Субботние чтения. Миф о «производительном алкоголике». Почему на самом деле такого понятия не существует

Функциональность, которую даёт вещество становится относительной, когда речь заходит о зависимости от него.

Фото: pixabay.com

Так считает автор Quartz, который, опираясь на собственный опыт преодоления наркотической зависимости, развенчивает довольно распространённые в творческой и бизнес-среде мифы о «функциональном алкоголике» или «производительном наркомане». Этими терминами принято обозначать тех, кто потребляет невероятное количество алкоголя или наркотиков, но при этом умудряется грамотно выполнять свои трудовые, жизненные и семейные обязанности. Возможно, даже преуспевая при этом.

Мало того, такие люди романтизируются на киноэкране и в телешоу, где им придаются определенный гламур и очарование творческих «гениев». С бравадой нам рассказывают истории, которые на самом деле являются историями «очаровательной» катастрофы.

Важно отметить при этом, что в этих историях проводятся различия между «действующим» и «настоящим» наркоманом, который, выйдя из бара, падает лицом вниз в канаву или от невменяемости открывает беспорядочную стрельбу на улице.

Между тем нет ничего хуже для человека, который действительно борется с зависимостью от психоактивных веществ, чем существование этого зазора между функционирующим и обычным наркоманами. Он может стать серьёзным барьером для того, чтобы решиться обратиться за помощью в преодолении зависимости.

Итак, существует вопрос: если моё употребление алкоголя или наркотиков не причиняет слишком много вреда, и если мы все можем даже пошутить об этом, действительно ли это такая большая проблема?

Да, это серьёзная проблема и тяжёлый случай, даже если вы способны поставить «нет» в таких полях психиатрического диагностического теста по психическим расстройствам, как «невыполнение основных ролевых обязательств на работе, в школе или дома» и «постоянные или повторяющиеся социальные или межличностные проблемы», которые обозначают последствия употребления психоактивных веществ.

По своей сути, зависимость от таких веществ уже функциональна. Изначально препарат не является проблемой. Наоборот, он кажется решением проблемы. И зависимость сперва выполняет свою функцию в том смысле, что помогает кому-то справиться с чем-то, часто с какой-то болью, страданием, дискомфортом, которые, кажутся непреодолимыми и вгоняют в депрессию.

В этот момент аддиктивное вещество выступает в качестве инструмента, якобы способного помочь кому-то функционировать. Хотя, как правило, впереди у человека, который выбирает эту зависимость, относительно небольшой и всегда конечный период успешного функционирования, прежде чем всё развалится.

Я помню, как впервые принял героин на работе. В то время я был журналистом-стажёром в Financial Times. Я пытался написать историю о портах Великобритании. Она должна была быть одновременно содержательно и лаконичной, потому что редактор пытался сэкономить место на странице. У меня ничего не получалось, я всё больше заходил в тупик, упуская из виду тот факт, что, вероятно, была куча других вариантов, из которых я мог найти то, что мне нужно.

И по мере того, как время шло, уровень моей тревоги взлетал до небес. Мысли начинали путаться, так что я не мог думать над статьёй, а только о профессиональном крахе, который меня ждёт. У меня был нервный срыв. Я пошёл в туалет и навсегда стёр ту личную границу, которая называлась «никогда не употреблять на работе».

Одна дорожка героина и паника исчезла. Я восстановил ясность мыслей и сумел собрать свою историю для газеты.

В следующие несколько раз, когда обнаруживались очередные творческие кризисы, я сделал то же самое, что и в первый. Казалось, героин творит чудеса. Я использовал его перед встречами, чтобы подавить возникавшую тревогу от неуверенности в себе. Постепенно пороговый уровень стресса, который заслуживал лечения героином, снизился, и я употреблял его весь день, каждый день. Но однажды он сам стал источником страданий, а не лекарством от стресса.

И к этому времени я уже был в ловушке.

Миф о функциональности

Были периоды, когда моя зависимость действительно заставляла меня казаться более функциональным. Я забросил личную жизнь и развлечения, часами до глубокой ночи обрабатывая данные на терминале Bloomberg. Я говорил себе, что моя жизнь была богата смыслом, несмотря на мою зависимость, потому что я делал интересную работу.

Иногда я проводил всю ночь, сочиняя множество историй, а потом в течение дня, постепенно доставал их «из рукава» как фокусник, чтобы произвести впечатление на моего редактора.

Идея «функционирующего наркомана» действительно может питать много заблуждений. Раньше я убеждал себя, что опиаты повышают мою производительность настолько, что я позволял себе осуждающе смотреть на коллег, выпивающих за обедом: «Неужели они не понимают, что это повлияет на их работу!?» — думал я — тот, кто только что принимал героин в туалете.

Вещество может быть «функциональным» сначала в том смысле, что оно помогает вам с чем-то справиться. Но тут же на месте одной решённой проблемы возникает новая -зависимость. Эта проблема уже никуда не исчезает, а всё время растёт и растёт. Отчасти поэтому бывает так страшно бросить курить — вы сразу же сталкиваетесь со всеми проблемами, от которых пытались убежать с помощью сигареты. Они тут же возникают, выросшие до гигантских размеров и рвут в клочья вашу самооценку. Именно из этого проистекает убеждение, что «я не могу справиться без сигареты, алкоголя, нарокотика»

Что касается меня, то в один прекрасный момент, все аспекты моей жизни сразу вышли из-под контроля. Моя производительность резко упала, и наступила прогрессирующая дисфункция.

