Костры амбиций. Как страна может стать заложницей геополитических игр своего лидера

На очередной большой пресс-конференции Владимир Путин долго отвечал на вопрос ребёнка, но так и не ответил толком на главный вопрос, который волнует нас всех: что ждёт страну завтра? Впрочем, никто этот вопрос напрямую президенту и не задал…

Фото: kremlin.ru

Почти 4,5 часа беседы Владимира Путина с журналистами были похожи на такой ни к чему не обязывающий, добрый разговор обо всём на свете. И даже «неудобные» вопросы — про как бы зятя Шамалова, отравление Навального и загадочное дело журналиста Сафронова, — от которых ждали какого-то напряжения или даже сенсаций, были переведены в разряд «потешных». В немалой степени этому способствовало появление в кадре «начинающего журналиста» Шнурова и вопрос «про онанизм Дзюбы».

Сложилось впечатление, что именно для этого мероприятие и проводилось — показать: Владимир Путин не болен и готов несколько часов отвечать на вопросы, при этом быстро находить ответы.

Владимир Владимирович, кажется, должен быть доволен — днём в четверг он выглядел лучше, чем обычно в последнее время в телевизоре. Довольна ли пресс-конференцией та аудитория, которой формально предназначалось шоу — народ Российской Федерации? Вот здесь однозначный ответ дать трудно.

Как отмечают наблюдатели, скорее негатив, чем позитивные эмоции мог вызвать, например, неоднозначный ответ президента на волнующий огромное количество родителей вопрос о введении дистанционного образования в школах на постоянной основе.

Вряд ли многим людям, которые сейчас по нескольку месяцев ждут пособие по безработице, понравился ответ относительно его повышения. В негативном ключе обсуждались и ответы про пособия семьям, в которых доход на члена семьи ниже двух прожиточных минимумов, из-за того, что власти решили считать доход с учетом подразумеваемого пособия, а не до его начисления...

Так же неопределенно звучал ответ о Фургале, разделённый на две части: в одной про то, что президент работой губернатора доволен, в другой, после частицы «но» — прозвучало нечто, похожее на оправдание Путиным его нерадивых и зажравшихся представителей элит, которые без ведома главы государства так грубо решают какие-то свои проблемы.

Все вопросы про Навального, Сафронова, компромат на Николая Шамалова, русских хакеров в США, похоже, можно объединить одним детским вопросом, прозвучавшим на пресс-конференции: «Почему нас в мире не любят?».

А разбросанный по разным ответам и даже спрятанный отчасти между строк настоящий ответ Владимира Путина может заключаться в том, что он, видимо, считает реальностью заговор западных спецслужб против себя лично. И что тот же слив шамаловских писем — это месть ему, Путину, за то, что он сам уже отомстил за унижение Мюнхена: Крымом, Донбассом, Сирией... И отомстит ещё.

Это такая увлекательная тактическая игра настоящих мужчин, рыцарей «плаща и кинжала», ради которой в своё время, вероятно, Владимир Путин пошёл в разведку. Но неожиданно всё сложилось так, что стал президентом, и поле для игры оказалось куда шире, чем он даже себе представлял.

В этой игре почти все средства хороши, в ней нельзя терпеть рядом подставных фигур (типа Навального, которого Путин самостоятельным субъектом не считает). И надо жёстко пресекать любой намёк на предательство, которое президент считает главным смертным грехом.

И вот эта тешащая президентские амбиции игра, которая называется «защитой суверенитета», на самом деле может являться основной причиной того, что «нас не любят». Каждый новый её виток бьёт по стране: её экономике, благосостоянию, авторитету. Даже по спорту, который тоже стал заложником геополитики — почти сразу после пресс-конференции Путина из Швейцарии пришло заключение спортивного арбитражного суда (CAS) по российскому допинговому делу, тянущемуся ещё с сочинской Олимпиады. Российские спортсмены два года, в которые пройдут две олимпиады, не смогут выступать под своим флагом и гимном, страна не сможет принимать международные соревнования, а её чиновники не будут допущены на официальные спортивные мероприятия по всему миру. И это, не считая уже пропущенных Россией олимпийских игр. Такова цена удовлетворения тщеславия любой ценой.

Но, пожалуй, нет тех «костров амбиций» — набора санкций, которые могли бы остановить большую игру российской власти. На них, кажется, она готова ответить адекватно: изоляцией страны, консолидацией элиты, репрессивностью для оппонентов.

Вот, что, как показалось, волнует Владимира Путина больше всего. Даже сильнее, чем тот вопрос, который беспокоит большинство россиян и который так напрямую и не был задан на этой пресс- конференции: а, есть ли сегодня план выхода страны из кризиса, восстановления и развития.

Президент сказал, что через 10 лет бедность планируется сократить в 2 раза (как и за прошедшие 20 лет) — до 6,5 процента. Наверное, это можно считать дальним ориентиром решений нынешних социально-экономических проблем. Из чего следует, что ближайшие годы ожидаются для страны весьма сложными, конкретные маршруты преодоления кризисных явлений будут вырабатываться, меняться и уточняться. Всё это мало похоже на воодушевляющий свет в конце тоннеля. А обычными гражданами, которые не уверены, что смогут накрыть новогодний стол 2021 года, такой взгляд в будущее скорее будет воспринят с раздражением. Тем более, что завтрашний и послезавтрашний дни страны в интерпретации Путина так и остались по-прежнему неопределенными, хотя именно ближайшие перспективы больше волнуют россиян.

Судя по всему, планы на следующий год, конечно, свёрстаны, но они не выглядят судьбоносными и амбициозными, а ограничиваются исключительно техническими вопросами выживания системы, да и страны в целом. С каждым новым вопросом и ответом на него, цементирующим конструкцию властных элит, укреплялось подозрение в наступлении нового застоя.

Скрашивать который, видимо, будут не только Шнур с Дзюбой, но и строго дозированные подарки с президентского плеча, вроде хорошо подготовленного к последней пресс-конференции экспромта с предновогодней выплатой по 5 тысяч рублей за каждого ребенка семьям, где есть дети до 7 лет. Возможно, эти деньги получат и родители мальчика, который спросил президента про нелюбовь. Хотя, кажется, ему уже 10.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.