Субботние чтения. Путин — это Рузвельт сегодня? 90 лет депрессии и демагогии

Любовь и умение говорить с избирателем напрямую при сомнительных экономических достижениях из-за желания поставить всё под контроль государства — вот лишь некоторые черты, делающие удивительно похожими президента России сегодня и лидера США 90-летней давности.

Фото: Vostock–photo/twimg.com

Есть ещё одно сходство: Рузвельт целых десять лет выводил Америку из Великой депрессии. Примерно столько же наша страна не может оправиться от последнего экономического кризиса 2008 года...

У Путина есть национальные проекты, которые чудесным образом должны преобразить Россию, у Рузвельта был его знаменитый «Новый курс». Но что-то пошло не так. Что?

Автор dp.ru Дмитрий Прокофьев думает, что виной всему излишняя государственная забота:

Всё было, мягко говоря, «не совсем так», как мы привыкли считать, начиная со стародавнего объяснения, согласно которому причиной Великой депрессии, стартовавшей 90 лет назад, в «черный вторник» 29 октября 1929 года, был коллапс фондового рынка, на котором действовало множество инвесторов, торговавших на заемные деньги. Популярность версии, что во всем виновны биржевые спекулянты, вполне объяснима. Но эта версия не подтверждается статистикой.

Причины депрессии следует искать не в кризисе 1929 года, а во всей денежной политике «бурных двадцатых». Как подсчитал Мюррей Ротбард в фундаментальной работе «Великая депрессия Америки», в те годы ФРС увеличила денежное предложение на 60%. Рост объема свободных денег в экономике спровоцировал рост фондового рынка. А потом «центральные банкиры», встревоженные не перегревом экономики (таких слов они не знали), а излишним — как им казалось — обогащением биржевиков, решили затруднить доступ к финансам. Но перестарались. Денежное предложение снизилось на треть. Тому, кто не мог взять кредит, приходилось продавать акции. В какой-то момент предложение превысило спрос, и вот тут—то и начался обвал биржи.

Правительство решило помочь производству, закрыв рынок США для импорта. Мысль понятная, но «импортозамещение по-американски» не сработало. С 1929 по 1933-й объем производства в промышленности США сократился вдвое.

Число безработных за 4 года выросло в 8 раз и достигло 12,8 млн. Стоимость ценных бумаг снизилась на 90%. Реальные доходы населения сократились на четверть.

И вот на фоне этого ужаса в Белый дом пришел Франклин Рузвельт, который своим «Новым курсом» и вмешательством властей в экономику спас страну от разрухи, как написано в учебниках истории.

Но не все так однозначно, скажут экономисты сегодня. «Новый курс» помогал экономике довольно странно — из Great Depression страна выходила 10 лет, в то время как большинство предыдущих экономических спадов по времени укладывались в 2 года.

Излишняя государственная забота и стала причиной столь долгой депрессии, объясняют ученые. В 1930-е уровень налогообложения в США вырос в два с лишним раза, а налоговые поступления в федеральный бюджет увеличились с $1,6 млрд в 1933 году до $5,3 млрд в 1940-м. Доля федеральных налогов в объеме ВВП за период 1933–1940 годов повысилась вдвое. С точки зрения экономики налоги — это затраты. Больше налогов — меньше денег на потребление.

Но рост налогов — только малая часть действий Рузвельта. Знаменитые кадры кинохроники — фермеры выливают молоко на землю, чтобы «не допустить снижения цен». Так и было, только уничтожением продуктов занимались не фермеры, а федеральные агенты, служащие министерства сельского хозяйства, действовавшие в соответствии с новым аграрным законодательством.

Добавьте к этому множество агентств и управлений, пустившихся регламентировать все действия промышленников и категорически запрещавших... снижать цены.

Бизнес не был в восторге от действий президента. Анекдот 1930-х рассказывал о банкире, ежедневно покупавшем газету у одного и того же продавца. Банкир смотрел первую страницу и выбрасывал газету. «Простите, сэр, — говорит газетчик, — что я продаю вам плохую газету. Купите другую!» «Мне без разницы, — возражает банкир, — я жду некролог!» «Но некрологи печатаются на третьей странице», — восклицает газетчик! «Тот некролог, — отвечает банкир, — которого я жду, будет на первой!»

Ждать главного некролога банкиру пришлось долго. Рузвельт на протяжении всех лет депрессии пользовался популярностью, позволявшей ему снова и снова побеждать на выборах.

Или простые американцы имели по поводу экономики иное мнение, чем банкиры?

Нет, успех Рузвельта, говорят политологи, имел к экономике мало отношения. Просто президент научился говорить с избирателем напрямую — радиообращения Рузвельта, в которых он без конца рассказывал о грядущих успехах своей политики, производили на аудиторию буквально гипнотическое впечатление. Оппоненты президента так и не смогли на равных соперничать с его демагогией.

А экономика начала оживать лишь после того, как попытки президента перевести ее на государственные рельсы натолкнулись на сопротивление Верховного суда и властей Штатов. Как только предприниматели убедились, что федеральные власти не смогут поставить под контроль их бизнес, возобновились инвестиции, а затем восстановился экономический рост. Правда, к «Новому курсу» это уже не имело отношения.

Подготовил Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.