«Мусорный» забег. Сечин поспорит с Чемезовым о том, чья модель обращения с ТКО круче

Итоговые результаты, как утверждают источники в АП, оценит Владимир Путин. Бонус победителю уже готовит Минприроды — ведомство внесло в правительство проект поправок, делающих отходы собственностью региональных операторов.

Фото: СамолётЪ

«Мусорная» тема, оказывается, не исчерпывается боданием регоператоров с населением и местными администрациями по поводу величины тарифов. Здесь есть место для настоящей, захватывающей драматургии, замешанной на высоких, почти шекспировских страстях. Вот вам пример.

Проект строительства мусоросжигающих заводов (МСЗ) в Подмосковье, который политическая группа, названная по именам глав «Ростеха» президентской администрации группой Чемезова-Иванова, вынашивает ещё с 2017 года, как сообщают источники в той же АП, пробуксовывает вовсе не из-за коронавирусной пандемии, а «благодаря» сопротивления «друзей»-конкурентов в борьбе за госзаказы и президентское внимание — группе, которую возглавляют господа Сечин и братья Ковальчуки.

Именно их влиянию приписывают палки, которые вставлял в колёса проекта Минэнерго, задержки финансирования строительства МСЗ, и даже организацию протестов в Московском регионе.

В итоге история разрешилась самым неожиданным образом. По слухам из кабинетов Кремля об конфликте интересов стало известно Президенту, который принял довольно мудрое решение. То есть никого не поощрять и не наказывать, а поручить г-ну Ковальчуку сделать Санкт-Петербург и Ленобласть образцовым регионом по обращению с отходами. Результатом реализации поручения ВВП стала компания АО «Невский региональный оператор», конечным бенефициаром которой является «ИнтерРАО», где председатель совета директоров Игорь Сечин, а генеральный директор — Борис Ковальчук.

И теперь два соперничающих клана поставлены в ситуацию фактического капиталистического соревнования.

Исходные позиции таковы. У Чемезова-Иванова в Подмосковье раздельный сбор, переработка вторсырья и в 2023 году после запуска четырёх МСЗ не останется ни одного полигона. У Сечина-Ковальчука в Ленобласти — 97% свалок, плюс новое обязательство перед президентом: доказать, что образцовую отрасль возможно построить и без энергоутилизации. Напомним: арбитром в споре является сам гарант. И это, пожалуй, главное условие задачи. Решений может быть два: продолжение интриг в попытке утопить конкурирующую группировку, или попытка догнать и перегнать конкурента.

На кону же не только благосклонность главы государства, но и вполне осязаемая материальная выгода от бесконечного обращения с отходами. Которая может стать ещё большей после принятия поправок к закону об отходах и нормативным актам, только что вынесенных на рассмотрение правительства Минприроды.

Поправки устанавливают понятия вторичных материальных ресурсов (ВМР) и вторсырья, а также уточняют право собственности на коммунальные отходы — это право предлагается передать региональным операторам.

Эксперты отмечают, что последнее не только противоречит текущему законодательству, но и логике Гражданского кодекса.

«Кроме явного лоббирования интересов регоператоров, в нем ничего нет», — говорит руководитель лаборатории по исследованию финансовых, управленческих и технологических основ экономики замкнутого цикла РАНХиГС Содном Будатаров. По его словам, вторсырье — не «продукция», как пишут авторы законопроекта. «Смысл этого термина в отграничении от „первичного сырья“. Присваивая вторсырью статус „продукции“, они превращают его в „товар“, по сути, еще глубже хоронят отрасль вторичной переработки, что является экономической ошибкой и противоречит поручению президента по скорейшему переходу к экономике замкнутого цикла», — убежден эксперт.

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.