Жадность? Почему власть не соглашается на кредитную амнистию для россиян

Сегодня отечественная система кредитования — не только способ заработать на людях, ставших «новой нефтью». Государству влезающие в долги ради физического и социального выживания люди кажутся более безопасными и управляемыми.

Фото: ТАСС

На днях партия «Коммунисты России» направила в Госдуму предложение аннулировать кредитные выплаты всем заёмщикам по долгам в пределах 3 млн руб. в связи с пандемией коронавируса.

Логика «высочайшей кубышки»

Инициатива ожидаемо вызвала негативную реакцию представителей профильного комитета парламента страны, не увидевших в ней «экономического смысла». «Банки не свои деньги выдают, они берут у вкладчиков как финансовые посредники и отдают заемщикам. Если заемщикам разрешить их не вернуть, то значит банки должны вкладчикам тоже деньги не возвращать? Это несерьезная вещь», — процитировал РБК первого заместителя комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Госдумы Валерия Гартунга.

И тут же получил в ответ порцию язвительных комментариев читателей, поинтересовавшихся, к примеру, экономическим смыслом прощения Россией многомиллиардных долгов другим государствам и напомнившим, что банки в нашей стране берут у вкладчиков деньги под 5-6% максимум, а выдают кредиты под все 36%.

Скептически отозвались о перспективах кредитной амнистии даже те депутаты, которые увидели в ней реальную пользу для пострадавших от пандемии россиян. «У нас правительство не привыкло давать какие-то льготы народу, — заметил ещё один первый заместитель комитета по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Госдумы Николай Арефьев. — Хорошая инициатива, я бы ее поддержал с удовольствием. Правительство даже в условиях пандемии в апреле обещало сделать много для бизнеса, населения. По три минималки планировали выплатить, но передумали почему-то. За десять месяцев всего два раза по 10 тыс. руб. детям выдали, при том, что родители потеряли работу — безработица выросла больше чем на 6%», — сказал депутат.

Пожалуй, депутатам лучше знать, что движет руководством страны, которое, похоже, периодически впадает в один из семи смертных грехов — в жадность. Нам они об этом, естественно, не скажут, придётся догадываться самим. Можно предположить, что одна из причин, лежащих на поверхности — главный финансовый урок, усвоенный главой государства из кризиса 2008 года — доходы государства нужно постоянно «давить» в кубышку, а тратить по возможности минимально. Такая почти кухонная «политэкономия» обосновывается одним аргументом: финансовая «подушка безопасности» нужна, чтобы пережить «тощие» годы и продержаться до начала тучных.

Очевидно, в глазах Владимира Владимировича нынешний год и ещё несколько предыдущих со стагнацией экономического роста и падением реальных доходов населения — ещё не самые тощие. Самые, видимо, будут впереди. И ведь будут! Беда, к которой так тщательно готовишься, фактически накликаешь, имеет свойство сбываться.

«Ловушка средних расходов»

Но это только часть объяснения, его далеко не исчерпывающая. Потому что страна всё же тратит средства — миллиарды — на нацпроекты, например, или на такие вот проекты, которые периодически описывают телеграм-каналы-инсайдеры. Просим прощения за длинную цитату.

«В 2011 году ОКБ „Сокол“ выиграл конкурс на сумму 1 млрд руб, объявленный Министерством обороны РФ, на разработку разведывательно-ударного беспилотника „Альтаир“. Контракт был подписан при министре Анатолии Сердюкове, у которого депутат ГД Ринат Хайров в свое время был советником. Сам Хайров в этот момент входил в комитет по обороне ГД РФ. Депутат от Татарстана, где расположено и ОКБ „Сокол“. ОКБ „Сокол“ в качестве подрядчика привлекло фирму „Милтек“. А „Милтек“ привлек субподрядчика — английскую фирму Hegir Advisory Limited, контролируемую дочерью депутата Эльсиной Хайровой и его зятем Дмитрием Цветковым (недавно объявлен в розыск). Именно подпись Цветкова и стоит под договором с „Милтеком“. В проекте „Альтаир“ была оговорка, что в дальнейшем возможно создание беспилотника и для мирных целей. В результате „Милтек“ якобы должна была поучаствовать в разработке отдельных частей для беспилотника, который будет использован в нефтяной и газовой сфере. А Hegir Advisory Limited были привлечены с целью „координации взаимодействия „Милтек“ с зарубежными поставщиками отдельных частей компонентов летальных объектов, научно- исследовательскими центрами, маркетинговыми агентствами, поставщиками юридических и консалтинговых услуг“. Всего „Милтек“ перевела 13,5 миллионов евро и 1,6 миллиона фунтов стерлингов на банковский счет Hegir Advisory в Barclays Bank.

