Унижатные

Очередной песенный конкурс «Евровидения» стоит того, чтобы поскорее забыть о нём и заниматься своими, более интересными делами, чем пережёвыванием конспирологических подоплёк итоговых результатов, унижающих участников, жюри и европейских зрителей.

Фото: divannaya-sotnya.com

Однако, видимо, просто трудно остановиться. Это относится и к российскому медийно-политическому сообществу, которому нужно обязательно оправдать «поражение» своего участника, и, тем более, аналогичному сообществу украинскому, для которого «победа» Джамалы подобен лучу света в том «тёмном царстве» тотальной борьбы всех со всеми, в которое за последние два года «революционной» элите удалось превратить страну.

Не буду скрывать — я к давешнему мероприятию отношусь весьма скептически, прежде всего по эстетическим соображениям: просто не очень люблю претенциозную попсу. Тем более, конкурс за последние лет ...надцать убедил: ждать от него откровения вроде новой «АББЫ» — бессмысленно. Но удивительно, как «Евровидение», которое в большей части «старой» Европы воспринимается просто как развлечение, у нас равно, как и у наших восточно-европейских соседей не один год воспринимается в качестве повода для само- и взаимного унижения!

Трудно найти текст, главным пафосом которого служило бы пожелание всем возбужденным «Евровидением» сторонам успокоиться. Напротив — сплошь и рядом наталкиваешься на публикации, буквально ворохами стилистических или идеологических «колючек» (может быть, часто даже мимо воли авторов), способных сильно обидеть многих читателей «слева» и «справа», по «ту» и «эту» сторону российско-украинской границы.

Берём первый попавшийся под руку текст в популярном российском сетевом издании. И получаем первый «колючий» тезис: итоги нынешнего «Евровидения» нельзя считать «политизированными», потому что этот конкурс «менее политизирован, чем европейские кинофестивали» (?), а то, чему посвящена песня Джамалы — «проблема сталинской депортации крымских татар из Крыма в советскую Среднюю Азию в 1944 году под надуманным предлогом пособничества Гитлеру» — не очень хорошо знакома Европе. Оставим на совести автора слова про «надуманный предлог» — это политкорректное выражение отражает общее отношение европейцев к проблеме коллаборационизма, который был в годы Второй Мировой распространенным явлением в большинстве оккупированных стран Старого Света. Сегодня хороший тон считать, что всё было ровно наоборот: героизм (хотя бы даже молчаливое противодействие) был массовым явлением для оккупированных народов, а коллаборационизм — частным случаем, эксцессом.

Ладно, хорошо, такой идеологический «перевёртыш» неприятен, но не смертелен — можно пережить. Но ведь дальше тот же автор говорит, тем не менее, что для незнакомых с крымской депортацией европейцев (по крайней мере, членов жюри конкурса) песня «1944» звучит «косвенным обвинением в адрес сегодняшней политики России по отношению к Украине в европейском ее понимании».

Что не могло не сказаться на итоговом результате. Очевидно, что выбор украинской стороной песни и допуск её к участию в «Евровидении» официальной европейской стороной ещё до самого конкурса предопределил итоговый результат. Результат прецедентный — ещё никогда в этом «шоу-фриков» не побеждала песня с политическим подтекстом. Теперь — победила. Несмотря на явное противоречие прочим параметрам, определяющим собственно шоу.

Все зрители видели сравнение заунывного песнопения Джамалы и яркого номера Лазарева (кстати, не только Лазарева) и, собственно говоря, в своём голосовании сделали свой выбор.

Но прежде был выбор жюри, пославшего (с большим запасом голосов) ясный месседж российской стороне: «Песни и люди у вас, конечно, хорошие, но у страны в целом — серьезные проблемы с репутацией».

Вот главное, что говорится теми, кто пытается объяснить-оправдать результаты «Евровидения-2016». А дальше — тучи мелких информационных «брызг» вроде того, что «результаты зрительского голосования можно «подкрутить» в отличие от голосования «жюри» (при том, что оно, как видим, было предопределено, а потом и вовсе скатилось к скандалу, когда оказалось, что некоторые судьи элементарно путали кнопки при вынесении вердикта). Вроде заявлений, что Украина в 2015-м не была в числе призёров, а Россия была — это якобы говорит о толерантности устроителей конкурса. А на самом деле — подтасовке: Украина в 2015 отказалась от участия в конкурсе.

