Это страшное слово «секвестр». Как правительство Мишустина будет выводить страну из кризиса

Эксперты уже назвали три возможных сценария. Четвёртый предложил брат первого вице-премьера Андрея Белоусова.

Фото: realtribune.ru

Накануне коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг» подготовил аналитический доклад «Полгода правительства Мишустина». Как видно из названия, документ посвящён подведению итогов работы нового кабинета министров, неожиданно сформированного в начале года после такой же неожиданной отставки премьера Дмитрия Медведева.

Три кризиса Михаила Мишустина

Полгода назад новое правительство позиционировалось как правительство «экономического прорыва» в противовес инертному кабинету Медведева, политика, побывавшего президентом и явно скучавшего на должности «технического» премьера. О чём редактору Самолёта в январе говорил губернатор Вологодской области Олег Кувшинников. Лично знакомого ему Михаила Мишустина Кувшинников назвал тогда «технократом, системщиком, менеджером с большой буквы, человеком, который требует и контролирует ход выполнения своих поручений».

Увы, но «менеджеру с большой буквы» пока не удалось как следует развернуться в свои первые шесть месяцев работы, что отметили и эксперты «Минченко консалтинга» в своём докладе. Новому правительству вместо прорыва в экономике пришлось заниматься купированием других «прорывов» — кабинет сходу начал бороться сразу с тремя кризисами: пандемией коронавируса, снижением нефтяных цен и болезнью самого Мишустина. Эффективнее всего правительство справилось с кризисом нефтяных цен, чуть менее эффективно — с периодом болезни Мишустина, а самым трудным оказался кризис, вызванный коронавирусом. «Людей брали под одни задачи, а решать им пришлось совсем другие», — объясняет автор исследования, президент «Минченко консалтинга» Евгений Минченко. Именно поэтому в первые полгода своей работы правительство Мишустина оказалось техническим, считает он.

Впрочем, отмечают эксперты, сейчас, когда ситуацию с коронавирусом удалось стабилизировать, у правительства Мишустина появился второй шанс реализовать своё первоначальное предназначение. Главной задачей, отмечается в докладе, должен стать вывод России из кризиса. При этом эксперты полагают, что возможны три основных варианта такого выхода.

Наиболее реальным они считают вариант, условно обозначенный как «послевоенная пятилетка». Этот формат предполагает выделение нескольких ключевых отраслей и попытку осуществить рывок за счёт масштабного вложения в них государственных инвестиций.

Два других варианта считаются существенно менее вероятными в реализации. Речь идёт о политике некоего «нового НЭПа», с разгосударствлением экономики и стимулирующим развитие бизнеса снижением налогов. Ещё менее вероятен, а точнее, — невозможен в текущих внешнеполитических условиях вариант нового «Плана Маршалла», который предусматривал бы привлечение к решению российских экономических проблем внешних игроков.

Резюмируя эту часть доклада, Минченко отмечает, что последние кризисы, с которыми столкнулась Россия, скорее усилят тенденцию дальнейшего огосударствления экономики.

Преодоление неурядиц, которые власти считают успешным, могло создать у них иллюзию того, что элементы нового экономического «госплана» позволяют более эффективно мобилизовать ресурсы под решение задач. «Пока вся логика государственной власти последнего времени говорит о том, что ставка делается на дальнейшее огосударствление экономики», — добавляет он.

Белоусов и его брат

Конкретные планы и решения, однако, будут во многом зависеть от правительственной команды, у участников которой совершенно разные полномочия и возможности влиять на политику кабинета. Наибольшим ресурсом, по оценке экспертов, обладают лишь три вице-премьера: Андрей Белоусов, Татьяна Голикова и Марат Хуснуллин. А в этой троице самый большой аппаратный и политический вес имеет именно бывший помощник Владимира Путина — Белоусов.

Некоторые аналитики даже полагают, что потенциально Белоусов «весит» даже больше самого Мишустина. Не случайно во время болезни премьера эксперты всерьёз говорили о том, что коронавирус может «произвести смену кабинета министров» под первого вице-премьера, который тогда исполнял обязанности главы кабмина.

Помимо административного ресурса у Белоусова есть и свой интеллектуальный потенциал в виде основанного им ещё в 2000 году Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). На базе этого внеструктурного подразделения Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Андрей Белоусов в своё время опубликовал знаменитый доклад, в котором прогнозировал кризис 2008 года и сбой системы государственного управления в 2015–2017 годах.

Сейчас на ведущих ролях в ЦМАКП находится младший брат первого вице-премьера Дмитрий Белоусов.

