Читаем книгу! «Город Че» теперь в сети

Появилась электронная версия дебютной книги Саши Антушевич, которую СамолётЪ анонсировал совсем недавно.

Фото: Настя Ташева

Теперь есть в интернет-магазине электронных книг «ЛитРес». Ее можно приобрести и почитать.

Предлагаем отрывок — главу из одноимённой повести «Город Че»:

«Зубы»

Башня падала быстро, но, казалось, медленно, как будто прощалась. Она завалилась вперед, на улицу Ломоносова, придавив маленький домик телестудии и жилую пятиэтажку напротив. Нарядная трёхметровая елка упала посреди праздника — прямо на детей. Вот так примерно упала и башня.

Всё казалось каким-то красноватым. Блики мигалок танцевали в осколках стекла на асфальте, в разбитых окнах, в растерянных глазах.

Красно-белая гигантская игла — конус скрученного железа, прутья, прутья, прутья — нечаянная баррикада. Пробка закрыла всего лишь одну, по сути, второстепенную вену, но встал весь город.

Машины визгливо жаловались. Хлопали дверцы. Люди выходили поглазеть и замирали. Упала башня. Её было видно из любого уголка, чуть ли не из каждой норы, а теперь нет — не видно. Кто бы мог подумать.

Телестудию смяло, как бумажный пакет сока. Но она и так умирала. Командный центр сместили в центр административный — начальство переехало в столицу — в Вологду. В Череповце из вежливости оставили корпункт — трех журналистов и двух операторов, застрявших у чиновников, как мясо в зубах.

Одного корреспондента врачи оттаскивали на носилках к карете. Бледный мужчина лежал неподвижно, придерживая голову — у него были роскошные цыганские кудри — на лоб стекала кровь.

Второй сидел на ступеньках, прямо на разбитых плитах, словно на развалинах чего-то античного, сидел, расставив полные ноги, и мычал, закрыв лицо руками.

Третья — худенькая девушка кричала в микрофон, нервически тряся шеей. Она стояла на фоне разбитой пятиэтажки. Оператор снимал с плеча. Оператор был стоек, как штатив. Другой подсвечивал обычным карманным фонариком — руки его тряслись.

Говорили, что там не пострадали. Вроде, не успели ещё с работы вернуться и из школы. Но это было ещё не точно. Ещё продолжали искать.

Кирпич, известка, куски железа.

Грушеобразная женщина в куртке с седым мехом курила и сплевывала на сторону.

— Чё твОрится..., — повторяла соседке — высокой жеманной бухгалтерше. — Ты глянь! Людей подавили.

Серенький прокуренный майор и ещё целая бригада сереньких людей в перчатках и с чемоданами окружили бетонное основание башни. Они светили фонарями. Но ближе не подходили — не было команды.

— Её построил мой отец, — прокуренный майор сидел возле маленького фонарика, листая книгу.

— Это в каком году? — блондинка с растрепанной гулькой стояла над ним и сверху смотрела на листы, исписанные гелиевой ручкой.

— Не знаю, в восьмидесятые...

— Да. А мои ещё тогда сюда не переехали.

— Откуда они?

— Из Донецка.

— Да, тогда строили.

— Твои строители были?

— Да. А твои?

— Папа — инженер, мама — учительница музыки.

Где-то за башней, во дворах, пискляво надрывалась собачонка.

— Иван Сергеевич, подойдите-ка сюда, — позвали из светлого пятна специалисты в синих куртках.

Их лица были так осознанно ясны — каждая морщинка видна, каждая пора.

— Смотрите, — они направили прожектор куда-то вправо и вверх.

Майор приблизился и обмер. Бок башни — её теперешние ребра — был исцарапан и искусан сразу в нескольких местах.

По тротуару у поверженной антенны вышагивал рыжий детина. Мэр ещё не знал об укусах. Он теребил бахрому шерстяного шарфа, накинутого поверх пальто. Надо было решать, куда селить людей...

Поздравляем автора.

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.