Искусство войны. Опыт военных медиков может помочь взять коронавирус под контроль

Пассивная защита от COVID-19 (маски, карантинные ограничения, вакцинацию и коллективный иммунитет) уже доказала свою слабую эффективность — она лишь приводит к ускоренной модификации вируса, каждый новый штамм которого становится всё более опасным. Выход может быть найден в сфере активных эпидемиологических расследований.

Фото: voltron.voanews.com

Так, во всяком случае, считают кандидат медицинских наук Андрей Рагозин и доктор экономических наук Владимир Гришин из Центра организации, финансирования и межбюджетных отношений в здравоохранении Финансового университета при правительстве Российской Федерации. В четверг они опубликовали в «Ведомостях» статью, посвящённую борьбе с коронавирусом, которую смело можно назвать сенсационной.

Или, по крайней мере, дающей надежду на окончательную победу над напугавшим всех и всем надоевшим коронавирусом. Излагая свой «метод» борьбы с COVID-19, авторы ссылаются на опыт ряда азиатских стран (Япония, Южная Корея, Тайвань), где несмотря на довольно большое количество заражений вирусом, удалось избежать тяжёлых последствий течения болезни, а также на теорию саморегуляции эпидемий, разработанную в 70-е годы советским военным эпидемиологом Виталием Беляковым.

Авторы статьи предполагают, что именно использование подхода к обузданию неуправляемых пандемий (таких, как нынешняя коронавирусная), предложенного Беляковым, на самом деле помогло упомянутым Японии и Южной Корее, избегая жестких локдаунов второй год удерживать смертность от COVID-19 на крайне низком уровне. Например, на Тайване к началу июля этого года количество смертей от коронавируса составило 28 человек на 1 млн жителей, в Южной Корее — 39, в Японии — 117. Для сравнения: в Италии этот показатель достигает 2111 (это мировой рекорд), в Великобритании — 1892, в США — 1829.

И это притом, что охват вакцинацией населения Японии (12,59%), Южной Кореи (10,15%) и Тайваня (8,58%) мало чем отличался от показателей России (11,93%).

Главная угроза

Российские СМИ продолжают ломать копья вокруг коронавирусной статистики, пытаясь уличить власти в том, что они, по сути, в ней запутались и принимают решения фактически наобум, не имея достоверных данных о количестве заражений. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в растерянности от неуправляемости пандемии призывает богатые страны отказаться от повторной вакцинации своих граждан и поделиться вакцинами с третьим миром, где в отсутствие вообще каких-либо вакцин и карантинных мероприятий, коронавирус бесчинствует, стремительно мутируя в новые более опасные штаммы.

Андрей Рагозин и Владимир Гришин пытаются показать, что в случае с коронавирусом общая статистика заражений и их мониторинг имеет мало смысла, как в общем и пассивное использование таких средств защиты, как маски, карантинные ограничения, вакцинацию и коллективный иммунитет.

Просто потому, что главная опасность исходит не просто от заражения коронавирусом. Бессимптомное носительство вируса, полагают авторы, — это самая безопасная для людей, экономики и общества фаза эпидемии, в которой популяция паразита генетически весьма однородна и преимущественно представлена старыми штаммами, которые не вызывают тяжелых форм заболеваний.

Главная угроза возникает от заражения населения новыми, мутировавшими штаммами, возникающими, как правило, в результате эволюции вируса, который тоже борется за своё существование.

Двухлетняя история бесчинств коронавируса, успевшего за это время измениться несколько раз, кажется, доказала, что нельзя делать ставку только на пассивную защиту — маски, карантинные ограничения, вакцинацию и коллективный иммунитет. С учетом скорости эволюции вируса и «перемешивания» населения число волн COVID-19 теоретически может быть бесконечным, а вакцинации могут давать лишь временную передышку.

Оружие против коронавируса

Выход, согласно теории академика Белякова, на которую ссылаются Рогозин и Гришин, — в использовании уязвимости вируса SARS-CoV-2 — судя по всему, он выживает лишь в процессе передачи от человека к человеку и пока не имеет других значимых природных резервуаров. Это значит, что его эволюция как вида напрямую зависит от поведения человеческой популяции. И это означает на самом деле, что эволюцией возбудителя можно управлять, заменив в его популяции естественный отбор на искусственный — своевременно прерывая жизненный цикл (число пассажей) новых опасных вариантов и игнорируя распространение штаммов, выживающих в форме бессимптомного носительства.

«Тем самым, — пишут авторы, — есть возможность поддерживать безопасную генетическую однородность популяции вируса на национальном уровне, а в случае принятия ВОЗ глобального протокола, возможно, даже добиться исчезновения возбудителя COVID-19 как вида или его вырождения в условно-патогенный (не угрожающий людям в обычных условиях) вид в планетарном масштабе».

Задачу безопасной эволюции коронавируса и преимущественной циркуляции его «одомашненных» условно-патогенных штаммов обеспечивают активные эпидемиологические расследования. Кстати, именно они и являются главным антиковидным оружием, с успехом применяемым в Японии и некоторых других азиатских странах, где считают ненужным массовое тестирование здоровых людей и используют его лишь в рамках эпидемиологических расследований: они своевременно ограничивают очаги опасных штаммов-«новичков» и обеспечивают преимущественное распространение относительно безопасных старых модификаций вируса.

Что очень важно, отмечают авторы, делается всё это в общенациональном масштабе, а не в условиях фактической региональной антивирусной «самодеятельности», которая происходит сейчас в России.

Есть ли у России шанс?

Если верить теории Белякова, в скором времени нас ждёт очередная «резервация», падение активности очередных штаммов коронавируса. Это хорошее время для того, чтобы подготовиться к новой вспышке и опробовать против неё оружие, придуманное военными эпидемиологами.

Для этого, утверждают авторы, необходимо уже сейчас начать прицельный мониторинг всех случаев COVID-19 с тяжелым течением болезни в ковидных госпиталях (с использованием ИВЛ), а также случаев новых заболеваний, случившихся у вакцинированных и ранее переболевших.

«По каждому такому случаю должно проводиться секвенирование генома возбудителя и активное эпидемиологическое расследование с выявлением всех контактов с высоким риском заражения, их обсервацией, контролем здоровья», — отмечают Рогозин и Гришин. И подчёркивают: с обязательной социальной поддержкой. Особенно тех больных, кто лишён права на оплаченный больничный лист и вынужден ходить на работу, даже имея признаки заболевания: самозанятых, трудовых мигрантов, индивидуальных предпринимателей. Для того, чтобы реально обуздать вирус вплоть до полного его вырождения в условно-патогенный (то есть не угрожающий людям в обычных условиях) вид в планетарном масштабе, денег жалеть не надо. Тем более, что их, скорее всего, потребуется не так много.

Насколько реально практическое использование теории Белякова в России, где коронавирус уже показал общую беспомощность медицины и нежелание руководства страны брать на себя всю полноту ответственности за борьбу с пандемией.

Скорее всего шансы есть. Но достижение реального успеха потребует небывалой доселе концентрации сил и средств, а также совсем другого уровня решимости.

Авторы статьи явно сомневаются в том, что российскому руководству что-то удастся сделать в этом направлении без посторонней помощи. А потому рекомендуют не изобретать велосипед, а просто пригласить японских и южнокорейских советников, чтобы они адаптировали свои протоколы к нашей реальности.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.