В Вологодской области жизни нет? Почему многодетные семьи убегают из региона

Семье из Белозерского района служба опеки предложила радикальное решение всех проблем — отдать детей государству.

Фото: из личного архива Лапшиных

Первым об этой дикой истории с семьёй Лапшиных, сбежавших из Вологодской области к родственникам в Карелию, чтобы не потерять шестерых детей, рассказал сайт телеканала «Раша Тудэй». В карельском посёлке Кепа, куда, бросив родной дом, переехали Лапшины с детьми, они получили помощь односельчан и аппарата местного детского омбудсмена. Как отмечает автор публикации, по словам жителей Кепы, супруги не производят впечатление плохих родителей.

Печальная история Геннадия и Елены Лапшиных началась этим летом, когда суд в Вологодской области ограничил их в родительских правах — опеку не устроили условия в доме, где проживала малоимущая семья. В итоге, чтобы их не разлучили с детьми, Лапшины сбежали от органов опеки и поселились в карельском посёлке Кепа.

«У нас был на материнский капитал приобретён дом. Чтобы потратить материнский капитал, нужно было получить справку из Пенсионного фонда, что жильё нормальное, пригодное к жизни, что для детей оно подходит, — рассказывает Геннадий Лапшин. — И такую справку нам выдали, а через некоторое время оказалось, что оно всё-таки непригодное».

По словам главы семейства, претензии опеки касались в основном требований пожарной безопасности в доме, где проживала семья. Чтобы устранить нарушения, Лапшины при поддержке сельсовета починили в доме печь, сделали косметический ремонт, обновили проводку. Но этого оказалось недостаточно. Весной учителя школы, которую посещали дети, предупредили супругов, что опека уже готовит документы, чтобы ограничить их в родительских правах.

После суда вологодские приставы завели исполнительное производство, детей должны были изъять уже в Карелии и передать сотрудникам органов опеки в Вологодской области. Однако благодаря вмешательству правозащитника Александра Гезалова и уполномоченного по правам ребёнка в Карелии Геннадия Сараева изъятие детей из семьи удалось немного отсрочить.

С жильём в Карелии, куда перебрались Лапшины, им помогла администрация сельского поселения Кепа — супругам временно предоставили квартиру из муниципального фонда. Жители села также решили помочь многодетной семье, попавшей в сложную ситуацию: собрали одежду для детей и некоторые предметы первой необходимости, рассказал RT Геннадий Сараев.

«Сейчас мы оказываем семье гуманитарную помощь. Дети оказались здесь без тёплой одежды, у семьи нет некоторой домашней утвари вроде холодильника и других элементарных предметов быта. Местные жители также дали им пилу, чтобы они смогли заготовить дрова на зиму, они собирают валежник, ходят в лес по грибы-ягоды, пока ещё есть такая возможность», — сообщил детский омбудсмен. Он уточнил, что вступает в процедуру обжалования судебного решения и оформляет представительство в суде от своей службы.

Столь не просто разное — разительное — отношение к одному из немногих реальных источников демографического роста — многодетным семьям в Карелии и на Вологодчине удивляет. Состояние демографии в обоих регионах можно охарактеризовать как плачевное. По данным апрельского демографического рейтинга российских регионов Вологодская область занимала 61 место с убылью населения за 2016-2018 годы в 1,68% (почти 10 тыс. человек), Карелия, из которой за тот же период уехало (или умерло) 7,5 тыс. человек — 1,88% населения, которое почти в 2 раза меньше Вологодского.

Ситуация тем более удивительная, что вологодский губернатор Олег Кувшинников в публичных выступлениях постоянно заявляет о приоритете решения демографической проблемы и конкретно — о поддержке многодетных семей. В прошлом году в объявленном губернатором перечне мер были, к примеру, увеличение до 50% компенсаций на оплату коммунальных услуг, выделение земельных участков многодетным семьям «земельными сертификатами», которыми можно оплачивать и ипотечные кредиты, Кроме того, губернатор пообещал построить клинику репродукции, где тем, кто не может родить ребёнка, будут проводить ЭКО полного цикла.

Всё было так хорошо, и вдруг такой скандал. Комментировать который отказываются и органы опеки Белозерского района, и вологодская коллега Геннадия Сараева Ольга Смирнова.

Источники Самолёта, связанные со сферой образования, высказывают предположения, что корень проблемы мог быть связан с реорганизацией органов опеки и попечительства, которые в своё время были переданы из ведения министерства образования в соцзащиту. Именно после этого, утверждают собеседники, опека резко изменила свою ориентацию и активизировалась в изъятии детей у многодетных родителей по малейшему подозрению в «неправильном» воспитании, или наличии материальных проблем. В этом они, по сути, копируют действия своих западных коллег, которыми так любят возмущаться отечественные официальные СМИ, обвиняющие органы опеки в США и Европе в злоупотреблении «ювенальной юстицией».

Отечественная юстиция, кстати, засветилась и в деле семьи Лапшиных — Следственный Комитет России по Вологодской области заявил о возбуждении уголовного дела по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность) «в целях установления следственным путем объективных обстоятельств сложившейся ситуации».

Следователи не уточняют, в отношении кого возбуждено уголовное дело. Судя по всему, речь идет об органах опеки в Белозерске. «Халатность» в уголовном праве России расшифровывается как «неисполнение или ненадлежащее исполнение должностным лицом своих обязанностей». То есть получается, что белозерскую опеку могут в уголовном порядке преследовать за то, что она не сумела довести до конца процедуру изъятия детей супругов Лапшиных и допустила бегство семейства в соседнюю республику?

Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.