Серый снег. Или почему управдомы не любят весну…

Ответ на этот вопрос корреспондент Самолёта попыталась найти у руководителя группы череповецких управляющих компаний «Жилремстрой» Галины Мавриной.

Фото: из архива Галины Мавриной

Вообще, очень редко можно встретить довольного собой и жизнью управдома — как правило, это какие-то мелкие, частные радости — мимолётные, преходящие. И человек не спешит и, наверное, не может отдаться этой радости полностью. Гуру личностного роста обычно советуют подопечным выйти из «зоны комфорта», начать что-то менять в своей жизни. А жилищники, похоже, опасаются надолго «зависнуть» в своей крошечной «зоне комфорта», потому что вокруг — чрезвычайно агрессивная среда, способная очень быстро задавить собой и твою комфортную зону, и тебя вместе с ней. Есть только два способа избежать этого — уйти из профессии, бизнеса, или много и тяжело работать каждый день. Моя собеседница пока выбирает второй способ существования...

Казалось бы, началась мусорная реформа. Её все ругают, часто справедливо. Но ведь она забрала у УК и ТСЖ какую-то часть забот, хотя бы о мусоре.

— Галина Энгельсовна, дорогая, легче вам стало жить после этого?

— Пока нет. Потому что всё равно всю ответственность пытаются переложить на нас. Не поверите, но управляющие компании пытаются штрафовать за... «не вывоз мусора». У меня нет такого пункта в договоре с собственниками, я сама вывозить мусор не могу, не имею права. А всё-таки виновата...

Маврина рассказывает, что только что вернулась из прокуратуры, где рассказывала и показывала, куда загрузила информацию о перерасчёте платы за содержание и ремонт управляемого «Жилремстроем» жилья, исключив оттуда часть, которая раньше приходилась на оплату «обращения с отходами».

— В чём смысл этих штрафов, что они, как любое наказание, должны в вас стимулировать?

— Сама не знаю. Не могу сказать. Я только вижу, что всегда, везде и во всем виновата УК. Я виновата даже в том, что на улице лежит серый снег. Смешно? Мне об этом на днях на полном серьёзе заявила природоохранная прокуратура. Это удивительно, но это так. Мы — виноваты. Другого варианта нет. И я уже к такому отношению привыкла.

— А тем временем на улице — весна...

— Как я ее не люблю! За то, что каждый раз из-под снега вытаивает всё отсутствие культуры. Не понимаю, как можно идти и на ходу бросать вокруг себя всё, что есть в руках. Чего мы только не собираем после четырёх месяцев зимы! Про окурки под балконами даже не говорим. «Пепельница» под окнами каждого дома считается нормальным явлением. А, кроме того, есть ещё все эти коробки, банки, склянки, даже из проезжающих машин люди выставляют на асфальт во дворах пивные бутылки.

— А чем ещё, кроме очистки территории от «продуктов жизнедеятельности» людей и зверей, озабочены в «Жилремнстрое»?

— Кроме этого, мы сейчас верстаем планы (по крышам они уже готовы) ремонтов. Февраль нам устроил перепад температур — нарвало крыш. Пошли трещины на кровельном покрытим, в основном на плоских кровлях. Мы определились с объёмами, закупаем материалы и приступаем к работам. Это — текущие ремонты. Остаются планы на ямочные ремонты дворовых территорий (погода ещё не позволяет оценить объемы полностью — под лужами не всё видно). Думаю, к концу апреля уже сверстаем, в мае начнем выполнять, асфальт уже заказали. И — нас ждёт подготовка к зиме. Как только начнётся отключение теплоносителей, так сразу пойдёт ревизия и подготовка систем отопления к следующему отопительному сезону. Время летит — не успеваешь оглянуться.

— А капремонты домов?

— В этом году мы не попали в программу. Ни одним домом. Меня печалит эта ситуация. Как и то, что в городе ещё продолжают выполнять объемы, которые были в плане 2018 года. Пусть даже это не мои дома, не важно. Важно, что сделать их нужно было в прошлом году. И наблюдая такую картину, я, конечно, переживаю за дома, которые у меня стоят в плане на 2020-21 годы...

