Обратная тяга. Почему прокуратура просит смягчить наказание череповецкому рабочему Левашову?

Рассмотрение апелляционных жалоб по резонансному уголовному делу 34-летнего рабочего Алексея Левашова, начавшееся накануне в череповецком суде, выявило перемены в позициях сторон, удивившие даже видавшего виды столичного адвоката.

Фото: cherinfo.ru

С апелляциями выступили одновременно три стороны судебного процесса. И если мотивы осуждённого Алексея Левашова и пострадавшего Игоря Лапика, не согласных с приговором суда, понятны, то желание прокуратуры оспорить приговор в пользу Левашова, пожалуй, нуждается в отдельном объяснении.

При этом приговор, вынесенный мировым судом в феврале этого года, можно считать «мягче мягкого»: суд признал Левашова виновным в умышленном причинении легкого вреда здоровью и угрозе убийством, но назначил наказание в виде обязательных работ на 270 часов.

Казалось бы, череповецкий «Робин Гуд с лопатой» избежал самого худшего — реального тюремного срока. Сейчас уже можно вести речь о самой причине конфликта — невыплаченной зарплате. Несмотря на то, что в марте прошлого года городская прокуратура озаботилась тем, как в «КХМ-1» выплачивается заработная плата и, кажется, даже добилась погашения месячной задолженности в 600 тыс. руб., Алексей Левашов не получил ничего — ему для начала предстоит доказать сам «факт трудовых отношений». А обязательные, но бесплатные общественно-полезные работы, которые должен отбывать Левашов, на какое-то время лишают его средств к существованию.

Именно это стало поводом для адвокатов осуждённого подать апелляцию. И, что удивительно, это ходатайство практически в полном объёме поддержала прокуратура, предложив суду назначить Левашову 10 месяцев исправительных работ, которые можно отбывать по месту работы, с отчислением в доход государства 5% заработка.

Такая непривычная позиция стороны обвинения повергла в изумление даже матёрого петербургского адвоката Дмитрия Беляева, представляющего на процессе сторону потерпевшего — Игоря Лапика. Беляев признался, что ещё не сталкивался со столь редким случаем «отстаивания общих интересов».

Оставим пока в стороне интересы самого Беляева и его клиента, который добивается более сурового обвинительного приговора по вполне понятным причинам — Лапику нужно выйти из этой неприятной для него истории, максимально сохранив лицо. Ему необходимо сохранить образ «жертвы нападения» со стороны «неадеквата», но ни в коем случае не закрепить за собой окончательно имидж «жестокого эксплуататора бессловесных рабов», присваивающего их зарплату. С такой репутацией о деловых отношениях, к примеру, с весьма щепетильной в таких вопросах «Северсталью», скорее всего, придётся забыть.

Что касается наличия у осуждённого и обвинения «общих интересов», думается, — это большая натяжка. Больше года назад о подобной мягкости со стороны прокуратуры не было и речи — она скорее была на стороне респектабельного Лапика. Но долгие месяцы, прошедшие под существенным прессингом общественности, массово вставшей на сторону рабочего Левашова, не прошли зря — очевидно, взвесив все «за» и «против», правоохранители пришли к выводу, что вынесение сурового приговора подсудимому, которого общественное мнение считает настоящим потерпевшим, в текущей для Вологодской области ситуации политически нецелесообразно. Иначе говоря, региону и его губернатору, претендующему на продление срока своих полномочий, никак не нужен потенциальный резонансный скандал по поводу ещё одной вопиющей несправедливости со стороны властей.

Череповецкая инициатива прокуратуры возникла почти синхронно с информацией об освобождении из-под домашнего ареста режиссёра Кирилла Серебренникова и готовящемся переводе из следственного изолятора под домашний арест основателя BaringVostok Майкла Калви. Всё это, как представляется, свидетельства того, что репрессивная машина российского государства всё-таки действует избирательно и может давать «обратный ход» в ситуациях, когда это политически мотивировано. Во всех перечисленных случаях главным стимулом стал протест общественности или существенной части близкой к власти элиты. То есть общественная активность всё-таки не является в современной России таким уж «безнадёжным» делом, как принято считать. И это внушает осторожный оптимизм.

Последнее замечание, касающееся фигуры самого Алексея Левашова. Он ведь тоже за год сильно изменился. Общение в умными людьми и общественная поддержка не прошли зря — вместо робкого работяги, надеющегося лишь на то, что тюремный срок будет не слишком длинным, мы видим сегодня человека вполне сознающего свои права, готового отстаивать собственное достоинство и даже произносить такие вот пламенные речи (цитата по cherinfo.ru):

«Хочу у всех спросить: вы работаете бесплатно?! Все работают за деньги. Почему мы, рабочие, должны работать бесплатно? Нам что, за жилье не нужно платить, налоги? Наша зарплата уже 10–15 лет не повышается. А людям нужно ипотеки платить, куда же деваться? Я работу выполнял, а когда не заплатили, вынужден был нарушить закон. Перед тем как это сделать, я обращался в трудовую инспекцию, в суд, в прокуратуру... Помогли? — Нет! Просто нашли причину, по которой можно отказать. Меня в 2003 году государство отправило на Северный Кавказ. Меня отправляли со словами: „Родина вас не забудет“. Позднее я обратился к Родине, и что? Теперь меня осуждают. Десятки людей, кому не была выплачена зарплата, просто выкинуты на улицу. А люди в лице Игоря Викторовича (Лапика. — СамолётЪ) говорят, что они здесь ни при чем! Сейчас они белые и пушистые, обманывают людей и государство! Они приехали из разных областей и обманывают череповчан. Безвыходная ситуация у работяг! Теперь он нанял адвоката, а на какие деньги?! На те, что не заплатил нам и в виде налога государству»...

Безо всякой иронии — человеку, который способен так учиться и меняться, можно лишь посоветовать попробовать себя в политике или профсоюзном движении. И там, и там сегодня серьёзный дефицит настоящих харизматиков.

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.