Шекспир, Пьюзо и Эрнст. О чём напомнил сериал «За первого встречного» на Первом канале?

«Укрощение строптивой» с помощью «Крёстного отца» по мотивам русско-кавказской сказки.

Фото: kino-teatr.ru/tvcenter.ru

Главным достоинством и главным же разочарованием нового сериала, запущенного к 60-летнему юбилею Константина Эрнста, пожалуй, стала Равшана Куркова, исполнительница главной роли своенравной дочери олигарха Саши Савельевой.

Об этом чуть подробней — в списке ролей этой удивительной актрисы с любопытной судьбой не так много настоящих удач, которых Равшана, безусловно, достойна. И главная удача — бесспорно, роль в другом сериале, снятом, кстати, тоже для Первого канала режиссёром Ольгой Музалёвой, — «А у нас во дворе...». Это роль Мавлюды, жительницы Самарканда, которая имеет диплом врача, но при этом вынуждена устроиться на работу дворником в Москве, куда приехала искать своего пропавшего без вести мужа. По мнению критики, с которой трудно не согласиться, это был первый раз, когда в русском сериале удалось создать образ мигранта с востока бывшего СССР — «не героя скетча, не комического орнамента, а полноценного героя».

Огромная заслуга в этом самой Курковой, отлично знающей «материал» и не испугавшейся своей роли, которая, по сути, и вытянула весь сериал.

Ждать того же от новой премьеры Первого сложно. Просто потому, что играть в этой комедии положений Равшане совершенно нечего. И ставшее уже общим место сравнение нового телеопуса с шекспировским «Укрощением строптивой», на мой взгляд, сильно хромает. Да, формально и Катарина, и Саша Савельева, прячут за своей своевольностью желание любви и настоящего семейного счастья. Но если в комедии гениального англичанина освобождению естественного чувства предшествует калейдоскоп событий, наполненных искромётным юмором и раскрывающих характер главной героини, то в сериале Владимира Балкашинова у героини Курковой никакого развития характера не происходит. От слова «совсем». Равшана играет фактически камео — саму себя в предлагаемых обстоятельствах. Смотреть на это приятно и даже любопытно, учитывая природное обаяние актрисы. Но только определённое время. Потом становится просто скучно наблюдать одни и те же реакции, никак не влияющие на развитие действия и повторяющиеся с такой регулярностью, словно речь идёт о застрявшей в проекторе киноплёнке.

Но создателям сериала, видимо, показалось мало потревожить тень сэра Вильяма. Они приплели в сериал ещё одну сюжетную линию, связанную с откровенным и почти беспримесным злодейством. Показывая нам «пахана» в исполнении Игоря Верника с крашеными чёрными усами, любителя лошадей и талантливых деток, они как бы намекают на эволюцию отечественного бандитизма со времён «лихих 90-х». Но Верник упорно играет нечто по мотивам «крёстного отца» из романа Пьюзо и знаменитого фильма Копполы. И это выглядит не смешно и не страшно, а странно.

Наконец, авторы не забывают и фольклорную традицию, на которую намекают уже в самом названии, отсылающем нас к традициям русских (впрочем, не только русских) народных сказок, где отчаявшиеся царственные родители в качестве последнего довода для своих бестолковых дочерей выбирали именно этот выход: выдать их замуж за первого встречного.

В сериале этот «встречный» в исполнении тяжеловесного (в буквальном смысле) Александра Пашкова — типичный Иван-царевич, замаскированный под Иванушку-дурачка. Но и эта интрига, способная было стать «моторчиком» смешной комедии положений, работает со скрипом на протяжении всего каких-то полутора серий.

Что будет с героями дальше, понятно практически с самого начала — любовь и «долгая счастливая жизнь» им обеспечены заранее (при таких-то родителях и карьерных позициях). Но богатые тоже должны немного поплакать на радость основной аудитории Первого канала — это его руководитель-орденоносец знает совершенно точно и не даёт падать рейтингам, подбрасывая очередное неказистое полешко в топку обывательского интереса. В среду попадание оказалось особенно точным, когда после вымышленных разборок героев сериала, зрители «не приходя в сознание» окунулись в семейные дрязги певицы Глюкозы, любезно выставленные на общее обозрение благодаря «док-току» Ксении Собчак...

И только одного, пожалуй, не учли ни авторы сериала, ни Константин Эрнст, допустивший его к показу именно сейчас: уж очень как-то неполиткорректно кино-декорации дворцов рифмуются с кадрами дворца из совсем другого фильма, буквально только что вызвавшего нездоровые эмоции у отечественного зрителя, который начал постепенно осознавать, кто же является сегодня настоящим хозяином жизни. И это совсем не карикатурный бандит, навсегда оставшийся в тех самых проклинаемых всуе «90-х», и не опереточный олигарх, комичный и в жизни, и на экране. А некий совсем другой персонаж, которому в сериале просто нечего делать...

Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.