Конец связи

Люди порой цепляются за романтизированную идею функционирующего наркомана, творческого гения и т. д. Но реальность такова, что большинство теряют в количестве и качестве своей работы, поскольку их зависимость прогрессирует.

Возможно, для них более подходящим было бы определение «всё ещё функционирующий наркоман». Часто, наступление дисфункции — это только вопрос времени.

И в любом случае, функциональность в масштабах окружающего вас мира включает в себя больше, чем просто выполнение работы или составление списка дел. Это означает, например, необходимость быть частью команды или сообщества, чему зависимость на самом деле не способствует. Если вещество, от которого вы зависите, становится значимее для вас всего остального, то в это «остальное» определенно войдут ваши друзья, коллеги и близкие.

Находясь в активной зависимости, вы словно существуете в параллельной реальности. И этот разрыв связи ощущают все.

Моя зависимость сопровождалась неизбежными и несвоевременными исчезновениями с рабочего места которые не оставались незамеченными моими коллегами. Я стал избегать светских мероприятий. Это тоже не способствовало ни сплочению команды, ни поддержанию нормальных отношений, ни личностному развитию.

Это был мой опыт отношений с опиатами. Иные вещества могут привести вас к другой крайности, к примеру, — к чрезмерной связи со сверстниками, коллегами и клиентами. Пьяные злоключения и очевидные частые похмелья приносят мало пользы вам или кому-либо еще.

Возникает неизбежная потребность скрывать то, что является всё большей и доминирующей частью вашей жизни. Даже когда это маленькая ложь, она уязвляет ваше чувство собственного достоинства. Есть что-то действительно жалкое в изобретении никогда не существовавших в реальности походов в кино и футбольных матчей с друзьями, о которых вы рассказываете, когда коллеги спрашивают, как вы провели выходные. Но вы же не можете сказать им печальную правду — что на самом деле вы провели воскресенье, сидя на диване пьяным, тупо глядя на свои ботинки.

Цена

Наркоман может «функционировать», но какой ценой? Какова цена их физического и психического благополучия, их социальной и профессиональной жизни, благополучия их семьи?

Быть функционирующим человеком означает гораздо больше, чем просто выдерживать ежедневный рабочий график.

Вы можете быть адекватным поставщиком средств к существованию для вашей семьи, но что вы предлагаете им эмоционально? Если вы одновременно дома, но и не совсем дома? Что происходит с вашей сексуальной жизнью?

Как консультант, я работал с клиентами, которые функциональны в том смысле, что они сохранили работу, но вся тяжесть последствий этого стремления уцепиться за работу ложилась на членов их семей — они видели другую сторону этой «функциональности».

Надо вспомнить и о том, какой урон зависимость наносит вашему организму? Длительное злоупотребление большинством веществ рано или поздно догонит вас. В конечном итоге что-то будет изношено, будь то ваша печень, легкие или лимфатические узлы.

Часто работодатели терпят всё еще функционирующих наркоманов, потому что те выполняют свою работу. Предупреждающие знаки игнорируются или рационализируются. Но чем раньше работодатель сможет привести процесс изменений в отношении подчинённого в движение, тем лучше. Потому что, чем сильнее укоренилась зависимость, тем труднее её с себя стряхнуть.

Избавление

Зависимость — это сложный вопрос, и лечение может быть столь же разнообразным, как и сами люди, которые борются с ней. Было бы чрезмерным упрощением сказать, что если зависимость дисфункциональна, то абстиненция по определению функциональна.

Иногда программы снижения вреда используют такие вещества, как бупренорфин и метадон, чтобы обеспечить стабильность на временной или даже постоянной основе. Были даже отдельные программы лечения с помощью героина — есть примеры в Швейцарии, Канаде, Германии, Великобритании и Нидерландах, которые показали положительные результаты.

Но всё-таки опиоиды, такие как метадон, вызывают когнитивные нарушения.

И когда вы протрезвеете, проблемы, которых вы пытались избежать, скорее всего, всё ещё будут там, где вы их оставили. Они не исчезают волшебным образом. Вам нужно найти другие вещи, способные выполнять функцию, когда-то обслуживаемую наркоманией. Вам нужно исцелить пустоту, которую вы пытались заполнить веществом. Это может быть сложным, но полезным процессом. Хотя это далеко не легкое дело, оно обогатит вашу жизнь.

Будет ли это снятие стресса во время послеобеденных прогулок, посещение восстановительных встреч после или даже в течение рабочего дня, подключение к сети поддержки, перерыв на медитацию во второй половине дня или исцеление через терапию.

Иногда роли необходимо перенастроить. Например, если кто-то пил, смешивая алкоголь с кока-колой, чтобы быть искрящимся весельем хозяином вечеринки, ему может потребоваться полностью отказаться от таких мероприятий.

Мы должны пересмотреть своё отношение к метафоре «функционирующий наркоман». Нельзя позволять ей удерживать любого, кто борется с зависимостью, от поиска помощи или хотя бы от выяснения того, насколько полноценная и полезная жизнь может быть за её пределами...

Джоэл Левин
Консультант Hope Rehab, Таиланд
Quartz
Перевод Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.