Ставка больше, чем жизнь. Зачем Центральный банк повышает ключевую ставку?

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина говорит, что для борьбы с бедностью, поскольку именно бедные в большей степени страдают от инфляции, которую, в свою очередь, призвана обуздать более высокая ставка. Но она же, эта ставка, ограничит доступ к кредитованию и россиян, доходы которых не растут последние 10 лет, и инвесторов, для которых повышение ставки ухудшит экономику их проектов…

Фото: РИА Новости

В конце июля ЦБ повысил ключевую ставку на 1 п.п., до 6,5%, это стало самым резким повышением с декабря 2014 года. Регулятор повысил прогноз по инфляции на конец года с апрельских 4,7–5,2% до 5,7–6,2%. В ЦБ считают, что к уровням 4–4,5% рост цен вернется только в 2022 году.

Комментируя повышение, глава Центробанка Эльвира Набиуллина фактически переложила ответственность за это на население, у которого, по её словам, «не хватает доверия, чтобы понять, что Центральный банк всегда будет принимать решения, направленные на то, чтобы вернуть инфляцию в нужное русло».

Госпожа Набиуллина имеет в виду наметившийся с апреля разворот трат населения, которое стало потреблять больше непродовольственных товаров и меньше платных услуг.

В основе этого разворота могло быть ускорение роста необеспеченного потребительского кредитования. Эту тенденцию лишь усилило с начала июня ухудшение эпидемической ситуации. Другими словами, россияне предпочитают теперь не сберегать, а тратить, восполняя ранее принятые на себя потребительские ограничения, используя для этого кредиты, поскольку не верят уже в повышение доходов, которого нет последние 10 лет. Им кажется более выгодным взять прямо сейчас кредит по сравнительно низкой ставке, а потом выплачивать его, чем ждать и смотреть, как инфляция подъедает мизерные сбережения. Основные статьи возросших трат россиян составили «отпуск в России», а также потребительский импорт «в универсальных магазинах» («покупки непродовольственных товаров») плюс ремонт и стройка.

Повышая в ответ ключевую ставку, благодаря чему потом вырастут ставки кредитов, ЦБ как бы намекает населению: «если вы хотите тратить деньги вот так, да еще и брать их в кредит, значит, это будет стоить вам дороже».

Одновременно повышение ставки может отрицательно сказаться на инвестпроектах в реальном секторе экономики, для которого деньги тоже становятся дороже. На эту опасность указывают предприниматели. Уполномоченный при Президенте России по защите прав предпринимателей, сопредседатель общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов вполне резонно замечает по этому поводу в своей колонке в Forbes: «Если наша реальная цель — развитие экономики, обеспечивающей достойный уровень благосостояния граждан, то надо честно признаться, что хождение хороводом в рамках замкнутой математической модели „инфляция — ставка“ достижению этой цели не сильно способствует.

Наверное, пора что-то „поправить в консерватории“. Возможно, таргетирование инфляции — совсем не тот принцип, который должен определять ключевые для экономического развития решения».

О том, что в борьбе с инфляцией нельзя ухудшать условия инвестпроектов, «если есть желание что-то развивать в стране», в комментарии Самолёту говорит и гендиректор Группы «ЧФМК» Илья Коротков:

СамолётЪ — СамолётЪ-ТВ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.