Датчик. Причуды «Оскара»: «Паразиты» сегодня как «Москва слезам не верит» сорок лет назад…

11 февраля 1980 года на экраны страны — СССР — вышел фильм Владимира Меньшова «Москва слезам не верит». За первый год её посмотрели 85 миллионов человек, что стало абсолютным рекордом советского кинопроката.

Фото: womanadvice.ru/AP

Почему «Оскар» решил поощрить южнокорейских «Паразитов»

Но в начале надо сказать несколько слов о новейшем лауреате премии Американской киноакадемии, наделавшем столько шума в мировой околокинематографической тусовке. Без этого до конца не понять и причин голливудского успеха картины Меньшова.

СамолётЪ уже писал о том, что «Паразиты» нравились многим, но всерьёз на их победу не ставил никто. Почему же она случилась?

Консенсусное мнение заключается в том, что нынешняя премия — результат логического завершения процессов расширения «цветной» мультиэтнической концепции. Она долго «варилась» внутри американского социума (особенно в его элитарной, «богемной» части), пока, наконец, не выплеснулась вот так в международный, поистине планетарный масштаб. Смесь феминистской повестки «ми ту», политкорректности и мотива сопротивления социальному неравенству сделали своё дело. Плюс, конечно, безусловные художественные достоинства «Паразитов», которым американское и англоязычное кино не сумело противопоставить ничего особенного...

Наивная советская история

История «Москвы...», которая в 1981 году получила американский «Оскар» в номинации «лучший иностранный фильм» и которую читатели «Советского экрана» назвали лучшей кинокартиной года, в чём-то напоминает ситуацию с нынешней корейской экспансией.

Во-первых, она попала в очередной политический «зазор» временного улучшения советско-американских отношений. Во-вторых, в американском обществе того времени возник интерес к стране Советов, которая только что блистательно провела летнюю Олимпиаду. В-третьих, в пользу картины сыграла простая и в чём-то наивная история обычных людей, положенная в основу сценария. Она оказалась универсальной...

Восторгам публики не было конца. В финале кинокартины, уже стоя, зал дослушивал замечательные слова «Александра, Александра, этот город наш с тобою...», и не спешил выходить. Простая, наивная и сентиментальная история трёх девочек-лимитчиц покорила сердца зрителей.

Но критики имели свое, особое, мнение и называли кинокартину «дешёвой мелодрамой» (фильм имел достаточно скромный бюджет — 550 тысяч рублей). Трудности возникли уже в самом начале — на худсовете «Мосфильма». Меньшов получил массу претензий. Его просили: убрать из фильма откровенные сцены (где Гоша и Катерина лежат на диване, а также свидание Катерины с трусливым любовником (Олег Табаков), сцены с пьяным загулом Гоши и Коли и пр. Меньшов что-то убрал, но в основном «упёрся и не стал сокращать более того, что уже было вырезано...».

Наконец фильм показали на дачах высшего руководства страны. «Брежнев был в восторге», — вспоминал Меньшов. И картина получила «зеленый свет».

Кстати, как рассказывают, в 1985-м году Рейган по совету помощников дважды посмотрел «Москва слезам не верит» перед встречей с Горбачёвым — для постижения загадочной русской души...

Случайная встреча

Фильм был снят по сценарию Валентина Черных «Дважды солгавшая», который был написан им практически случайно, «на коленке», за несколько дней для конкурса сценариев о Москве. Автор делился в общем-то своим опытом, о комплексах «понаехавших» — после переезда в столицу Черных очень тяжело адаптировался и буквально намучился по общагам и съемным квартирам, пока не встретил свою будущую жену, у которой была квартира и прописка. Сценарий рассказывал о девушке, которая перед одним мужчиной выдавала себя за москвичку, а другому не сказала, что она директор фабрики (дважды обманула).

Владимир Меньшов позже признавался: «На сценарий я не сразу среагировал. Единственное, что меня привлекло, — это замечательный ход, когда Катерина заводит будильник и в слезах засыпает, а просыпается уже через несколько лет и будит взрослую дочь. Я даже подумал вначале, что просто пропустил несколько страниц. А когда понял, что это такое решение — прыжок в 20 лет, то сразу мысль заработала». Меньшов попросил Валентина Черных доработать сценарий, но автор не согласился. Тогда Меньшов сам засучил рукава, и объем сценария вырос в разы.

С актёрским составом тоже всё было не просто. Сценарий читали Анастасия Вертинская, Маргарита Терехова, Жанна Болотова, Ирина Купченко, Валентина Теличкина. Роль Катерины их не заинтересовала.

На роль Гоши пробовались Виталий Соломин, Вячеслав Тихонов, Олег Ефремов, Леонид Дьячков. Режиссер увидел Гошу в Алексее Баталове, и после долгих уговоров знаменитый актер согласился.

Вера Алентова также прочла сценарий, сказала: «Ну и мура», но роль взяла, и сыграла настоящую, реальную Катю.

На роль тихой Тоси пробовались Галина Польских, Людмила Зайцева, Наталья Андрейченко, Нина Русланова, однако всех «победила» Раиса Рязанова. Ирина Муравьёва, сыгравшая пробивную Людмилу, позже рыдала от обиды: «Моя героиня совсем не понравилась мне. Грубая, неотёсанная, местами пошлая. Всё, что я ненавидела в жизни и в людях, вылезло на экран». Но роль Людмилы стала одной из самых ярких работ актрисы. Также, кстати, как и роль Тоси у Раисы Рязановой.

Оскар наш!

Присуждение «Москве...» Оскара стало полной неожиданностью как для авторов фильма, так и для критиков и кинематографического руководства.

Баталов вспоминал: «По Москве долго ходили упорные слухи, что это провокация. В Лос-Анджелесе за наградой вышел под хохот зала уполномоченный товарищ в наглухо застёгнутом пиджаке...».

Меньшова так и не выпустили из страны. Без объяснения причин. Режиссер позже вспоминал: «Начальники лишь опускали глаза: „Ну подожди, всё само как-нибудь рассосётся“. Только спустя годы я узнал, что на меня лежало два доноса. От коллег...»

А за наградой действительно вышел тогда пиджаке атташе по культуре советского посольства. Все американские фото с церемонии, где счастливый дипломат держит в руках статуэтку, подписаны «Владимир Меньшов». Телефонный звонок раздался у режиссера через полтора месяца после церемонии награждения, в День Дурака, утром 1 апреля, и Меньшов подумал, что это розыгрыш. Но потом его пригласили в Госкино и ознакомили с этой информацией.

Сама золотая фигурка «Оскара» хранилась в Госкино и дошла до Меньшова только восемь лет спустя, в 1989 году.

Евгения Васильева
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.