Его звали Владимир Борисов. На минувшей неделе от коронавируса скончался исполнительный директор Череповецкого фанерно-мебельного комбината

Для компании Борисов был одним из ключевых звеньев управления производством. Его смерть стала утратой, которую трудно будет восполнить…

Фото: СамолётЪ

Пандемия COVID-19 на самом деле не разбирается в персоналиях, нанося свои удары по населению всего мира. Но за каждым случаем гибели людей от вируса стоит своя персональная история. Вместе с каждым ушедшим от нас человеком уходит история его жизни, наполненная чувствами, надеждами, планами и переживаниями. Всякий раз это отдельная исчезнувшая «вселенная», оставляющая после себя более или менее заметный след.

В случае с руководителем ЧФМК Владимиром Борисовым, пожалуй, можно говорить о том, что его наследие трудно переоценить, а потеря личности такого масштаба надолго останется невосполнимой для предприятия, которым он руководил, и коллектива, душой которого являлся.

Мне посчастливилось познакомиться с Владимиром Николаевичем чуть больше года назад. И с первой встречи стало понятно, что история директора Борисова — это чистая, почти беспримесная метафора развития Череповецкого фанерно-мебельного комбината. Компании, руководители которой, перед тем, как занять свой пост, долго «взвешивались» на весах самого что ни на есть «гамбургского счёта», двигались к своим должностям постепенно, шаг за шагом осваивая и секреты управления таким непростым организмом, и пропитываясь его внутренней культурой. Случайных людей у руля ЧФМК никогда не было, поэтому они никогда по страусиному не прятали голову в песок и не совершали опрометчивых «революций».

Вот и исполнительный директор АО «ЧФМК» Владимир Борисов, по его собственным словам, к этому пику своей карьеры шёл с 8 класса школы. К этому времени внук столяра-краснодеревщика и сын начальника цеха деревообрабатывающего комбината в Весьегонске был готов продолжить семейную традицию и связать судьбу с деревообработкой.

В 1979 году Владимир поступил в «базовое» для ЧФМК учебное заведение — Череповецкий лесомеханический техникум. А 2 апреля 1983 года, даже не отгуляв положенные выпускнику каникулы, пришел работать на комбинат.

Через год руководство ЧФМК откомандировало смышлёного молодого специалиста учиться дальше —за счёт предприятия Борисов отправился на дневное отделение Архангельского лесотехнического института. На каникулах возвращался в Череповец — работал на комбинате, в какой-то год, вспоминает, даже исполнял обязанности мастера.

А после окончания вуза сразу же занял удачно освободившееся место старшего мастера «кузницы кадров» — так на ЧФМК называют лущильный цех, самый большой на предприятии. В этом непростом коллективе, занятом тяжёлой работой, Владимир Борисов стал начальником участка.

В 1997 году генеральный директор комбината Евгений Коротков увидел в молодом руководителе особый потенциал. Неожиданно для самого себя Борисов, махом миновав сразу несколько карьерных ступеней, стал главным технологом ЧФМК.

«Это было что-то! — эмоционально вспоминал тот этап своей карьеры Владимир Николаевич. — Александр Иванович Ремезов мне очень помог в то время, как с ребенком, со мной нянчился. Но и мне приходилось много работать, самому до всего доходить. Часто приходилось просто брать документацию и читать ее».

Надо учитывать, что всё это происходило в очень непростое, даже в чём-то, как принято говорить, «судьбоносное» время для комбината, затеявшего большую реконструкцию и одновременно начавшего входить в рынок, в том числе, экспортный.

Без преувеличения именно в то время закладывалась основа предприятия — будущего лидера отрасли по всем направлениям: от производственного потенциала — до стандартов качества...

Благодаря, в том числе, усилиям исполнительного директора комбинат сумел преодолеть недавний отраслевой кризис перепроизводства. А вот сам Владимир Борисов, увы, не сумел пережить свалившуюся на страну, город и завод пандемию...

Сегодня хочется просто вспомнить несколько запомнившихся мыслей Владимира Николаевича из того годичной давности интервью.

«Я всегда считал, что если человек с желанием работает, не ленится, то и результат будет. Я себя не считаю „супер-руководителем“, но ведь не каждый может быть начальником, какие-то способности должны быть. Одним словом, если меня спрашивали, я всегда знал ответ на вопрос. А вокруг меня всегда были коллеги, с которыми я работал ни один год...»

«Знаете, для продавцов на мировых рынках дело престижа, чтобы у них в ассортименте присутствовала фанера производства ЧФМК. Мы со своим высоким качеством стоим в верхних строчках ценового диапазона. Свой имидж мы не за год заработали. Но он даёт нам право на получение добавленной стоимости. Завод, не имеющий такой репутации, гораздо быстрее потеряет рынок сбыта, чем хорошо зарекомендовавшее себя предприятие».

«На заводе, который имеет богатую историю и традиции, суть корпоративной культуры я вижу в ответственности перед клиентами. Я не думаю, что здесь корпоративная культура уступает той, которую можно было бы заимствовать у других компаний или из учебников. Внутри комбината тоже сложилась своя культура: люди общаются, есть молодёжное движение, профсоюз, отличный коллективный договор. Я не говорю, что всё это идеально и не требует корректировки. Мы этим сейчас занимаемся, анализируем и будем работать. Самое главное, чтобы эта работа была во благо производству и коллективу. Наш коллектив сложился, это отлаженный механизм, новое внедрять нужно осторожно и постепенно, чтобы получить максимальную отдачу».

Расставаясь, мы договорились с Борисовым, что в следующий раз поговорим уже не о производстве и не о корпоративном управлении, а о чём-то отвлечённом. Например, о музыке и коллекции виниловых дисков, которую Владимир Николаевич собирал всю жизнь.

Следующего раза не случилось. В минувшую пятницу Владимир Борисов скончался в череповецком моногоспитале от осложнений, связанных с COVID-19. На этой неделе ему исполнилось бы 57 лет...

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.