Лаборатория городской среды. Мэр Вологды намерен радикально решить все градостроительные проблемы

Градостроительные скандалы прошлого года, особенно тот, что был связан с реконструкцией набережной, не прошли для Вологды бесследно — у неё появился новый главный архитектор и загадочная пока что структура, призванная стать общественно признанным центром развития городской среды.

Фото: vologda-news.net

Оба решения, насколько можно судить, принял лично мэр Сергей Воропанов, представляя нового архитектора Вологды Ольгу Макарову, предельно чётко (хотя, возможно, несколько высокопарно) сформулировал результат, который хочет получить в итоге: «Объединить усилия архитекторов и проектировщиков с желаниями жителей на благо Вологды».

Этим теперь и займутся Ольга Макарова с Надеждой Снигирёвой, новым советником Воропанова. Она курирует вновь созданную городскую структуру под названием «Лаборатория городской среды», которая, похоже, станет одним из основных инструментов для решения поставленной мэром задачи.

Первым большим проектом Лаборатории стала концепция обустройства бульвара по улице Пирогова, представленная на суд общественности на прошлой неделе в онлайн режиме из-за ограничений, наложенных коронавирусом на всю нашу сегодняшнюю жизнь. Несмотря на это, судя по счётчикам в социальных сетях, так или иначе с предложениями лаборатории познакомилось порядка 10 тыс. вологжан. То есть, людей проект зацепил. Хотя, с другой стороны, судя по комментариям, мнения разделились на два полюса: от «спасибо вам за системный подход» до «много лишнего, надо больше строгой естественной красоты — без «декораций». Как Лаборатория будет разруливать такое противоречие.

Чтобы получить ответы на этот и другие вопросы, СамолётЪ связался с Надеждой Снигирёвой.

-Да, у всех разный опыт использования общественного пространства, — ответила собеседница. — Мы постараемся найти баланс. Но, думаю, часть важных вопросов лежит не только в сфере проектирования. Местные жители, например, которые на этой территории живут, больше всего переживают из-за того, что, если мы всё сделаем удобно, красиво и хорошо — возникнут новые зоны отдыха, куда будут приходить пьяные компании. Понятно, что поскольку есть магазин, торгующий спиртным, пьяные всё равно будут собираться. Может, подумать о том, почему в жилом доме работает магазин, торгующий алкоголем? Насколько это законно? Мы, наверное, должны обеспечить порядок силами полиции, как например, это делается во всех парках Татарстана. Ведь проект — это только мера по приведению территории в порядок, управленческие вопросы никто не отменяет. Нужно подключать городские службы и департаменты и разбираться с проблемами. А, вообще, я считаю, что многие вопросы могли бы быть решены за счет обустроенных общественных пространств. К ним привыкают, отрицательные реакции заменяются на позитивные.

Согласитесь, странно не делать ничего, потому что мы ориентируемся на алкоголиков, которых мы боимся? Это странное целеполагание для развития города. Нам бы не хотелось, чтобы все сводилось к такой вот риторике.

По словам Снигирёвой, создание Лаборатории, призванной навести порядок в работе с общественными пространствами, для Вологды — новый и важный шаг. Надежда не отрицает, что «самый громкий градостроительный скандал» 2019 года вокруг набережной повлиял на появление новой структуры. Но это была далеко не единственная причина появления «Лаборатории городской среды». Сегодня не только в Вологде — по всей России к чиновникам и общественным активистам начинает приходить понимание, что «комфортная городская среда» — это не только ремонт дворов. Это — про проекты общественных пространств нового качества, связывающих город в единое целое, то, что, собственно, и составляет его среду. Для этого нужны новые компетенции и коммуникации. Постоянное и интенсивное общение администрации и депутатов с жителями и лидерами мнений. И именно поэтому почти одновременно в разных городах страны начинают формироваться новые структуры, призванные заниматься городской средой. Здесь инициатива Минстроя России совпадает с низовой инициативой — в Татарстане, в Башкортостане, в Нижегородской области, в Ижевске... Теперь и в Вологде.

В этом смысле очень интересно понять, как на создание Лаборатории отреагируют многочисленные вологодские архитекторы и градозащитники, прежде часто занимавшие позицию резкого неприятия урбанистических инициатив городского руководства.

Снигирёва говорит, что пока судить рано, но первая реакция «нормальная, рабочая»:

Думаю, все городские сообщества понимают, что компетенции в городе нужно развивать, и давно пора это делать. Многое будет зависеть от того, какие результаты покажет Лаборатория. А самое важное — построить отношения. О результатах будем судить по реальным изменениям в городе. Думаю, к концу года увидим.

На вопрос, «почему начали с проекта на Пирогова?», Снигирёвой, как показалось, отвечать было проще всего: проект бульвара уже прошёл отбор в федеральной программе «Комфортная городская среда», получил финансирование и стал приоритетным для Вологды в этом году.

— Вероятно, бульвар на Пирогова — не самая главная проблема для Вологды, — говорит Надежда. — Я заранее согласна со всеми критиками: у нас много общественных пространств, с которыми надо работать. И уже этом году Лаборатория обязательно займётся разработкой стратегии развития общественных пространств города. Она позволит нам учитывать общегородские потребности и интересы, когда мы будем выбирать территории. И в этом же году мы запланировали начать разработку проекта благоустройства Осановской рощи. Хотим начать работу заранее, хотя бы за год до реализации, чтобы можно было спокойно всё обсудить с горожанами, быть уверенным в правильности принятых решений. В отличие от бульвара на Пирогова, где всё идет немного в авральном режиме — надо успеть к лету, потому что сроки госпрограммы жёсткие, никто их переносить не может.

Источник в городской администрации рассказал Самолёту на условиях анонимности, что проект на Пирогова важен ещё и сточки зрения выбора стратегии расходования средств на благоустройство. Проще говоря, основываясь на результате, руководство будет выбирать между «дёшево и много» или «дорого, но комплексно и качественно».

В разговоре Снигирёва, между прочим — выпускница архитектурно-градостроительного факультета Вологодского университета, обозначила ещё одну актуальную для Вологды проблему. В городе всегда были отличные архитекторы, которые очень много сделали для Вологды. Они и сейчас остались — опытные люди, прекрасные специалисты. А вот за ними, по мнению куратора «Лаборатории общественных пространств», в 90-е годы образовался «какой-то невероятный провал».

Это большая проблема, знает куратор Лаборатории, успевшая за 10 лет работы с общественными пространствами в разных городах страны убедиться: сейчас всё больше начинают обращаться к опыту молодых специалистов, формируют команды, которые будут работать с городом вдолгую.

— И нам кажется, что это важно, потому что компетенции должны оставаться в городе,- говорит Надежда Снигирёва. — Мы не решим вопрос с его развитием, если будем приглашать внешние бюро. Мы должны подрастить своих специалистов, которые смогут с этим всем работать.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.