Две «котлетки» от Константина Эрнста. Едва живой Градский и бабушка Вани Урганта

Пятничный вечерний эфир Первого канала поразил удивительной «рачительностью» руководителей канала, кажется, пробивших очередное моральное «дно».

Фото: СамолётЪ

Наверное, многие с нехорошим предчувствием ждали очередной выпуск «Голоса», который должен был выйти уже после того, как ушел и даже был погребен один из соведущих программы (есть те, кто считает, что лучший) Александр Градский. Он даже успел в некотором смысле «отпеть сам себя» в специально выпущенном Первым каналом «поминальном» концерте.

Интриги к ожиданию добавила ещё одна новость — о кончине 92-летней актрисы Нины Ургант, той самой медсестры Раи из «Белорусского вокзала» и по стечению обстоятельств — родной бабушки ещё одного знаменитого ведущего Первого канала — Ивана Урганта.

К вечеру пятницы уже все, кажется, успели прочитать в Инстаграме Ивана его проникновенные слова, обращённые к ушедшему от него самому родному человеку:

«Почему только она меня выбрала? Не мужей своих, не подруг немногочисленных, а именно меня. Ей почти 50, я только родился... А она выбрала и начала любить. Спектакли, театр, съемки, концерты, халтуры. „Ванята, приезжай“, — и я на двойке автобусе с Невского и к ней», — написал он. И признался, что ничего не боялся, когда засыпал дома у бабушки.

Наверное, отменят, думали все (по крайней мере, самые вменяемые и те, кто не в танке), имея в виду выпуски обоих шоу. И даже предположить не могли, что всё окажется на самом деле куда драматичнее и грубее...

И выпуск «Голоса», и выпуск «Вечернего Урганта» вышли в эфир вовремя и «без купюр». Несмотря на то, что Александр Градский уж пару дней, как говорится, «лежал в земле сырой», а Иван Ургант в часы эфира наверняка был в Питере вместе со своей семьёй, оплакивавшей своего матриарха.

Не изменилось ничего, кроме маленьких надписей мелким шрифтом в углу экрана, обозначавших, что оба выпуска идут в записи: шоу Урганта было записано накануне, в четверг, а выпуск «Голоса», в котором едва дышащий и обдуваемый из вентилятора Градский пытался что-то говорить и даже шутить с обречённостью смертельно больного, оказывается, несколько недель назад...

Этими надписями, видимо, руководители Первого хотели снять неизбежную неловкость от появления в эфире двух людей, которых в нём по-хорошему в это время не должно было бы быть. Но не получилось — они только окончательно разрушили для зрителей иллюзию «прямого» эфира двух самых рейтинговых программ. Правда, мы и раньше догадывались, что на самом деле эфир «кривой», а в прошлую пятницу нам подтвердили эту ложь — во своё спасение.

Окончательно убил эпизод с Александром Реввой в «Вечернем Урганте», где оба от души веселятся по поводу прощания Реввы со своим киногероем-трансвеститом в фильме «Бабушка лёгкого поведения». «Всё, умерла бабушка!» — ржёт в эфире Ревва. «Умерла, умерла!» — покатывается от хохота Иван Урган, у которого в Питере в морге лежит реальная бабушка. И от этого несоответствия между двумя параллельными реальностями, существующими для нас одновременно благодаря Первому каналу, волосы начинают вставать дыбом.

Признаемся, у нас не сразу получилось подобрать слова, чтобы обозначить после увиденного своё отношение к генеральному директору Первого канала Константину Львовичу Эрнсту. Наконец, нам показалось, что мы поняли, на кого он становится похож. Возможно, на Илью Исааковича Лазерсона — тоже известного телеведущего, а ещё — кухонного кудесника, умудряющегося приготовить блюдо из самых невероятных ингредиентов. А еще — на обычную рачительную домохозяйку, у которой на кухне не пропадает ничего — всё идёт в дело: и мясо, и ливер, и хрящики с косточками. А две котлетки, нечаянно оставшиеся от недавнего обеда, вполне могут стать основой семейного ужина...

Наверное, можно было бы просто не выдавать эти, случайно оказавшиеся «лишними» выпуски в эфир. Хотя бы из уважения к тем, кто действительно любил ушедших артистов, к зрителям и к, естественно, к командам, занятым в производстве программ. Или, на худой конец, оперативно переснять часть шоу?

Но команда Эрнста, кажется, становится всё рачительнее с каждым годом, по мере возмужания своего шефа. То отказываясь платить за лицензию «Двух звёзд», то расторгает договор с телекомпанией «ВИД» бывшего товарища Эрнста Александра Любимова, чтобы доказать всем, что «Поле чудес» и идущий к нему в нагрузку Якубович — «наши».

И вот, наконец, в пятницу на Первом пробито очередное «дно»? Теперь с нетерпением будем ждать продолжения...

Евгения Васильева,
Сергей Михайлов

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.