«Польза» господина Гуслинского

Осуждённый экс-замгубернатора выполнил обещание, данное Олегу Кувшинникову в 2016 году.

Фото: газета «Красный север»

Накануне бывший заместитель главы региона, признанный виновным в получении особо крупной взятки, был приговорён вологодским судом к 8 годам лишения свободы и многомиллионному штрафу.

История вопроса

Весной 2016 года заместитель губернатора Николай Гуслинский, курировавший в правительстве региона сельское хозяйство и лесной комплекс, неожиданно подал в отставку. Ни о каком уголовном деле тогда речь не шла, во всяком случае, публично.

Арестован Гуслинский будет лишь через год, весной 2017-го. А тогда на прощальном совещании в областном правительстве между ним и губернатором Олегом Кувшинниковым состоялся диалог, который (точно по пресс-релизу) процитировали все СМИ. Вот он:

«Нам удалось серьезно увеличить практически все показатели в отраслях сельского хозяйства. Благодаря положительной динамике, сегодня регион находится в середине списка субъектов Российской Федерации. Хорошую динамику демонстрирует и сфера лесного комплекса. Однако, уважаемый Олег Александрович, я принял решение покинуть пост заместителя губернатора Вологодской области. Надеюсь и дальше приносить пользу региону, но в другом качестве».

«Это ваш выбор. Я его поддерживаю», — прокомментировал заявление Николая Гуслинского Олег Кувшинников.

Кто он?

Николай Евгеньевич Гуслинский всегда был «человеком губернатора» — череповчанин, бывший сотрудник органов внутренних дел, бывший работник «Северстали», бывший чиновник череповецкой мэрии, в которой он работал под началом мэра Кувшинникова.

Сегодня, пожалуй, можно говорить о том, что слова, сказанные Гуслинским при прощании с губернатором, оказались пророческими: он дал обещание принести пользу и, похоже, сдержал его: в качестве подсудимого-заключённого, знаковой фигуры, выполняющей сразу несколько важных «пиар-функций». Это одновременно и демонстрация результативности борьбы с коррупцией в регионе (для Вологды посадить Гуслинского всё равно что для Москвы — Мутко или, не дай бог, Шувалова), и отвлечение общественного внимания от системных проблем, составляющих питательную среду коррупции как явления, характерного для всей отечественной «вертикали власти».

Её проявления периодически всплывают на поверхности информационного поля, но либо сразу же купируются «кураторами», либо игнорируются самими медиа из-за невысокого ранга фигурантов, особенно, когда они переходят на другие должности, или вовсе уезжают в другие регионы.

Так что, если не произойдёт чего-то чрезвычайного, посадки Гуслинского, думаем, может «хватить» минимум на год — до губернаторских выборов, чтобы продемонстрировать избирателю эффективность действующей власти. Точно также, как «хватило» действующему президенту посадки нескольких глав регионов и милицейских начальников до его собственных выборов.

Борьба с коррупцией

Она — постоянно буксует, лишь периодически и для «стравливания пара» выбрасывая из-под ковра очередного «бульдога» — на растерзание толпе и следственному комитету. Отчасти потому, что реальные механизмы борьбы с коррупцией — в руках тех, кто часто от коррупции же и кормится. Отчасти — из-за нашего смирения и из-за того, что коррупция даже рядовому гражданину, даже жертве коррупции, создает массу своеобразных удобств.

Конечно, как написал недавно один коллега, страшно жить, понимая, что любое здание может рухнуть тебе на голову, потому что застройщик подкупил контролера-чиновника, а подрядчик заменил цемент песком. Но ведь и в бумажный ад бюрократических процедур погружаться тоже страшно. Неизвестно даже, что при наших привычках страшней. Тем более, что это иллюзия выбора — бумажный ад ведь не для соблюдения процедуры придуман, а чаще всего для вымогательства.

В начале ноября в Череповце было возбуждено уголовное дело в отношении начальника отдела ГИБДД в Череповце Александра Андреева, который в течение семи лет «дружил» с предпринимателем, занимавшимся перевозками. Читаешь трогательное описание фактов этих высоких отношений и невольно думаешь: не это ли желаемый симбиоз, сотрудничества власти и бизнеса, к которому нас призывают с разных трибун? И многим ли такое «сотрудничество» отличается от того, что происходит в других отраслях, когда бизнес добровольно или по просьбе «идёт навстречу» чиновнику? Причём взаимная выгода сторон может быть не только в денежном виде: получение любых преимуществ тоже считается.

И, кстати, не только у чиновников, но и у депутатов, у которых тоже, думаем, велик соблазн использования своего служебного положения для личной выгоды. И не все, мягко говоря, способны с ним совладать. Один народный избранник, например, нанимает в помощники самого близкого родственника. Другая — всячески поддерживает финансирование реновации школ в регионе и при этом владеет строительной компанией, которая один за другим получает контракты на реконструкцию и ремонт в этом регионе школ за бюджетный счёт...

В этом году общественная организация «Трансперенси Интернешнл — Р» проанализировала деятельность десяти региональных органов законодательной власти (а это более 500 человек) и обнаружила 63 случая с признаками конфликта интересов.

Прокуратуры соответствующих регионов только в шести случаях подтвердили наличие признаков конфликта интересов. А, например, в Татарстане ни в одном из 26 прокуратура не нашла ни единого признака конфликта интересов.

Способная ли такая система к антикоррупционному «самолечению»? Пожалуй, вопрос риторический...

Юрий Антушевич
СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.