«Вы звери, господа»? Если они так обращаются с матерью, то что сделают с детьми…

Давняя привычка обращаться с людьми как с бездушными телами — большая ошибка власти. Мы — не тела, мы — люди, со своими мыслями, чувствами, эмоциями. Мы не злые, но память у нас хорошая.

Фото: гай.рф

Страна смотрит видео и обсуждает кошмар, случившийся в семье из Оренбургской области (поселок Тюльпанный, Домбаровского района). У 27-летней, беременной шестым ребенком Алены Лихтенвальд и ее супруга Николая Саморока органы опеки отобрали четырех малолетних детей. Старшую девочку родители успели спрятать — отправить к бабушке.

Смотреть видео даже страшно. Сцена изъятия детей — кошмарная, запредельная, напоминающая сцены из фильмов о Великой Отечественной, где похожим образом действуют захватчики. Напомню: непрошенные гости — представители правоохранительных органов — вошли в дом, заявили о своем намерении забрать детей, получили отказ матери, которая одного ребёнка держала на руках, а остальных прикрывала своим телом, грубо скрутили её, повалили на кровать, надели наручники, детей вытащили из дома... Весь ужас сопровождают деловые реплики гостей, крики матери, испуганный плач детей...

Почему-то создается впечатление, что работа у этих, с позволения сказать, «представителей власти» какая-то привычная — действуют слаженно, спокойно, почти без эмоций. Закавыка вышла только в том, что их «работа» попала на видео. Прокололись. Недооценили родителей: нищие, грязные, тарелки немытые на столе горой, обои со стен висят, линолеум рваный, а, поди ж ты, видеорегистратор поставили! Вывод? Надо быть осторожней в следующий раз, осматривать помещение внимательно... Система учится на ошибках и совершенствует сама себя.

И конечно защищается. И в этой защите может дать фору любой маме, у которой рвут из рук ребенка. В эфире на Первом канале, где обсуждалось это происшествие, чиновники из Оренбургской области стояли плечом к плечу: «родители не могут создать условий для нормальной жизни детей». А в чём, где критерии этой нормальной жизни? Мне кажется, нормальная жизнь у малолетней девочки — это сидеть на коленях у мамы, а не на казенной койке в приюте. Что за аргумент такой? По большому счёту наше государство не может создать «нормальную жизнь» для миллионов своих граждан. Попробуйте, уважаемые, предъявите ему претензию. Что оно вам ответит?

Вот мама Лихтенвальд (фамилия какая!) рассказывает, что 47 раз звонила участковому педиатру из-за высокой температуры ребенка: «Никто не приехал. В итоге участковый перезвонил только под утро. Наорал, что беспокоили его ночью, что он тоже человек. Когда приехал и увидел ребенка, срочно повезли его в реанимацию». Семья пожаловалась. Попросила доступной помощи в ремонте дома. А в ответ получила штраф за неисполнение родительских обязанностей. И даже сегодня, когда общественность буквально «стоит на ушах», местные чиновники продолжают утверждать: детей забрали из-за антисанитарных условий, отказа от медосмотров и вакцинации, аварийного жилья... Аргументы не убедительные — что в России каждая хозяйка идеальная? А у вас дома в раковине тарелки только чистые? Это — обычная бедная многодетная семья из деревни. По таким критериям можно у половины народа забрать детей.

Что, возможно, и делается, просто мы о таких случаях не слышим. Слышим, что материнский капитал дают за детей, что выдают материальную помощь на каждого несовершеннолетнего, платят пособия. Люди рожают, берут деньги и, похоже, даже не задумываются о том, что после всех этих «благ» власть смотрит на детей, как на некую свою собственность... Которой в случае необходимости может распорядиться по своему усмотрению, при этом грубо отодвинув родителей...Что она тогда сделает с детьми?

Но меня порадовало вот что. Во-первых, и главное, ни Анна Лихтенвальд, ни Николай Саморока не пьют горькую. Если бы такой факт, хоть единичный, имел место, чиновники толкали бы его впереди себя, как основное доказательство вины родителей. Однако о водке никто не вспомнил. Во-вторых, Анна и Николай, которые, видимо, пока что хорошо умеют делать только детей, не глупые люди. Николай не стал драться с полицейскими, проявил выдержку и сохранил свою свободу и себя для семьи. Возможно, теперь ему помогут найти работу, и жизнь начнёт улучшаться. Анна решила бороться за семью и делает это. Тоже, кстати, довольно жёстко, прагматично и даже с расчетом.

Ну что ж, они — униженные и оскорбленные — тоже учатся.

Я бы на месте власти очень задумалась.

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.