Россия протестует дома. Накануне впервые с начала эпидемии прошли массовые протестные акции, в основном, виртуальные

Засидевшиеся дома граждане обеспокоены отсутствием работы и нарастанием финансовых проблем.

Фото: yandex.ru

Единственная вполне реальная акция протеста в понедельник прошла во Владикавказе. Полторы тысячи человек вышли на площадь с требованием отменить карантин и вернуться к работе. С протестующими, требовавшими от властей «разъяснения ситуации» и поддержки людей, стоящих перед финансовыми проблемами из-за распространения коронавирусной инфекции, встретился глава республики, но митинг все равно закончился столкновением с ОМОНом, задержаны 55 человек.

Жители нескольких крупных городов, в том числе в Москве, Петербурге, Ростове-на-Дону, Сочи, Екатеринбурге и т.д., устроили виртуальные митинги с помощью приложения «Яндекс.Навигатор».

Россияне во время режима самоизоляции стали больше читать, смотреть концерты, тренироваться и «интересоваться тем, о чем раньше вряд ли подумали бы». Об этом свидетельствуют данные исследования поисковых запросов, проведенного компанией «Яндекс». На этом фоне перенос недовольства в онлайн выглядит вполне естественно. Как и использование сервисов того же «Яндекса».

Первые онлайн-собрания начались в Ростове-на-Дону: с помощью сервиса «Разговорчики» местные жители начали ставить метки на карте в районе здания областного правительства со своими комментариями. В них пользователи выражали недовольство введенным режимом самоизоляции.

И дело не только в том, что сбываются предсказания психологов, предупреждавших: после трёх недель карантина начнётся активное эмоциональное выгорание, которое приводит к реактивному ответу и росту протестных настроений.

Люди обеспокоены отсутствием работы и нарастанием финансовых проблем. В своих комментариях протестующие предлагают либо ввести режим ЧС, который позволит рассчитывать им на госгарантии, либо снять ограничения и дать возможность зарабатывать.

Сам факт самоизоляции жителей не возмущает. Недовольство вызывает ее статус. Ведь он не обязывает власти оказывать прямую поддержку в отличие от ЧС. А в отсутствие помощи в условиях массового прекращения работы и перспективы масштабного роста безработицы митинги (не только виртуальные) могут получить продолжение во многих городах.

Их руководители пытаются «не делать ошибок» и в меру сил успокоить своих горожан, уговаривая их потерпеть ещё немного. Сложно сказать, надолго ли хватит возможностей мэров в условиях паралича части экономики и отсутствия масштабной поддержки со стороны государства.

На этом фоне довольно забавно выглядят пиар-попытки разбавить растущую протестную повестку хоть каким-то позитивом. В Вологодской области, например, вспомнили про затеянное ещё до эпидемии голосование по поводу вариантов подсветки нового моста через реку Шексну в Череповце.

Сама идея возникла во время «Прямой линии с Губернатором» в начале декабря прошлого года, когда областной бюджет, подкачанный крупным бизнес к губернаторским выборам, был на пике и позволял давать практически любые обещания. В том числе дать возможность выбора, как будет подсвечен ещё не построенный мост в Череповце: «статически или динамически» — разница в 80 млн рублей никого не смущала на фоне общей сметы строительства, превышающей 15 млрд.

Сегодня это уже непозволительная роскошь для объекта, построенного лишь на 20%. При этом каждый очередной транш финансирования строительства приходится выпрашивать дополнительно.

Впрочем, коллизия с голосованием за подсветку разрешилась так, как, наверное, и должна была разрешиться — с разницей в 4% голосов сидящие по домам горожане проголосовали за то, чтобы сэкономить областному бюджету те самые 80 млн, а губернатор поблагодарил жителей города за «рачительность» «в непростой период эпидемии и надвигающегося кризиса».

На прошлой неделе была возобновлена публикация мониторинга социально-экономического положения и социального самочувствия населения РФ. Эксперты Высшей школы экономики (ВШЭ) попытались «по свежим следам зафиксировать положение населения страны... в преддверии шока».

В ВШЭ отмечают: высокая дифференциация (по данным Росстата, 47% доходов сосредоточено в руках пятой части населения) снижает информативность данных о среднедушевых доходах (35,2 тыс. руб. в месяц, по оценке аналитиков в 2019 году) — в реальности три четверти населения зарабатывают меньше. Показательнее авторы исследования считают медианный доход — около 25 тыс. руб. на человека. В 2019 году доход 19–27 тыс. руб. получало 18% населения, еще 35% граждан уже в 2019 году можно было фактически назвать малоимущими (хотя формально бедными принято считать тех, чей ежемесячный доход ниже 60% медианы, то есть 15 тыс. руб.). Схожи и оценки уровня доходов самими гражданами: в первом квартале 2020 года опросы ФОМ для ЦБ показывали, что 28% респондентов денег хватало только на еду, а еще 10% не хватало и на нее.

Официальный уровень бедности в России (бедными считаются те, чьи денежные доходы ниже прожиточного минимума — 12 тыс. руб. в 2020 году) — 12,1% населения, 18,1 млн человек. Мониторинг ВШЭ отмечает: в Росстате признают, что такое измерение малореалистично и не позволяет эффективно проводить и оценивать госполитику борьбы с бедностью, поэтому статистики оценили в 2019 году многомерную бедность (учитывает потребительские возможности доходов) — таких бедных в РФ 25%. При этом падение цены нефти и карантин, очевидно, приведут к снижению реальных зарплат и росту безработицы (по оценкам ЦСР, на 12% в 2020 году), то есть граждане, которые в 2018–2019 годах вышли из группы малообеспеченных, вновь станут бедными, а бедные станут нищими.

Сергей Авдеев
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.