Куда уходят мэры? Под суд или на повышение — вот два пути для российских экс-градоначальников

Впрочем, среди бывших мэров городов Вологодской области нашлись исключения из правил…

Фото: avatars.mds.yandex.net

СамолётЪ сравнил основные сценарии продолжения карьеры мэров российских городов, выявленные экспертами Комитета гражданских инициатив, с реальными биографиями действующих и бывших руководителей муниципалитетов главных городов Вологодской области.

Неделю назад Комитет гражданских инициатив (КГИ),основанный Алексеем Кудриным, обнародовал доклад, посвящённый особенностям ротации корпуса мэров в России за последние 11 лет (то есть с 2008 года). Нам показалось интересным сравнить выводы исследователей с реалиями основных городов Вологодчины — Вологды и Череповца — в которых за этот временной отрезок сменились по четыре мэра.

Под суд

Исследование проводилось в 109 городах, за 11 лет были проанализированы данные по 359 мэрам, взятым в выборку, в том числе почти по всем мэрам областных центров. Мэрский корпус отличается большой неустойчивостью, что снижает стабильность муниципального управления: более 40% мэров находятся в должности от года до трех. При этом есть зависимость от порядка их избрания: при прямых выборах медианный срок работы мэра — 5,5 года, а если мэр избирается по конкурсу — то три года.

Проанализировав путь 263 мэров после ухода со своих постов, эксперты определили, что 55 из них перешли на работу в региональные исполнительные органы власти (40% — заместителями губернаторов), 39 — подверглись уголовному преследованию, т. е. 15% от числа тех, кто попал в выборку КГИ. При этом уголовные дела можно трактовать и как борьбу с коррупцией, и как внутриэлитные конфликты. Под уголовное преследование чаще попадали избранные мэры, как более независимые, а те, кого назначили по конкурсу, чаще шли на повышение. 20 экс-мэров стали депутатами Госдумы или сенаторами, причем 15 из них на выборах мэров избирались напрямую. Еще 12 бывших мэров стали губернаторами.

В Вологодской области только один мэр реально попал под уголовное преследование — это Алексей Якуничев, который был третьим главой Вологды (с мая 1995 года по октябрь 2008 года). Причём преследовать Якуничева начали уже после добровольной отставки, которая произошла летом 2008 года. Любопытный факт биографии Якуничева — с 2002 по 2007 год, продолжая исполнять функции городского главы, он был депутатом областного Законодательного Собрания по Центральному округу Вологды.

Якуничев обвинялся судом в том, что с подачи бывшего руководителя Жилищного управления Вологды подписал ряд решений о выдаче квартир людям, которые не нуждались в улучшении жилищных условий. Некоторые высокопоставленные лица получили жилье бесплатно, некоторые по значительно заниженной цене. Названная в суде общая сумма ущерба от 120 заключённых таким образом сделок, составила 35 млн руб.

За злоупотребление должностными полномочиями Якуничев был приговорён судом к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года. Также он лишен права занимать руководящие должности на 2,5 года.

В 2016 году бывший глава города скончался от обширного инфаркта. На похоронах новый мэр Вологды Евгений Шулепов назвал Алексея Якуничева «очень тонким политиком, который был способен балансировать на грани очень многих интересов». Сам Шулепов старался продолжать эту традицию, пожалуй, единственно верную для управления административным центром Вологодской области, где постоянно сталкиваются интересы разных представителей региональных и городских элит.

Шулепов, кстати, вовремя ушел на повышение — в 2016 году он стал депутатом Государственной Думы.

Уже после этого правоохранительные органы завели несколько уголовных дел в отношении бывших подчинённых бывшего мэра. Например, летом прошлого года дело было возбуждено в отношении бывшего руководителя городского департамента градостроительства и инфраструктуры Алексея Осокина, заместителя мэра Вологды Антона Мусихина и консультанта отдела благоустройства департамента городского хозяйства Игоря Ивонина. Речь шла бухгалтерской разнице почти в 100 млн рублей, образовавшейся между приходом и расходом бюджетных средств ООО «СК „Север“», выделенных на переустройство инженерных сетей при строительстве транспортной развязки через железную дорогу Москва — Архангельск в районе вологодской улицы Залинейной.

