Подпольная стрижка. Почему салоны красоты продолжают подпольную работу несмотря на снятие ограничений

Главная причина — рекомендации Роспотребнадзора, которые владельцы парикмахерских называют «адскими».

Фото: ТАСС

Автору этого текста наконец удалось постричь свою голову, изрядно заросшую за время честно выдержанного более чем двух месячного карантина. Событие оказалось одним из самых ярких за весь период самоизоляции.

Признаюсь, некоторые знакомые успели постричься давно, используя разного рода подпольные схемы (поход в официально закрытый салон по предварительной договорённости, приглашение мастера домой или на дачу, выезд домой к мастеру и иные вариации обхода ограничений). Но я честно терпел: во-первых, не хотелось никого приглашать домой, во-вторых, подвергать опасности штрафа знакомого мастера.

Зато, когда губернатор объявил снятие ограничений на работу парикмахерских и салонов красоты, я тут же позвонил Марине (здесь и дальше все имена изменены, — С.А.).

Она тут же откликнулась и нашла место в плотном расписании — таких, как я страдальцев, нестриженных два месяца оказалось предостаточно.

Мастер предупредила: несмотря на запись у салона нужно перезвонить, только тогда она откроет дверь — несмотря на официальное разрешение заведение всё ещё работает нелегально.

«У хозяйки не хватает средств, чтобы купить всё, предписанное Роспотребнадзором, — намыливая мне голову, рассказывала Марина. — Нужно, например, иметь недельный запас средств защиты. А один одноразовый халат стоит больше 250 рублей, шапочки — по пять рублей, упаковка перчаток — 500 рублей, дезинфицирующие средства — от 500 рублей... Не говоря уже про обеззараживатель воздуха, который стоит в среднем от 7000 до 20 000 рублей. Всё очень дорого и продолжает дорожать. Хозяйка храбрится, мол, так откроемся, но, мне кажется, это чистая авантюра. В итоге можно нарваться на проверку огромные штрафы».

А это фактически будет означать закрытие заведение. Их в городе станет ещё меньше, при том, что не всем удалось открыться после карантина. Марина рассказывает, что многие парикмахеры не возвращаются на прежнее место работы. Кто-то из девушек, скооперировавшись, открывают свои парикмахерские (благо, свободных помещений сейчас много), кто-то работает по приглашению, кто-то вообще уехал из города.

Опытный мастер иронизирует по поводу равных условий для всех в самоизоляции, рассказывает, что простого человека ещё можно обмануть, но от опытного глаза профессионала не ускользнёт тот факт, что головы практически всех чиновников — от мэра до президента — всё время карантина подвергались квалифицированному парикмахерскому уходу.

Несмотря на запреты многие коллеги Марины, да и она сама продолжали работать, просто потому что нужно выживать.

Некоторые салоны начали работать ещё в мае или даже апреле, потому что не у всех есть возможность ездить на дом к клиентам. У тех, кто может — именно так и зарабатывают, рассказывает мастер, пока её ножницы с приятным пощёлкиванием порхают над моей головой. Правда, далеко не все клиенты во время карантина готовы были пускать домой посторонних людей. А вот съездить в нелегально работающий салон — пожалуйста. Правда, у коллег Марины бывали и неприятные случаи.

Постоянная клиентка одного из салонов приехала сделать подпольный маникюр, а потом вернулась в салон уже с полицейским нарядом. На вопрос, зачем она так поступила, ответила, что таков был её гражданский долг.

Тот же «гражданский долг» движет и бдительными соседями, наблюдающими за подозрительной активностью в салонах и сигнализирующие об этом властям. «Не понимаю, что на самом деле движет этими людьми», — признаётся Марина.

«Расстояние между креслами должно быть не менее 1,5 метров. У нас все площади маленькие, значит, из трех оборудованных рабочих мест могут использоваться только два, — комментирует требования Роспотребнадзора владелец другого салона. — Это на треть сократит выручку (у нас обычно очень плотный поток, всегда живая очередь из клиентов). Перерыв в 20 минут между клиентами — тоже бред. Это сократит выручку ещё вдвое. Почему 20? Если это время нужно для обеззараживания поверхностей, то протереть кресло, ручку дверей и мойку для головы можно раза в четыре быстрее. Хотя если больной человек зайдет, это все бесполезно все равно. Мера с очередью на улице, в которой люди должны стоять на 1,5 метра друг от друга, правильная, но нереализуемая. Я могу, конечно, нарисовать разметку, но следить за тем, чтобы её соблюдали, не смогу. Что я, выйду из салона и силой начну людей друг от друга оттаскивать? Ну и это тоже ударит по доходу: естественно, не будут люди змейкой, растянутой до угла, стоять, пойдут в другое место. А то, что в салоне может находиться не больше определённого количества человек, — это простор для лазеек. Как закрыть любую парикмахерскую? Заплатить трём гастарбайтерам по 500 рублей, попросить одновременно зайти в салон и постоять там. Тут же сфотографировать и звонить в Роспотребнадзор. Выгнать хозяин салона людей не может — не имеет права применять силу. Разве что в полицию звонить, но представьте, во что превратится бизнес в таких условиях. Это просто несовместимо с жизнью».

Марина закончила стрижку: волосы ещё раз вымыты, высушены и уложены. На меня из зеркала смотрит знакомый человек, с которым мы не виделись больше двух месяцев. И эта встреча существенно поднимает настроение. Тем более, что за время карантина стоимость услуги не выросла. «Пока, — уточняет мастер. — Неизвестно, какие затраты нас ещё ждут».

Первый опыт работы после отмены карантина для салонов красоты показывает всплеск спроса на их услуги, сравнимый с предновогодним. Но, как предсказывают эксперты, вряд ли он долго продержится на таком же уровне — за два с лишним месяца люди поиздержались и привыкли экономить.

Поэтому отрасль скорее всего ждут перемены. Например, Валерий Емельянов, аналитик Фридом Финанс, полагает, что больше всего пострадали и ещё пострадают самые передовые и самые узкие сегменты этой сферы: барбершопы, бьюти-бары и моностудии — отдельные ногтевые сервисы, отдельно для бровей, отдельно спа или для эпиляции. Все они по большей части просто ещё не успели за последние годы закрепиться на рынке.

Существенно лучше будут чувствовать себя универсальные салоны красоты, у которых есть поток постоянных клиентов, «заряженных» на то, чтобы получить отложенную услугу или немного побаловать себя, чтобы снять стресс, накопившийся за время карантина. Другое дело, что это коснётся скорее не салонов бизнес-класса — слишком дорогих для рядового клиента и слишком «дешёвых» во всех смыслах для клиента премиального. Поэтому такие заведения будут уступать часть рынка аналогам эконом-класса. А вот премиальный сегмент, обслуживающий людей, практически не потерявших в доходах, вероятнее всего, переживёт сложные времена без особых проблем. Правда и доля его невелика — даже в столице на него приходится очень скромная доля, всего 4% общего оборота.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.