«Вы звери, господа!» В Архангельске две зоозащитницы, стремясь спасти собаку, дошли до суда

На добрую историю собаки Даны смотришь иначе, когда узнаешь, что за её кулисами разворачиваются масштабные интернет-войны. Тем более, что история так или иначе затронула и Вологду.

Фото: kingniknik.ru

Накануне Рождества в Архангельском селе Бакарица поезд сбил собаку. Она бы несомненно погибла, если бы не Надежда Устюжина, которая помогает животным в сложной ситуации. Она живет неподалеку от места, где уже сутки лежало в сугробе несчастное животное. Надежда, узнав о собаке, кинулась на помощь. Окровавленную собаку она со своим помощником на двух фуфайках дотащила до машины и отвезла в клинику, где ветеринар сообщил диагноз — сложный перелом позвоночника. Врачи предложили усыпить животное.

«Я была против усыпления и разместила в соцсети пост, что нужен куратор для этой собаки, — рассказывает Надежда. — Знаю, что это такое: сбор денег и постоянные отчеты, поэтому не хотела брать на себя такую ответственность. Но пока куратора не было, я попросила помощи в народе, чтобы оплатить собаке ближайшие обследования. Куратора в итоге так и не нашли, сбор пошел на меня».

Люди быстро отозвались на беду, и за два дня Надежда собрала около 100 тысяч рублей. В Архангельске ветеринары собаку вылечить не могли, ближайшая помощь была найдена в Вологде. Там обещали сделать МРТ и операцию.

Сопровождать собаку вызвалась другая участница будущего конфликта — Анна Каракчеева. Сначала она перевела деньги Надежде, а потом предложила отвезти собаку на лечение в Вологду.

«Мне в буквальном смысле пришлось тогда отвоевать собаку у кураторов, — рассказывает Анна Каракчеева. — Я вызвалась отвезти Дану в Вологду, чтобы там ей сделали МРТ и операцию. Бросила все дела, и 15 часов мы ехали в клинику. Ночью я вела машину и всю дорогу не могла сдержать слез — в таком Дана была в ужасном состоянии, и так мне хотелось ей помочь. Со мной поехала одна из кураторов Ирина. В ветклинике она мне сказала, что собака — не жилец — слишком серьезные травмы. Выяснилось, что Дана не записана ни на МРТ, ни на операцию».

Ветеринары предупредили, что позвоночник у собаки был перетерт и должно произойти чудо, чтобы она встала на ноги.

Анна решила бороться за жизнь собаки и сумела настоять на операции, после которой собаку отвезли в Архангельск. Дальше животное лечили в нескольких ветклиниках, а затем Анна сняла для нее квартиру.

Но уже сегодня, спустя месяц, по словам Анны, собака встает и даже ходит. Состояние её улучшается, чего не скажешь про отношения между теми, кто в самом начале истории взялся ее спасать. Кураторы, как говорит Анна, не позволяли ей навещать собаку, которая лежала в ветклинике.

«Меня просто не пускали к ней. И тогда я решила написать заявление в полицию, рассказывает Анна. — В итоге Надежда отказалась от Даны, хотя я на тот момент даже не планировала брать ее к себе. Собака была в ужасном состоянии — она тогда выла от боли. Мне было очень страшно — что с ней делать? Но лучше пусть будет со мной, чем на передержках. Я открыла группу помощи, дала ей имя Дана, богом данная, и люди меня поддержали. Стала заниматься сборами. Мне хотелось вести дела открыто. Ведь я знаю, что для кого-то такие собаки — повод обогащения. И как раз я не видела таких подробных отчетов, когда кураторы собирали средства на Дану — я все еще не могу добиться от них скринов Сбербанка, потому что неизвестно, сколько было денег до того, как Дану передали мне. Может, больше ста тысяч? Некоторые люди, которые постоянно занимаются спасением животных, специально берут тяжелых, чтобы на жалости собирать большие деньги, а потом бросают их в гараже и собаки умирают».

По словам Надежды Устюжиной, они Дану не хотели отдавать не только Анне, а вообще никому — чтобы собака после операции была в клинике под присмотром ветеринаров, а не на руках у кого угодно.

«Мы объяснили, что не принципиально Анне не даем собаку, что животному пока рано домой, — говорит Надежда. — После операции, сами понимаете, какой нужен уход. Мы хотели позаботиться о собаке, а иначе — зачем мне было встревать в это всё? Зачем организовывать поездку в Вологду, чтобы там усыпить животное? Его и тут можно усыпить. У нас была цель — спасти. Но Анна вызвала милицию в клинику, называла нас мошенниками. Просила скрины всех зачислений. Хотя я и без того подробно вела отчеты — за каждую пеленку! Просто не всегда могу в силу занятости отчитываться в интернете сразу после перевода средств. Эти скандалы сильно подорвали доверие людей к нам. И теперь помогать уличным животным стало еще сложнее».

После возвращения из Вологды, когда пошли первые конфликты, за собакой ухаживала руководитель частного приюта Елена Зубова. Но сбор средств продолжала Надежда. Посоветовавшись, Надежда и Елена решили отдать собаку Анне.

«Чтоб не было путаницы, — говорит Надежда. — Лена Зубова никак не касалась средств, а её ни за что обвиняли публично в мошенничестве. Анна писала публично, что мы ездим по городу и выискиваем покалеченных животных, чтобы потом на них наживаться. Да нам заняться больше нечем?! Дай бог, чтоб „хвостики“ все были под присмотром и не получали травмы».

Из-за конфликта в соцсетях Елена Зубова волнуется за свою репутацию и будущее приюта для брошенных животных, который держится на добровольной помощи людей.

«Мне кажется, это идет личная травля меня. И все это отображается на сборах, а мне приют содержать...» — говорит Елена.

Елена Зубова все еще следит за судьбой собаки и признает, что Дана выглядит бодрее. Все единодушно желают Дане выздоровления, но между собой продолжают ругаться.

«Обидно, что я искренне прониклась историей пострадавшей собаки, решила помочь, а в итоге на меня вылилось столько грязи» — жалуется Надежда.

«Я написала два заявления в полицию, — говорит Анна, — одно из-за их оскорбляющих комментариев в сети, второе — по вопросу мошенничества. Пока что пришел ответ из УМВД, что по второй ситуации не выявлено событие преступления, но я считаю это отпиской и буду дальше разбираться».

Анна сняла для собаки квартиру, занялась сбором средств, лечит животное в клиниках и ухаживает за «пациенткой».

Сегодня делать добрые дела, по-видимому, становится модным трендом. И не разберешь теперь: делают это люди от всей души или корысти ради. Казалось бы: хочешь помочь — помогай молча! Ан нет! Некоторым нужно, чтоб о них и об их доброте знал весь город.

Любители животных, как и нелюбители, в соцсетях готовы меж собой «биться насмерть», отстаивая «свою» правду.

СамолётЪ делал публикацию около месяца назад, которая также вызвала жаркие споры в нашей группе ВКонтакте. Кто-то защищал право домашних любимцев на жизнь, но нашлись и те, кто, не скрывая, заявил о своей ненависти ко всем: и к собакам, и к их хозяевам.

Кто прав? Вопрос риторический. Одно остается, наверное, бесспорным: любовь к ближнему своему — это не только любовь к собакам и кошкам, но в первую очередь, к тем, кто живет рядом, к людям. Любовь и понимание.

Настасья Немудрая
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.