Напрямую в деле имя Евгения Шулепова не упоминалось, но некоторые СМИ предположили, что уголовное дело может быть актом наказания депутату Госдумы Шулепову за «неправильное» голосование по вопросу повышения ставки НДС (Шулепов единственный из фракции «ЕР» воздержался).

На повышение

Евгений Шулепов продолжил традицию, характерную для большинства мэров Череповца и Вологды, уходить на повышение после окончания полномочий градоначальника. Правда, он был единственным экс-мэром, попавшим в Госдуму. Депутатом, правда, регионального парламента стал бывший руководитель Череповца Михаил Ставровский.Его депутатство, как и должность советника гендиректора «Северстали», видимо, сталиопределённого рода компенсацией за вынужденную отставку: в 2006 году Ставровский без борьбы уступил место новому молодому мэру Олегу Кувшинникову.

Для Кувшинникова, в свою очередь, повышением стал губернаторский пост, на который он планирует переизбраться сейчас в очередной раз.

Ещё одним губернатором, но не Вологодской, а Новосибирской области,стал Андрей Травников, который, сменив в 2016 годуЕвгения Шулепова, меньше года пробыл мэром Вологды.

Единственным пока исключением из общего правила — «под суд или на повышение» — стал ещё один экс-мэр Череповца Юрий Кузин. После своей вынужденной отставки, не доработав совсем немного до окончания полномочий градоначальника, он некоторое время работал в коммерческих структурах «Северстали» и «ФосАгро», а затем принял приглашение химиков возглавить в качестве сити-менеджера заполярный город Кировск. Вряд ли должность мэра города с население в 26 тыс. человек можно считать повышением для человека, который возглавлял город с десятикратно большим числом жителей.

Тем не менее, именно Кузин стал последним в Вологодской области «мэром-народным представителем» по классификации КГИ. Эта идеология, которой (формально или реально) соответствовали и Якуничев, и Ставровский, и Шулепов с Кувшинниковым, констатируют исследователи, сменилась идеей «мэра-профессионального управленца» и «двуглавой» системой муниципального управления.

Мэры «новой волны»

Именно её сегодня представляют новые мэры Череповца и Вологды — соответственно, Елена Авдеева и Сергей Воропанов. И если бывший депутат Заксобрания Воропанов — представитель затухающей тенденции, связанной с рекрутированием мэров из депутатского корпуса (за 10 лет число депутатов, ставших мэрами, сократилось в 2 раза — с 32до 16%, по данным КГИ), то Авдеева, напротив, представляет собой новую кадровую «волну» профессиональных муниципальных чиновников, ставших мэрами (таких в 2019 году в России —39%).

С другой стороны, оба градоначальника опровергают положенную в основу конкурсного механизма замещения должности мэра идеюо том, что механизм этот должен привести к повышению территориальной мобильности управленцев, привлечению к руководству муниципальных образований лучших кадров (в том числе, из других регионов и муниципалитетов). Скорее оба иллюстрируют народную мудрость: «где родился, там и пригодился». Но это, утверждают в КГИ, не исключение, а, скорее, подтверждение общероссийской практики, когда высокая «укоренённость» является благоприятным фактором для занятия должности мэра. 35% мэров в России родились, учились и пришли к власти в одном и том же городе. Ещё 28%, после учёбы в другом месте, вернулись на «малую родину» и тоже стали мэрами.

Авторы доклада пессимистичны в отношении большинства действующих мэров. Авдеева и Воропанов здесь не исключение. И не из-за каких-то своих собственных недостатков, а из-за отмечаемого исследователями кардинального снижения стабильности муниципального управления.Что сказывается и на продолжительности срока исполнения мэрами своих обязанностей. Если раньше всенародно избранный глава местной администрации находился в должности в среднем 5,5 лет, то при замещении на основе конкурса этот срок составляет теперь всего 3 года.

Очень многое в новой системе, говорится в докладе,для мэра зависит от отношений с губернатором, намного больше, чем от настроения жителей. В то время, как в условиях нарастания числа конфликтов, связанных с городской тематикой, растёт запрос на мэров-политиков, которые умеют разговаривать с жителями, особенно с протестными группами.

Увы, но, к сожалению, наши, зависимые от главы региона градоначальники пока делать это умеют не очень хорошо, что снижает их собственную устойчивость и повышает репутационную нагрузку на губернатора.

Доклад читал Сергей Михайлов
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.