Датчик. Смерть у камина: короля Испании убил этикет

В 1621 году умер король Испании Филипп III. Он обгорел, заснув у камина.

Фото: kemclub.ru

43-летний король, в чьё правление дворовый этикет был доведён до немыслимого совершенства, обгорел у камина, потому что придворные не могли отыскать того единственного гранда, который имел право подвигать кресло короля.

А потушить огонь самому королю не позволяло его высокое положение.

По сохранившимся воспоминаниям современников, при небольшом росте Филипп был хорошо сложён и имел приятное розовое лицо. В официальной обстановке он умел напускать на себя важность, но вообще держался весело и непритязательно. Он был кроток, добросердечен и до крайности благочестив. Юность его прошла в послушании и не очень полезных занятиях. От нездоровой кормилицы Филипп получил недомогание, от которого никогда не мог вполне освободиться. Только на 14-м году у него сменились молочные зубы — так медленно развивались его силы.

За все время обучения его наставник Лоаиза успел преподать наследнику одну лишь грамматику и немногое из трудов святого Фомы Аквинского.

Но более всего учителя внушали ему необходимость строжайшего повиновения отцу, и никогда никакой сын не был более послушен, чем Филипп. В итоге старый король Филипп II стал ощущать от этого даже некоторую тревогу. Он не испытывал по отношению к своему сыну никаких иллюзий и говорил: «У инфанта вовсе нет способностей к государственному правлению, он только слабое подобие короля, он годен не столько для того, чтобы управлять другими, сколько для того, чтобы другие управляли им».

Фото: stankobiznes.ru

Даже когда отец показал сыну портреты трех принцесс, из которых Филиппу предстояло выбрать жену, он не смог добиться от него определенного ответа — принц предоставил право выбора самому королю.

После смерти отца Филипп в первый же день своего правления передал всю власть в руки любимца, герцога Лермы, издав при этом повеление, что «подпись Лермы равносильна собственноручной подписи короля».

По воспоминаниям современников, всю свою жизнь он был «король только с виду». К несчастью для Испании, при нем не оказалось своего Ришелье. Герцог Лерма был так же безволен и бессилен, как и его господин, и думал только о собственном обогащении. Ничего не было сделано для улучшения финансов и повышения благосостояния народа. «Во всем, что видно и слышно, — писал кардинал Толедский, — обнаруживаются явные признаки упадка».

Король еще более усугубил этот процесс, изгнав в 1609 и 1610 гг. из Испании около полумиллиона морисков (крещеных мавров), считавшихся в то время лучшими земледельцами и ремесленниками. Он лишил страну трудолюбивого и зажиточного населения мавританского происхождения, католическая правоверность которого была поставлена под подозрение.

Изгнанию предшествовал королевский меморандум 1600 года о предпочтении чистоты крови перед благородством происхождения. Позже, в 1619 году, из страны были изгнаны цыгане. Особенно заметные бреши возникли в экономике Валенсии и Арагона.

Передав государственные дела в чужие руки, Филипп проводил всё время в праздности. Филипп полностью отдался приятному времяпрепровождению. В удовольствиях его, впрочем, не было ничего буйного или развратного. Проживая за городом, он с увлечением занимался охотой, а находясь в Мадриде, любил играть в мяч, кости и посещал комедию. Но во все эти занятия он никогда не вносил страсти или душевного жара, он занимался ими просто потому, что чем-то надо было заниматься.

Король не уклонялся от обязанности давать аудиенции, но к вопросам, которые ему предлагались, и вообще к делам не проявлял никакого интереса.

Единственное, к чему он испытывал искреннее влечение, были дела веры. Каждое утро он слушал обедню, а по вечерам до девяти раз произносил вслух молитву. Он жил среди святых мощей, потому что, по словам одного современника, «не был в состоянии уходить из монастырей и лишать себя удовольствия слушать разговоры монахов». Благодаря своей набожности Филипп прослыл чуть ли не святым.

В целом внешняя политика правления Филиппа III была успешнее внутренней. Уже к концу XVI века стало очевидно, что страна не в состоянии больше выдерживать прежнюю внешнеполитическую активность, и правительство Лермы пошло на мирные переговоры с главными противниками Испании в предшествующее царствование: Англией, Францией и Нидерландами.

Огромный государственный долг (более 140 млн дукатов), унаследованный Филиппом от отца, постепенно возрастал, между тем как источники доходов все более иссякали, народ беднел вследствие дурной администрации и вымогательств фискальных чиновников, а двор утопал в безумной роскоши.

Фото: myhistori.ru

В 1618 году герцог Лерма был отправлен в отставку. Филипп отобрал у него все полномочия и заявил, что отныне будет править лично. Однако никаких серьёзных санкций против бывшего «валидо» не последовало. Сын опального Лермы, герцог Уседа, сохранил влияние в новом правительстве, хоть и не имел столь широких полномочий, как его отец.

К концу правления Филиппа III Испания все еще сохраняла и все свои огромные владения в Старом и Новом Свете, и имперские амбиции. Однако экономические фундаменты пока ещё величественного здания были уже непоправимо разрушены.

Умер король нелепо. В известных мемуарах маршала Бассомпьера есть анекдот о том, что Филипп сидел слишком близко к камину, нарядные кружева на его камзоле вспыхнули. Но никто из придворных и слуг не сумел ему помочь, потому что по этикету они не имели права это делать... А, может, просто не захотели?

СамолётЪ

Поделиться
Отправить

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.