Не в ставке дело. Почему ЦБ забыл про удачный опыт «русского экономического чуда», начавшегося 20 лет назад?

Несмотря на продолжающиеся высокие темпы инфляции и ястребиную риторику членов Совета директоров Банка России, на предстоящем 19 марта заседании Банк России с высокой вероятностью оставит ключевую ставку неизменной.

Фото: СамолётЪ

В этом убеждён Максим Петроневич, старший экономист аналитического управления «Открытие Research» банка «Открытие». Эксперт считает, что регулятор сохранит риторику, направленную на сохранение ожиданий роста ставок в целях увеличения ставок по депозитам населения, ограничения оттока средств населения в сложные финансовые инструменты с негарантированным доходом, а также подготовки рынка к возможным изменениям в ДКП в будущем. «Впоследствии мы ожидаем замедления текущих темпов инфляции, в связи с чем Банк России может не начать цикл ужесточения ДКП и сохранить ключевую ставку на неизменном уровне до конца года», — отмечает Петроневич в своём комментарии для Самолёта.

«Подмораживание» ставки

С начала года в России сохраняются высокие темпы роста инфляции — выше 0,2% в неделю, однако нет консенсуса, чем именно вызваны наблюдаемые устойчивые высокие темпы. Среди возможных причин можно назвать:

  • немонетарные факторы, к которым можно отнести рост цен на сезонные продукты, рост мировых цен, вызванный ограниченным предложением на сырьевых рынках, продолжающаяся трансмиссия в потребительские цены высокого курса евро и юаня. На долю Китая и Европы приходится около 69% российского импорта, при этом если ослабление среднего за январь-февраль 2021 г. курса рубля к среднемесячному значению за 2019 г. к доллару составило 16%, то по отношению к юаню и евро обесценение составило 27% и 25% соответственно. Также к числу временных факторов можно отнести и произошедшее перераспределение выплаты доходов населения в части годовых бонусов с 2021 г. на декабрь 2020 г.;

  • монетарные причины: роста спроса и кредитования;

  • возросшие инфляционные ожидания, которые приводят к более высокой и устойчивой инфляции в будущем.

Если высокие темпы роста инфляции сохранятся, и при этом будет сделан вывод о том, что рост цен обусловлен преимущественно монетарными факторами или ожиданиями, то упреждающее ужесточение политики может быть показано. Однако, если рост цен вызван стечением факторов немонетарного характера, то преждевременное начало фазы ужесточения монетарной политики на фоне высокой продовольственной инфляции и роста цен производителей может привести к сокращению инвестиционной и потребительской активности, торможению темпов восстановления экономики в 2021 году.

В чем-то похожая ситуация уже наблюдалась в 2018-2020 годах, когда с июня 2018 года под воздействием ряда факторов (ослабление рубля, рост НДС, рост цен на сезонные товары) инфляция разогналась с уровня 2,3% год/году до пиковых 5,3% г/г в марте 2019 года, но к февралю 2020 г. вновь опустилась до 2,3% г/г. Ужесточение денежно-кредитной политики в конце 2018-2019 годов и рост ключевой ставки с 7,25% до 7,75% оказались тогда временными, и уже в середине 2019 года снижение ставки было возобновлено. Однако это в числе других факторов оказало негативное влияние на рост ВВП и инвестиций в 2019 году. По этой причине мы полагаем, что ужесточение ДКП может произойти только после уточнения причин высокого роста цен, тем более что с момента предыдущего заседания 12 февраля уровень доходностей ОФЗ вырос на 30-50 б.п. Необходимости дополнительно стимулировать рост ставок инструментами денежно-кредитной политики сейчас нет. При этом начало цикла ужесточения ДКП на фоне сохранения мягкой политики иных развивающихся стран, может привести к краткосрочному оттоку средств нерезидентов с долгового рынка, о чем уже предупреждают некоторые глобальные игроки, ослаблению рубля и сохранению высокой инфляции.

Если ключевая ставка на текущем заседании будет оставлена без изменения, то будущие решения Банка России будут зависеть от фактической динамики инфляции и трактовки Банком России ее причин, от темпов восстановления экономики и роста доходов населения, от внешней конъюнктуры. Мы полагаем, что наблюдаемое укрепление рубля к евро и юаню, а также восстановление предложения на мировых рынках приведет к замедлению роста цен в ближайшем будущем, и в отсутствие продолжения движения вверх внешних ставок Банк России может и не начать цикл ужесточения ДКП, сохранив ключевую ставку на неизменном уровне до конца года.

А если попробовать добавить «количественного смягчения»?

Отчасти отвечая на вопрос о сдерживании инфляции, политика ЦБ ничего не говорит о реальном стимулировании экономического роста в стране. Аналогичного хотя бы тому, что имел место в России в 1999–2008 годах, во время первого президентского срока Владимира Путина и президентства Дмитрия Медведева.

Между тем, как напоминает экономист Сергей Блинов, тогда тоже высокие ставки (60% в начале и 10% в конце периода) позволяли Банку России контролировать и подавлять инфляцию — она упала с 84% в начале 1999 года до 7,4% в апреле 2007 года. А от роста рублёвой денежной массы в те годы экономические власти России сдерживать просто не могли. Угроза «голландской болезни» (из-за излишнего укрепления рубля) побуждала ЦБ «печатать» рубли и покупать на них валюту на открытом рынке.

«Пусть и неосознанно, случайно, но ЦБ применил правильную тактику разделения инструментов: ставка (высокая, насколько это нужно) — подавляет инфляцию, „количественное смягчение“ (покупка валюты за рубли) — добавляет рубли в экономику», — отмечает эксперт.

По его мнению, наращивание денежной массы операциями на открытом рынке и параллельное подавление инфляции ставкой «дали потрясающий эффект». Средние темпы роста ВВП в 1999–2008 годах в России составили +6,9% в год, экономика за 10 лет перешла на качественно иной уровень, коренным образом изменилась в лучшую сторону жизнь людей. А Банк России, задолго до рецессии 2008–2009 годов и преодолевшего ее Бена Бернанке (председатель ФРС в 2006–2014 гг.), успешно реализовал самую что ни на есть политику «количественного смягчения». Суть которой и заключается в том, что центробанк покупает реальные активы за «свеженапечатанные» деньги.

Для второго издания «русского экономического чуда», уверен Сергей Блинов, Центральному банку достаточно было бы просто повторить свой собственный опыт 1999–2008 годов. Но повторить уже осознанно, а не случайно, как тогда.

Если Банк России применит банальное разделение инструментов (ставка подавляет инфляцию, а деньги добавляются «количественным смягчением», как в описанном выше примере 1999–2008 годов), то российская экономика в считанные месяцы перейдет к темпам роста на 5–6%, невиданным с 2008 года. И эти кажущиеся недостижимыми сегодня уровни далеко не предел.

Препятствие такому плану единственное — нежелание ЦБ осознать и воспроизвести удачный опыт «русского экономического чуда» 1999–2008 годов...

Подготовил Антон Юрьев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.