На Западе Дмитрий Цветков и Эльсина Хайрова неизвестны как участники разработок беспилотников, зато их хорошо знают, как покупателей дорогостоящей недвижимости в Англии, на Кипре, в ОАЭ и т.п. И партнеры у пары очень интересные.

Например, Эльсина владеет кипрской фирмой Stirakia Holdings Limited вместе с авторитетным питерским бизнесменом Владимиром Голубевым, известным в определенных кругах, как Бармалей...»

Это лишь один пример. Производство БПЛА — далеко не единственный случай. Достаточно посмотреть сколько средств было выделено на «импортнозамещение» в электронике и сколько разработок появилось на рынке. В гражданском секторе это просто хищение бюджетных средств. А вот хищения в ВПК — это проигранные в будущем войны и погибшие русские солдаты. Те самые солдаты, у которых до сих пор нет обещанных беспилотников, но которых учат стрелять по беспилотникам из стрелкового (!) оружия.

Такой подход к экономической «эффективности», выражающийся в том, насколько та или иная сделка обогащает ее инициатора или контролера в системе государственного управления, как справедливо отмечает экономист Владислав Иноземцев, ведёт экономической стагнации страны. «В России, ... возникла некая „ловушка средних расходов“: представители власти хотят тратить без контроля и ограничений, как в африканской диктатуре, а выглядеть и быть воспринимаемыми так, как если бы все они были честными европейскими чиновниками, подотчетными народу, — пишет Иноземцев. — Собственно говоря, эта недостижимая цель и объясняет, почему российская (но и не только) экономика в последние годы перестала развиваться... Российский бюрократический класс готов продвигать объекты и программы на миллиарды, которые могут принести конкретным чиновникам десятки миллионов — и это значит, что средства, в десятки раз больше украденных, расходуются и будут расходоваться в стране непроизводительно».

Новая крепостная лояльность

Украденные и непроизводительно израсходованные средства — это недополученный населением доход, который наши власти стараются ещё больше, по возможности, урезать. Ну, видимо, чтобы сохранить свою долю пирога, уменьшающегося из-за падения рентных доходов от экспорта нефте-газа. При этом сетуя, что, мол, людишки зажрались и не хотят работать за 25 тыс. целковых.

А людишки, чтобы хоть как-то прожить, бегут в банк или МФО за кредитом: одним, другим, третьим. Минувшей весной, когда за продовольственной помощью Мордашова в Череповце (по 6 тыс. на лицо единовременно) выстраивалась очередь из потерявших работу и доходы парикмахеров, мелких лавочников, фотографов, монтажников окон, подвесных потолков и др., людей спрашивали, на что они вообще живут? Оказалось — большинство снимает деньги с кредиток, оставшихся с лучших времён.

В разгар пандемии команда социологов Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета выпустила исследование долговых практик россиян. Очень интересное и непредвзятое исследование, фонтанирующее любопытными наблюдениями. О том, к примеру, что россияне берут кредиты не только, чтобы не протянуть ноги с голоду. Но ещё, чтобы избежать «социальной смерти». Респонденты часто рассказывали авторам исследования об ощущении давления, которое они испытывали длительное время, перед тем как взять кредит, — давления, связанного с неспособностью соответствовать требованию определенного уровня потребления, которое предъявляет им общество.

Потребительские стандарты, на которые ориентируются потенциальные заёмщики, всегда распространяются по социальной иерархии сверху вниз: от благополучных слоёв к менее обеспеченным, и из столиц в малые города и на периферию. И для большинства россиян, пишут авторы из православного университета, «достойная жизнь» без кредита невозможна, и не стоит торопиться ставить им это в вину.

«У человека, который видит, как рядом с ним другие поддерживают совершенно иной уровень жизни, и в то же время не может объяснить эту разницу какими-то особенными заслугами, в сущности, есть только два выхода. Он может либо попытаться объединиться с такими же, как он сам, чтобы изменить общественно-политическую ситуацию и уравнять жизненные шансы, либо попробовать индивидуально избавиться от ощущения депривации, взбежав по социальной лестнице „экспрессом“. Россияне выбирают второй путь, и почти всегда он лежит через кредитование», — делают вывод исследователи.

Погрязшие в долгах, находящиеся в перманентной зависимости от банка и, соответственно, работодателя, депрессирующие сограждане — это фактически «новые русские крепостные». Они постоянно думают о том, чем отдавать имеющиеся кредиты или, как взять новый заём, чтобы покрыть прежний, но не о том, хороша или плоха действующая власть. Такими людьми управлять гораздо проще. Во всяком случае, очень похоже, что где-то на властном «верху» есть и такое мнение.

Вполне возможно, что представители нашего обобщённого «начальства», поддерживающие нынешнюю жадность государства, оправдывает её ещё и так: зато не нужно будет «пускать кровь» оборзевшему народу, используя методы 1937 года...

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.