— Почему так затягиваются сроки?

— Всё упирается в деньги. Нам, во всяком случае, говорят, что сбор денег недостаточный, поэтому всем не хватает, поэтому сроки отодвигаются, переносятся. Меня волнуют кровли. Если по сетям (кроме теплообменников — это дорогое оборудование, его не сделать в счёт текущего ремонта) я могу постепенно, участками заменить стояки и розливы, то с кровлями, особенно жёсткими, мне самой не справиться. А они, увы, не молодеют. Если будут продолжать переносить ремонты, с каждым годом эта проблема будет становиться всё острей. И, что очень плохо, так и не решён вопрос с капремонтами систем дымоудаления, эвакуации в 12-этажных домах. Он, кажется, вообще не прорабатывался. Его включили в виды работ, но, когда будут проводить — непонятно. А это вопрос безопасности граждан, это должно делаться в первую очередь. Одно дело, когда у тебя пожар в пятиэтажке, а другое дело — высотные здания... Мы обращались и в фонд, и в мэрию, чтобы не отодвигали эти дома, помогли, чтобы мы хотя бы видели и знали перспективу. Хотелось бы быть уверенным в том, что если дома поставлены в план на капремонт, то он будет выполнен в срок.

— Я смотрю практически вся инициатива по ремонту и содержанию исходит от вас. А где предпочтения собственников, которые, по идее, должны отражаться в структуре тарифа?

— Знаете, я такой зависимости не вижу, потому что и динамика тарифа, и пожелания собственников — всё исходит из состояния дома. Если год постройки старый, капремонтов давно не было и не предвидится, значит, упор делается на текущий ремонт. Если вдруг, не дай бог, пройдут ураганы и упадут деревья, кто будет виноват? УК — однозначно. Поэтому, если я вижу, что деревьями пора заниматься — выхожу с такой инициативой. Мы с советами домов пытаемся выйти на диалог, но не всегда это получается. Я понимаю, что хочется всё и сразу, но так не бывает...

— Недавно попалась на глаза статья о том, как управляют московской элитной недвижимостью, где готовы реагировать буквально на каждый чих собственника жилья...

— Ох, уж эта Москва... Не зря ведь говорят, что законы пишутся для России. И отдельно — для Москвы. Когда для нас, после очередных изменений в законах и правилах, проводят онлайн-обучение, всегда оговариваются: если кто-то слушает нас из Москвы, знайте — эта информация не для вас. Там дворовые территории обслуживают, детские городки устанавливают — всё за счёт расходов московского бюджета. Нас с Москвой сложно сравнивать.

— То есть у вас таких домов нет?

— Нет. У меня Индустриальная часть города, с её «элитной застройкой», которой уже 50-60 лет... Не такие большие средние зарплаты у населения, небольшие пенсии, чтобы можно было роскошествовать. Мы бы хотели, чтобы тариф был хотя бы, как в Вологде, чтобы можно было много чего дополнительно сделать, но понимаем, что платежеспособность у населения другая...

— В Вологде тарифы на содержание и ремонт выше, чем в Череповце?

— Давно и намного. Они ещё при мэре Шулепове отличались. Еще до появления системы капремонтов у них были накопительные сборы — по 3 руб. дополнительно на ремонты в фонд дома собирали. Политика была очень продуманная, сделано, думаю, немало.

— В Череповце таких фондов не было?

— Были в единичных случаях, и то всё быстро прекратилось. Череповец всегда жил по остаточному принципу. Когда поднимали тарифы на ресурсы, нам их придерживали, чтобы не выйти за рамки определенного процента. Управляющим компаниям давали — что останется. Никогда не забуду. 3-5% увеличения максимум приходилось на содержание домов в то время, когда мы еще МУПами были. «А что вы хотите, — говорили нам. — Ресурсникам нужнее». Но — чего сейчас жалеть? Работать надо. Мы и в этой ситуации не стоим на месте, делаем, что можем, главное, чтобы хоть в этом нам не мешали.

Беседовала Марина Мельникова
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.