Послание о камине. Что сказал нам на Пасху Владимир Путин, и что хотел сказать его камин

Те, к кому обращался президент, уже не мечтают об улучшении своей жизни. Им хочется вернуть хотя бы то, что было до начала пандемии…

Фото: youtube.com

Пятое с начала кризиса обращение Путина к народу формально было о Пасхе. Но главным действующим лицом был не румяный, неожиданно повеселевший президент, а камин за его спиной. Очень уютный фон: дрова горят, огонь пляшет, уютно. Камин — большой, типично «рублёвский», выполненный в модной минималистской манере технодизайна. Он доминирует в картинке обращения, которое невольно хочется назвать «посланием о камине». И послание этого камина читается контрапунктом к словам президента, разомлевшего, развалившегося в кресле, о том, что «все уровни власти работают ритмично, организованно, ответственно», что «ситуация находится под полным контролем». Эти слова обращены ко всем нам, бескаминным.

А к тем, у кого такие же камины — со стеклом размером 1,20 м на 60 см, — обращался уже президентский камин. Он словно говорил им: «Дорогие рублёвские друзья, сейчас мы все сидим по своим особнякам, слово „Христос“ я произносить не буду, это тут неуместно, потери мы несем большие, по 5 млрд долларов в день мы все теряем. Но это не главное, а главное, чтобы в семье был мир и уют».

Возможно, это обращение способно успокоить владельцев таких же (и даже более крутых) каминов по всей стране, тех, у кого есть время и средства продолжать эту странную игру под названием «пандемия коронавируса». Игру, затеянную неизвестно кем и с какой целью (информация об искусственном происхождении вируса из сферы конспирологии постепенно перекочёвывает в респектабельные колонки экспертов, а поиском виноватых уже занялись спецслужбы), но уже доказавшую свою способность до основания разрушать экономику, властные институты, семьи и психику людей.

В странах, где общественное мнение не стесняется в самовыражении, оно уже требует постепенного сворачивания карантинных ограничений. Несмотря на относительно высокую смертность к количеству инфицированных. Но всё больше экспертов обращает внимание на то, что существующая статистика показывает своё несовершенство на фоне установленного факта, что до у 80% инфицированных болезнь протекает в лёгкой форме и бессимптомно.

С одной стороны, это может говорить о том, что заболевших в разы больше, но, с другой, о том, что болезнь на самом деле не так страшна, как её нам малюют. Главный её удар приходится по так называемым группам риска (пожилые и вообще все люди с хроническими болезнями и ослабленным иммунитетом) и системам здравоохранения, не приспособленным к работе в условиях пандемий.

В России, где общественное мнение принято прятать где-то глубоко в себе, оно проявляется «явочным порядком»- в виде праздного шатания населения вопреки запретам или давки в московском метро в прошлую среду, уже названной вопиющим случаем спровоцированного властями «массового заражения» людей.

То есть общественное мнение как-то стерпело надругательство над Конституцией, пускай, как нам объяснили, с «лучшими намерениями», и «обнуление» президентских сроков под действующего главу государства.

Но уже первая реакция этого главы на угрозу пандемии незаметно сделало неактуальной знаменитую (и, как казалось, всё оправдывающую) цитату Валентины Терешковой: «Людей волнует и даже тревожит, что будет после 2024 года. Вопрос ведь не просто о должности главы государства, но и о человеке, которому доверяют, который в сложнейших обстоятельствах принимал решения и отвечал за них и на которого люди привыкли рассчитывать и полагаться. Учитывая его мощнейший авторитет, это стабилизирующий фактор для нашего общества, для развития страны, для проведения преобразований, это гарантия устойчивости, как внутри страны, так и по ее внешнему контуру».

Нет, людей тревожит, очень тревожит происходящее в стране. Но вот как-то уже нет ощущения наличия «стабилизирующего фактора» и «гарантии устойчивости».

А есть усталость от ограничительных мер и решений по самоизоляции граждан и бизнеса, и ностальгия по той самой стабильности, которая была оправданием присутствия действующей власти на протяжении последних двадцати лет.

Устали многие. В первую очередь — малый и средний бизнес. И граждане, осознавшие, что потеряли за этот период заработки, а то и работу. При этом все понимают, что лучше, чем было «до», уже не будет. Развитие ситуации в стране неизбежно хоронит все надежды на «прорывы», нацпроекты и прочие обещания, которые кажутся сейчас более чем прекраснодушными.

Главный запрос сегодняшнего (а, пожалуй, и завтрашнего дня): «Верните хотя бы всё, как было раньше». Это, как кажется, существенно облегчает положение властей — можно почти безболезненно отказаться от прежних амбициозных декларации намерений. На самом деле и выполнение этого минимума запроса на возвращение стабильности, судя по всему, может стать труднодостижимым максимумом...

Впрочем, картинка на экранах мониторов показала нам, что президент не унывает, как и положено в светлый праздник Христового воскресения. Не будем же впадать в грех уныния и мы.

Илья Неведомский
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.