Вроде иезуитского в своей, опять-таки политизированной изощренности заявления о том, что щедрый обмен баллами между зрителями России и Украины вовсе не свидетельство хорошего отношения двух народов друг к другу, а результат победы в массовом сознании двух стран одинаковых поп-стандартов.

Нет, дорогие друзья, глубоко убежден, что пока ещё бОльшая часть нормальных людей по обе стороны границы, искусственно прочерченной в 1991 году, с теплотой и симпатией относятся к соседям, заняты своими повседневными проблемами. Значительная часть, которых, кстати, создана национальными политиками, которые ради прикрытия своих политических амбиций и корысти и производят весь тот конспирологический и «военно-патриотический» туман, что разъедает души братьев-славян.

Вот — главный источник «глубокой невротизации» и России, и (особенно) Украины, о которой так любят говорить политологи. Главный способ борьбы с этим недугом, унижающим страны и народы — здравый смысл и чувство такта. И то, и другое все ещё в наличии у народов России и Украины — им хватает ума и такта не использовать песенные конкурсы для новых идеологических сражений. Дай Бог того же политикам!

Юрий Антушевич
«РМ»

Послать может только один

Вице-премьер России Дмитрий Рогозин предложил на следующее «Евровидение» отправить популярного исполнителя Сергея Шнурова. «Победить не победит, но кое-куда всех их пошлет», — написал он в твиттере.

Шнуров, который остается популярным на Украине, несмотря на политическую атмосферу, заочно ответил вице-премьеру словом «дожили». «Выходит так, что из 140 миллионов граждан послать ... может только один. Об этом пишет в своем твиттере вице-премьер ядерной державы», — написал артист в инстаграме.

Я — украинец

"Я — украинец, и как украинец хочу сказать следующее.

Украинство — это мертворожденное явление. Унылое. Как песня Джамалы. Никакие мантры не способны закрыть правду. Я уважаю наследие Киевской Руси своих русских предков. Сама идеология украинства — это предательство своих предков.

Я не призываю объедняться с москалями, которые тоже русские, можно им даже сейчас навалять где-то под Донецком, или с поляками, которые тоже славяне, для меня это второстепенное явление. Для меня главное то, что никакие мы не украинцы, это название геополитически и духовно вообще тупиковое. Духовный тупик — это постоянное враньё. МЫ — РУССКИЕ. Русскими, росиянами называли себя и запорожцы, и львовяне. Это общеизвестно. Я не знаю, как там обстоят дела с историей современной России, думаю они там тоже очень духовные и умные. Меня не трогают чьи-то упреки, если я признаю свои ошибки. Потому что признавать свои ошибки, даже публично, — это не стыдно. Даже если будет злорадствовать твой злейший враг. Кому злорадствуется — пусть злорадствует. А я хочу прежде всего поступать ПО ПРАВДЕ. По русской правде. Даже если она горькая. Наши предки почитали и считали славянский язык священным и духовно полезным. А что представляет собой современный украинский язык? Это унылый язык. Или забавный, как говорят некоторые россияне. Конечно, его можно реанимировать, если поставить такую цель. Раньше украинский язык был действительно русским. Но столетия рабства не прошли даром. Язык деградировал вместе с духом. Дух остался в славянском языке. А славянский язык — в современном русском, как и столетия побед москвичей над басурманами. Я не завидую москвичам, я просто отдаю им должное. Они молодцы. Молодец Александр Невский, проявивший мудрось и смирение перед ордынцами, и по-настоящему защитивший Русь и от тевтонцев, и от физической расправы ордынцами, и Дмитрий Донской, так же проявивший смелость и мудрость, и московское духовенство, отказавшееся принимать в 1448 г. еретическую Флорентийскую унию, и Иван III, в 1480 г впервые не давший дань ордынцам. Это всё свидетельства стремления к независимости и настоящего, ответственного, государствостроения русского народа.

А что у нас? Сначала привыкли быть на вторых ролях у Литвы после поражения Станислава Гедимину в 1321 году, и потом и у поляков. Даже унию приняли. Позор и уныние. Вот и вся суть украинства. Надо исправлять эту ошибку, несмотря ни на возможное злорадство москалей, ни на возможную ненависть поляков или кого-то еще. Это всё мелочи. Главное в том, чтобы ТВОРИТЬ ПРАВДУ. В правде, т.е. в истине, и есть источник жизни. И тогда будет НАСТОЯЩЕЕ ВЕСЕЛЬЕ".

Пелех Максим

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.