Пересборка нацпроектов

И по совпадению, которое с трудом можно воспринимать как случайное, именно Дмитрий Белоусов на следующий день после обнародования доклада «Минченко консалтинг» опубликовал в «Ведомостях» статью под названием «Национальным проектам нужна пересборка». Статья по сути является программной, представляя собой конспект возможной новой программы действий российского правительства.

Отмечая особенности существующей экономической системы России, основанной на принципах «поддержания стабильности испытанным кейнсианским методом, плюс сохранение экономической свободы и привлечение инвестиций, плюс осторожное расширение государственных расходов (в основном социальных) и обеспечившей мягкий выход из кризисов 2008–2010 и 2014–2016 годов», Белоусов-младший указывает на её, системы, ограниченность и исчерпанность. Это не даёт возможности выходить за пределы рынков углеводородов, металлов, отдельных видов химической продукции, вооружений.

Система, по Белоусову, всё больше становится «вещью в себе», что особенно заметно на фоне коронавируса, спровоцировавшего «кризис самой идеи экономического глобализма», «плоского мира эффективности». Добавились санкционные войны против России, американо-китайский экономический конфликт, односторонние действия крупных игроков во время коронакризиса.

Одним словом, уверен Дмитрий Белоусов, назрела необходимость в новой базовой экономической идее, контуры которой он и обозначает в основных чертах.

В ядре — повышение производительности труда как база для роста реальной заработной платы. А чтобы рост эффективности не привел к безработице, Белоусов предлагает реализовать проект «по экспансии российской продукции на внутренние и внешние рынки». Для него, в свою очередь, необходимо «кратное расширение поддержки экспорта по всем имеющимся направлениям (в России экспортируется всего 10–12% производимых машин и оборудования)».

«Следующий слой обеспечивающих мероприятий — обновление производственного аппарата, собственно и создающего пространство для воспроизводства человеческого капитала, — пишет ведущий эксперт ЦМАКП. — Проблема здесь в качестве инвестиций. Чтобы капиталовложения не приводили к консервации технологической отсталости, нужна параллельная технологическая модернизация: прорывы на новые рынки, где еще нет жестких стандартов продукции и есть шанс стать „царем горы“ в отсутствие пока других сильных игроков; развитие уже сложившихся компаний — технологических лидеров (включая госкорпорации; здесь ключевой задачей становится повышение их эффективности); наконец, создание условий для модернизации основной массы компаний».

Это магистральное направление, которое должно быть поддержано локальными «обеспечивающими» проектами. Такими, как масштабный переток людей из сжимающихся секторов экономики в растущие, актуальный в связи с неизбежными увольнениями. Он потребует профессионального переобучения и территориального маневра рабочей силы, поддерживаемого широким жилищным строительством. Кроме того, полагает Белоусов, «необходим отдельный нацпроект по малому бизнесу — важнейшему акцептору увольняемых из крупных и средних компаний».

Венчает проект «общее обеспечение „операции развития“ по линии наращивания социального капитала (образование, здравоохранение, культура, экология, городская среда и т. д.), инфраструктурного разблокирования территорий (создание взаимосвязанных магистральных и местных коммуникаций, интермодальных узлов и т. д.) и воспроизводства технологического потенциала (цифровизация экономики, наука)».

Ещё раз повторим, что подобную связную программу трудно воспринимать иначе как предлагаемый правительству план той самой «послевоенной пятилетки».

Время больших сокращений

Тем временем со своим собственным предложением подоспел Минфин. Здесь речь идёт не о глобальном переформатировании экономики, а о сокращении бюджета. Правда, весьма масштабном. Во вторник стало известно, что министерство предложило Мишустину существенно урезать трёхлетний бюджет, чтобы сбалансировать потери из-за пандемии и падения цен на нефть. Сокращение незащищенных статей на 10% должно дать 4,7 трлн рублей за три года, причем оно коснется и госпрограммы вооружений. Неприкосновенными останутся зарплаты бюджетников, пенсии, стипендии, различные дотации и прочие нормативные расходы. Впервые в недавней истории сокращаются расходы на гигантскую госпрограмму вооружений (20 трлн рублей до 2027 года) — на 5%. Индексация зарплат госслужащим снова замораживается после трех лет повышения на годовую инфляцию (сколько это принесет бюджету, Минфин не раскрывает). Порядка 270 млрд рублей даст временный отказ от двух реформ: денежного содержания для федеральных служащих и дотаций регионам за выполнение KPI губернаторами.

Большие сокращения бюджета всегда напрягают, вызывая в памяти страшное слово «секвестр». Но сейчас речь о нем пока не идёт. К тому же секвестр по факту не состоялся даже в 2016 году, после обвала цен на нефть и двукратного урезания расходов на те же 10%.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.