Чем выше этаж, тем дороже квартира? Мифы и реальность городского строительства

СамолётЪ поговорил с финансовым директором компании «Железобетон-12» Ильей Кудрявцевым не только о зависимости цены жилья от его этажности и о возможных последствиях монополизации российского производства лифтов, но и о том, на самом ли деле нормативы по парковочным местам могут разорить застройщика?

Фото: dp.ru

10–15 лет назад практически любое объявление о покупке или обмене квартиры содержало обязательное условие: «Первый и последний этажи не предлагать». И не нужно было объяснять, почему так: все знали, что квартиры на первых этажах люди не покупали из—за опасений быть ограбленными,последний же не нравился из—за высоких рисков протекания крыши и слабого напора воды, особенно в утреннее и вечернее время.

Насколько такое представление актуально сегодня? С этим вопросом мы обратились к нашему постоянному эксперту Илье Кудрявцеву. Предупредив, что нам удалось выяснить, что в столичном жилом масс—маркете, стоимость таких квартир на верхних этажах, благодаря лучшим видам из окна, отсутствию соседей сверху, хорошей инсоляции и меньшему уровню шума,дороже на 3–10 тыс. рублей за 1 м². Жилплощадь же на первых этажах стоит дешевле примерно на 5–7 тыс. рублей за 1 м². А в Вологодской области как?

— Наверное всё же потребительские характеристики квартир на разных этажах отличаются не так сильно, как принято думать. Наша практика показывает, что люди предпочитают этажи со 2 по 5, — видимо существует опасение, что может что-то случиться с лифтами. Но Хотя сейчас их надёжность намного выше, чем раньше.

— А будет ещё выше, когда руководимый «другом Череповца» и бывшим вице-премьером Игорем Шуваловым «ВЭБ.РФ» завершит начатую им консолидацию отрасли по производству лифтов? Появились сообщения, что «ВЭБ.РФ» уже прорабатывает вопрос приобретения у Промсвязьбанка прав требований ко второму по величине в России производителю лифтов — ПАО «Карачаровский механический завод» (КМЗ), а также к ООО «ПКФ «Сиблифт». Крупнейший в стране производитель лифтов — Щербинский лифтостроительный завод —уже контролируется банком.

— Сложно сказать. Но изменения на рынке в части ценообразования, видимо, будут. Сейчас конкуренция достаточно высокая. Два основных игрока — Щербинский лифтостроительный и Карачаровский механический заводы — какое-то время жёстко конкурировали. После того как львиная доля их продукции начала поставляться для нужд капитального ремонта и реконструкции ветхого и аварийного жилья, им этих объёмов стало хватать. Но какая-то конкуренция всё же осталась. Однако, если 90% рынка будет сконцентрировано в одних руках, то о ней можно будет забыть. Редко, когда такая ситуация складывается в пользу потребителя.

— Продукцию какого завода предпочитает «Железобетон-12»?

— У нас нет одного поставщика. Долгое время мы работали с Карачаровским заводом, сейчас чаще — с Щербинским. Всё решает способность производителя работать более гибко и надежно обеспечить поставку. Для строителей это важно.

— Иностранное оборудование существенно дороже отечественного?

— Если мы говорим про лифты китайского производства, то нет. Их проблема в том, что невозможно на месте обеспечить должный уровень сервиса.Обслуживать их здесь скорее всего будет очень непросто: если, к примеру, замена детали потребует остановки лифта на 2 месяца, это на корню убьёт всю конкурентоспособность оборудования. К российским же лифтам на складах есть любая деталь. Что касается цен на европейское оборудование, то в сравнении с отечественным они стоят дороже в 2–2,5 раза. При этом тоже актуален вопрос эксплуатации. Если Москва и Питер с этой проблемой ещё справляются, то для местных организаций это будет большим вызовом.

— Мы немного отклонились от первого вопроса — про этажи, цены и предпочтения покупателей...

