Телеграм-канал Самолёта — подписывайтесь!

Останемся? С началом предвыборного цикла Кремль запустил волну отставок губернаторов и реструктуризацию задолженности регионов

СамолётЪ попытался разобраться, чем это грозит Вологодской области и её главе.

Фото: сайт Олега Кувшинникова

«Губернаторопад», происходящий в последнее время, вызывал живой интерес не только в экспертном сообществе, но и существенной части, скажем так, политически активной общественности.

Определённые спекуляции на эту тему, связанные с фигурой действующего губернатора Вологодской области, уже появились и в некоторых СМИ. Причём с некоторым намёком на возможного «преемника».

Стоит ли рассчитывать, что свежий политический «ветер» снесёт с ветки и увесистый вологодский «лист»? Стоит ли кому-то опасаться, а кому-то (наверняка) загодя радоваться вероятной отставке Олега Кувшинникова?

Вряд ли. Отрицательный ответ на этот вопрос лежит в очевидных, даже на первый взгляд, резонах, которые были использованы при состоявшихся отставках.

Итак. Явно, что сейчас подвигают тех, чьи персоны сами по себе могут создать проблемы для президентских выборов. Речь идёт о неумении ладить с региональными элитами, о людях, вызывающих сомнения в способности обеспечить проведение должным образом президентские выборы. Прикинем эту «одёжку» на широкие плечи Олега Александровича. Правильно, «не налезает». Потому что у него элиты в целом «построены», организационные способности (при всех возможных оговорках, связанных с явкой на последних выборах) проверены.

Кроме того, последние отставки вызывают ощущение точечных замен, а не массовой смены действующих глав кремлёвским кадровым резервом. Это тоже на руку вологодскому главе. Бросается в глаза, что в первую голову убирают губернаторов, условно говоря, «старых» и «чужих». То есть тех, чей политический потенциал и капитал, в общем, исчерпан или не сумел раскрыться из-за неудачно выстроенных отношений со всё той же региональной элитой — тех, кто так и остался для региона «варягом».

Этого никак не скажешь про уроженца Череповца Олега Кувшинникова, 1965 года рождения.

Критерии, по которым Москва сегодня оценивает эффективность губернаторов, тоже не являются большой загадкой. Под эффективностью управления регионом в столице понимают контакт губернатора с региональными структурами, уверенность в том, что его распоряжения будут реально выполняться, а не саботироваться подчинёнными. В этом смысле аппарат, построенный в областной власти Вологодчины, пока осечек не давал.

Конфликта между законодательной и исполнительной властью (даже в виде локального конфликта между отдельными фигурами и департаментами областного правительства и отдельными депутатами, и комитетами Законодательного собрания) просто нет в природе.

Почти тоже самое можно сказать и об отношениях губернатора Вологодской области с региональными чиновниками, с главами районных администраций, с руководителями крупных предприятий. «Почти», потому что этим летом мы всё-таки имели странную ситуацию с бывшим мэром Череповца. Но этот сбой был быстро и практически незаметно для широкой общественности купирован «добровольной» отставкой Юрия Кузина и его заменой на более «техническую» фигуру Елены Авдеевой.

Есть ещё один важный критерий, по которому оценивается любой глава региона. Заключается он в простом вопросе: слышит ли губернатор население и региональных руководителей, насколько его фигура популярна среди местных лидеров общественного мнения? Буквально на прошлой неделе Олег Кувшинников доказал, что слышит всё и всех, даже, если не сразу, но показывает это. В нужный момент реагирует очень быстро — это, к примеру, проявилось в последних решениях губернатора по налоговому мораторию для малого бизнеса и налоговой добавке к бюджетам двух крупнейших городов области. И предприниматели, и мэры Вологды и Череповца просили этого давно, но получили желаемое в строго отмеренной дозе возможного ровно тогда, когда это стало нужно не только им, но и губернатору.

И раз уж мы заговорили об экономике, надо сказать о задолженности Вологодской области, которая дамокловым мечом нависала ещё над прежним главой региона и досталась действующему в наследство. Госдолг области имеет двоякое значение для устойчивости нынешнего губернатора. С одной стороны, её можно, конечно, рассматривать в качестве некоего фактора, отягчающего «губернаторскую вину» перед федеральным центром. Но этого не произойдёт, учитывая природу этого долга и то, что команда губернаторских финансистов действительно неплохо поработала с областным бюджетом и Минфином.

Мало того, в Кремле уже принято политическое решение пойти навстречу губернаторскому корпусу в вопросе с долгами региональных бюджетов. К выборам им объявлена своеобразная «долговая амнистия» — программа реструктуризации кредиторской задолженности. Во вторник она была представлена губернаторам на правительственной комиссии по региональному развитию под руководством вице-премьера Дмитрия Козака. Комиссия выполняет поручение президента Владимира Путина, который, по словам господина Козака, и принял то самое «политическое решение» о рассрочке долговых выплат до 12 лет. Правда, губернаторам напомнили, что в преддверии президентских выборов 2018 года выполнение «майских» указов учтут при заключении соглашений о реструктуризации. Напомним, что в Вологодской области из 40 показателей, зафиксированных «майскими» Указами Президента, в 2016 году удалось выполнить только 30.

Да, реструктуризация — это всего лишь отсрочка. Но до 2019 года, когда истекает срок полномочий губернатора Кувшинникова, её с лихвой должно хватить. А до того времени он может чувствовать себя на своём посту достаточно комфортно. Если, конечно, в игру не вступят некие скрытые факторы внутриэлитных взаимоотношений, о которых мы просто не знаем. Но это уже будет форсмажор.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Плюсануть
Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.