прошел профессиональную переподготовку по программе подготовки высшего уровня резерва управленческих кадров в Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте России.

В 1992-2006 года Травников работал на различных должностях на Череповецком металлургическом комбинате (ОАО «Северсталь»), в 2010 году стал первым замом мэра Череповца, в 2012-м — заместителем губернатора Вологодской области, в 2014-м — заместителем полпреда президента в Северо-Западном федеральном округе, в ноябре 2016 года депутаты Вологодской городской думы избрали Травникова главой администрации Вологды.

Теперь уже бывший губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий был избран главой региона в сентябре 2014 года в возрасте 66 лет, а до этого, в соответствии с указом президента, несколько месяцев временно исполнял обязанности губернатора.

В сентябре 2017 года эксперты холдинга «Минченко Консалтинг» поставили Городецкого на четвертое место в «расстрельном списке» губернаторов, имеющих наибольшие шансы покинуть свой пост.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Плюсануть
Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.