Датчик. «Чёрный» понедельник по-русски. «Мы проснулись в другой стране»

17 августа 1998 года, 23 года назад, государство объявило дефолт.

Фото: varlamov.ru

Валютный коридор был расширен практически в два раза — с 6 до 9,5 руб. за доллар. Объявлен трехмесячный мораторий на выплату банками долгов иностранным кредиторам и заморожены все выплаты по ГКО до конца 1998 года.

После этого началось безостановочное падение рубля, а 25 августа произошел его резкий обвал. Люди давились в огромных очередях в обменниках, обивали пороги банков в надежде получить свои накопления. Двери банков были закрыты. Вкладчиков вносили в какие-то списки. Некоторым счастливчикам удавалось получить часть денег. Но это были скорее исключения из моря потерявших сбережения людей.

В эти дни газета «Коммерсантъ» вышла с заголовком «Мы проснулись в другой стране».

Чтобы успокоить население Банк России выпустил заявление.

«Проблема российской банковской системы состоит в том, что у большинства банков, особенно крупных, обязательства выражены в валюте, а активы — в рублях. В случае девальвации их ожидают очень большие дыры в балансе, несравнимые с объёмом форвардных обязательств».

По подсчетам финансистов, общие потери российской экономики от дефолта составили 96 млрд долларов. Коммерческие банки потеряли 45 млрд долларов, корпоративный сектор — 33 млрд долларов, а обычные люди — 19 млрд долларов.

Это был сокрушительный удар по экономике страны. В 1998 году ее рост сократился в три раза — до 150 млрд долларов, сборы налогов обвалились до рекордных уровней. Дефолт вызвал банкротства огромного ряда финансовых организаций, в том числе Инкомбанка, на тот момент входившего в топ-5 банков России. 29 октября 1998 года ЦБ отзывает его лицензию. За два дня до этого владелец Инкомбанка Владимир Виноградов покинул пост его президента и уехал из России.

Внешний госдолг РФ вырос до 220 млрд долларов. В три раза ускорилась инфляция.

Дефолт стал одним из самых сокрушительных внутриполитических и финансовых шоков в истории страны. В результате этой шоковой терапии рубль обесценился в 4 раза. Со своих постов вынужден был уйти крупные чиновники. Лопнул ряд российских банков.

Но, как говорится, «кому война, а кому мать родна». Пока российские компании считали убытки, компании-экспортеры набивали кошельки. Доллар скакнул до небес. Национальная валюта обесценилась почти на 400.

К 2000 году рост ВВП в России достиг 10%. «Этот положительный эффект частенько относят к дефолту, но экономический рост произошёл независимо от него, благодаря девальвации рубля», — считает экономист Михаил Хазин.

А финансовый обудсмен Павел Медведев говорит: «Из-за бедлама начала 1990-х огромное количество промышленных мощностей не было занято, после дефолта появилась возможность у стоявшего без дела станка сделать что-нибудь такое, что можно продать, люди воспользовались этим — и стали делать. Правительство возглавил Примаков, это была очень удачная фигура для того периода — спокойный, уравновешенный, не паникующий человек. Он позволял себе не вмешиваться там, где без него шло дело. Когда правительство не мешает там, где оно должно стоять в стороне, это замечательно».

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.