Шоу неудавшегося скандала. Откуда взялся неожиданно «мирный» финал «Голос-дети»

Начинавшееся с громкого скандала музыкальное шоу на Первом канале оказалось в итоге непривычно скучным, завершившись очень осторожным, «политкорректным» финалом. Обозреватель Самолёта связывает это не только с осторожностью руководства Первого, постаравшегося, «подстелить соломки» перед финальным зрительским голосованием…

Фото: thewikihow.com

Нет, на самом деле тот дилетантизмом жюри, который обеспечил хайп на слепых прослушиваниях, вылился в откровенное непопадание «песен в исполнителей» в финале, превратив его в действие, главной эмоцией которого, пожалуй, стало сильное недоумение публики.

СамолётЪ уже писал, как на первых выпусках программы, посвящённых слепым прослушиваниям, стремление «наставников» показать себя во всей красе, приводило не только к откровенной истерике среди участников, доведённых до слёз «мхатовскими» паузами людей в креслах. Довелось увидеть и бурное выражение чувств членами жюри, находившимися не в совсем адекватном состоянии.

Постепенно, однако, всё как-то устаканилось и шоу потекло своим чередом, то есть настолько спокойно, насколько этого можно ждать от конкурса, в котором поют дети настолько разные по возрасту (от яслей до старшей школы) и зависящие от вкусов таких загадочных личностей, как Баста, Лобода и Крид. Эта троица отчего-то весь сезон напоминала персонажей известной сказки Алексея Толстого: это, как если бы лиса Алиса, кот Базилио и примкнувший к ним Карабас Барабас пытались бы одновременно и научить чему-то несчастных кукольных человечков «Золотого ключика», и выбрать среди них самого способного.

В сказке по умолчанию им стал бы Буратино. В шоу на эту роль весь сезон претендовала «папина дочка» Лиза Трофимова — поздний отпрыск известного поэта-песенника и исполнителя собственных произведений Сергея Трофимова (Трофима). После того, как Елизавета преодолела этап слепых прослушиваний (кстати, вполне заслуженно), зрители, наученные историей с участием в шоу дочки Алсу, стали ждать нового скандала.

И, забегая вперёд, скажем: они были обмануты в своих подозрениях — члены жюри сделали, кажется всё, чтобы Трофимова не стала победителем детского «Голоса».

Впрочем, «постарались» они и для других участников. Можно вспомнить Машу Политикову — Баста подобрал девочке прекрасную «Последнюю поэму» Алексея Рыбникова, с которой она элементарно не сумела справиться, т.е. спела, как говорится, «мимо нот». Однако в суперфинал прошла (?). Очевидно, выручили общее обаяние юной блондинки и красивый антураж с качелями.

А вот Лободе с помощью песни Виктора Цоя, получившейся весьма странной в аранжировке наставницы, удалось «отцепить» от финала безусловно сильную вокалистку Софию Фанту. Здесь и далее оговоримся, что ни у Басты, ни у Лободы, скорее всего, не было злого умысла. А было одно лишь «скорбное бесчувствие» по отношению к потенциальному результату, вытекающему из столкновения материала, выбранного наставниками, с возможностями их подопечных.

Пожалуй, в финале было всего два прямых «попадания» исполнителей в песни. Во-первых, это яркий номер Bring Me to Life в исполнении, наверное, самой яркой исполнительницы этого «Голоса» — Алисы Трифоновой, поддержанной, к тому же, финалиста взрослого «Голоса» Дмитрия Венгерова.

И, конечно, же Who Wants to Live Forever группы Queen, удивительно эффектно получившаяся в суперфинале у будущего победителя Владислава Тюкина.

Но эти попадания в данном случае те самые исключения, которые подтверждают правило: если исполнитель поёт «мимо нот», это всё-таки результат не только недостаточного музыкального воспитания, но и того, что наставник на «Голосе» смотрит не на реальные возможности певца, а на своё абстрактное представление о нём. Или вообще смотрит куда-то в сторону...

Так, между прочим, получилось с Лизой Трофимовой, которую зачем-то заставили петь эту чушь про игрушки, которую Крид круто замешал с рэпом, не оставив ничего от оригинальной мелодии.

В столкновении усталых игрушек и Фредди Мэркьюри предсказуемо победил Фредди. Оставив «Голос» без очередного оглушительного скандала по поводу «продажности» шоу. А нас с вопросом о том, почему, кстати, дети на детском голосе не поют детские песни?

Кроме того, мы ещё раз имели возможность убедиться одновременно в справедливости слов Сергея Шнурова, побывавшего в «шкуре» наставника музыкального шоу, что «Голос» — это скучная программа. И в оценке «Голоса» ещё одним бывшим наставником — Леонидом Агутиным, сравнившим шоу с трансляцией футбольного матча, за которым следит вся страна, делая вид, что разбирается в игре. По словам Агутина, телезритель не оценивает способности участников. Поэтому получается, что соревнуются те, кто поет громче.

«То есть, ценится не просто исполнительское мастерство, а именно вот так называемый пресловутый вокал, в котором, на самом деле, никто ничего не понимает».

Оба эксперта, к тому же, сходятся в ещё одной печальной констатации: внимание к участникам любого «Голоса», весьма пристальное во время трансляции очередного сезона, немедленно сходит на нет после её завершения.

И больше до них никому нет дела (кроме родителей, конечно). А у самих участников, даже победителей, чаще всего нет ни идей по поводу того, что делать на сцене дальше, ни новых песен, чтобы проявить себя не в шоу, а всерьёз. Получается такой вот замкнутый круг отечественного шоу-бизнеса.

А что делать — по ходу других музыкальных шоу у Константина Эрнста для нас с вами нет...

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.