— Самые «вкусные» места начинаются со 2 этажа. Это, если в доме нет нежилых помещений. Если есть, тогда предпочтения начинаются с 3 этажа. Но резкого разделения нет. Кому-то нравится 7, 10 этажи. Есть даже целая прослойка людей, которым нужен самый верхний этаж, кто не любит шума, даже звука шагов над головой. Но я бы не стал говорить, что 14 этаж уходит хуже, чем 16-й. Просто люди по-разному принимают решения. Но так или иначе верхние этажи уходят позже, чем нижние.

— Вы это как-то отыгрываете эту ситуацию в своей маркетинговой политике?

— Есть два варианта: назначать разную цену в зависимости от этажа, или делать цену единой для всех квартир, давая большую свободу выбора тем, кто раньше пришёл.

— «Кто раньше встал, того и тапки»?

— Примерно так. Мы чаще практикуем второй вариант. Так нам проще работать с людьми. Разница в цене квартиры в одном доме неизбежно вызывает у покупателя ненужные подозрения. Мы пробовали оба варианта, принципиальной разницы не заметили. Но с людьми проще работать, когда цена одна.

— Следующий вопрос нам навеяла информация о практике работы петербургских застройщиков. Они жалуются на то, что содержащиеся в городских правилах землепользования и застройки нормативы по количеству бесплатных парковочных мест не позволяют продавать машиноместа в паркингах. Компании терпят убытки. Для Череповца характерна такая проблема?

— Рынок предъявляет свои требования. Есть нормативы — количество парковочных мест на квартиру. Их надлежит реализовать. С точки зрения градостроительных регламентов — закрытые парковки или открытые — это одно и то же. Застройщик обязан обеспечить парковочные места. Мы представляем, что земля в Питере дороже, чем в Череповце. Поэтому в Питере стараются экономить, пытаются делать проекты более маржинальными, строят многоуровневые паркинги, чтобы сократить площадь земельного участка. Но если есть паркинг, сразу встает вопрос — кто его будет эксплуатировать? Асфальтовую площадку, например, будет подметать эксплуатирующая компания. Отдельный объект капитального строительства так просто бросить нельзя. Поэтому парковочные места продают. И возникает вопрос: кто купит? Сейчас цена на них в Питере в районе 300-400 тысяч рублей*. Такие деньги зачастую просят и в Череповце. Но парковочные места люди не очень любят. Это, как правило, дополнительное расстояние от подъезда до машины. Люди же стараются припарковаться как можно ближе ко входу. Поэтому спрос на паркинги сдерживает и необходимость дополнительной платы, и то, что туда надо ходить, кроме того, машиноместа — это не гаражи. Из этой территории невозможно сделать закрытое пространство под склад. Но это не означает, что не нужно строить парковочные места вообще. Всё ведь потихоньку меняется. Например, кто-то старается сделать дворы вовсе без парковочных мест. В этом направлении движется Европа, а, значит, и мы.

— В Европе в центры городов отдают под пешеходные зоны, а у нас владельцы ресторанов жалуются, что, если сделать на Советском проспекте Череповца пешеходную зону, состоятельные клиенты не пойдут — негде поставить машину.

— С одной стороны, так. А с другой — у нас полгода грязь, слякоть, холод. И сразу возникают вопросы. Пешеходные улицы — это замечательно, но кто их будет чистить? Мы видим, что Москва в этом направлении движется: всё больше улиц у них становятся уже, с широкими тротуарами, газонами. Они постепенно отнимают по полосе, по две от проезжей части. Да, сталкиваясь с негативом со стороны автомобилистов. Но Москва может себе позволить очень тщательно такие улицы чистить. Бюджет Москвы на 1 жителя — 200 000 рублей. А на череповчанина — примерно в 10 раз меньше. Кроме того, в Москве климат помягче, снега поменьше, а солнца побольше.

* По данным, которые приводит «Деловой Петербург», минимальная цена места в паркингах Санкт-Петербурга начинается от 225 тыс. рублей в эконом классе и от 1 млн 450 тыс. рублей в бизнес—классе.

Беседовал Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.